WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 47 |

Коммуна "Болшево" может считатьсяобразцовьм примером воспитания молодых преступников, базирующегося на принципесамоуправления и неавторитарного изменения структуры характера. К сожалению,такие коммуны остались отдельными, изолированными друг от друга учреждениями, ив последующие годы этот принцип по непонятным причинам больше не применялся.Доказательством тому служат отчеты за 1935 г. (Не следует забывать, чтомероприятия, проводившиеся в 1935 г., осуществлялись уже в такой обстановке,когда всеобщее попятное движение к авторитарным методам руководства обществомстановилось все более заметным.)

Молодежь в поисках "новых форм жизни"

В то время когда благодаря нэпу былавосстановлена экономика, выдающуюся роль играло создание частных коммун. Вколлективных общежитиях молодые люди должны были осуществлять коммунистическуюформу общественной жизни. Как свидетельствует Менерт, эти стремления с течениемвремени снова отошли на задний план.

"Наступило отрезвление, — писал он в 1932 г. — стали открыто признавать, чтомало смысла в том, чтобы уже теперь, когда вся страна переживает процессликвидации нэпа и находится в самом начале построения социализма, предвосхищатьна маленьких островках его высшую стадию — коммунизм. Несмотря на большоервение, с которым осуществлялось создание коммун, процесс этот был, скорее,делом, порожденным трудной ситуацией. Сегодня в создании коммун больше ненуждаются". Но эту информацию Менерта все-таки нельзя счестьудовлетворительной. Может быть, попытки создания молодежных коммун,предпринятые в середине 20-х гг., оказались преждевременными Но почему они неудались

Общественное развитие в Советском Союзе досих пор характеризуется тяжелой борьбой новых форм жизни против старых. Исходэтой борьбы определит судьбу русской революции. Вопрос о молодежных коммунахпредставляет собой лишь часть общей проблемы. Мы не можем согласиться с тем,что их создание было лишь "делом, порожденным трудной ситуацией".Представляется более вероятным, что этот в высшей степени серьезный изначительный шаг молодежи завершился неудачей, прежде всего, из-за столкновенияс непонятными трудностями. Очевидно, новое не смогло возобладать из-за того,что оно было заглушено старым. Тем не менее, в Советском Союзе уже говорят об"осуществленном социализме"24. Познакомимся с приведеннымМенертом отчетом из дневника одной коммуны.

Это было зимой 1924 г. В Советском Союзе,прежде всего в крупных городах, в том числе и в Москве, властвовала самаяжестокая нужда. Общий голод, совместно переносимые лишения, общая нехваткажилья сблизили людей. Чувство сплоченности, выраставшее из этих общихпереживаний, стало столь сильным, что иные друзья, которым оставалось совсемнемного до окончания школы, оказались не в состоянии расстаться друг с другом.У них еще не было ясного представления о планах на будущее, но возвращение вобычные индивидуальные семьи после нескольких лет коллективного товарищескогосотрудничества казалось невозможным. Так появилась идея остаться вместе большойсемьей и в будущем, то есть идея создания коммуны. Желающих вступить в коммунубыло очень много, но строг был и отбор. Будущие участники оказались достаточноумными, считая такой отбор необходимым. Отвергнутые пролили немалослез.

После длительных безуспешных поисков жильяна втором этаже одного старого московского дома освободилось несколько комнат вбывшей пивной. На первом этаже находилась китайская прачечная, пар из которойчерез трещины в стенах и потолке поднимался наверх. Легче дышалось только сдвух до шести часов ночи, когда работа прекращалась. Но воодушевлял сам факт,что над головой была крыша.

Вселение состоялось в апреле 1925 г.Квартира состояла из двух спален, одной жилой комнаты, которую называли клубом,и кухни. Мебелью служили нары, два стола и две скамьи. Десять человек, пятеродевушек и пятеро юношей, хотели создать новую жизнь.

Сначала планировалось делать всю работу подому своими руками. Но уже вскоре коммунары оказались так перегружены задачами,которые надо было выполнять вне дома, что, когда прошло первое воодушевление,они стали с прохладцей относиться к домашним делам. Воцарилась неряшливость.Прошло несколько месяцев, и в дневнике коммуны появились такиезаписи:

"28 октября. Дежурный по комнате проспал.Завтрака не было. Помещение коммуны оказалось не убрано. После ужина посуда невымыта (кстати, не было воды).

29 октября. Опять без завтрака. Ужина тоженет. Посуда все еще не вымыта. Ни столовая, ни туалет не убраны (да и вообщетуалет почти никогда не убирается). Везде толстый слой пыли. Когда мы ложилисьспать, дверь оставалась незапертой. В двух комнатах остался свет. (Обычноеявление.) Вопреки всем правилам наш фотолюбитель принялся в два часа ночипроявлять снимки.

30 октября. Мы начали уборку. Всеразбросано по полу, на подоконниках, на стульях, на кроватях и под ними.Газеты, чернильницы, письма, ручки раскиданы по всему клубу. На столе хаос. Вкухне все еще стоит невымытая посуда, чистой больше нет. Кухонный столзаставлен до предела. Водосток забит грязным жиром. Столовая превратилась в ад.Коммунары спокойны, апатичны, а некоторые даже довольны. Построим ли мы такновую жизнь"

Несколько дней спустя принимается решениенанять экономку. Но разве это не чистой воды эксплуатация После обстоятельногосовещания принимается решение: "Любой человек вынужден постоянно пользоватьсяплатными услугами других; он сдает белье в прачечную, приглашает уборщицу,чтобы она вымыла пол, заказывает рубашку у портнихи. Наем экономки является, впринципе, тем же самым, разве что в этом случае все названные работывыполняются одним лицом". Так в коммуну пришла экономка Акулина, а с нейвоцарились определенные чистота и порядок.

Несмотря на это, к исходу первого годадневник коммуны фиксирует мрачную картину. Взаимоотношения между коммунарамибезотрадны: "Давление тяжелой обстановки вызвало нервозность ираздражительность". Последовало четыре выхода из коммуны. Одна девушка ушла,заявив, что в коммуне она подрывает здоровье, другая мотивировала свой уходвредным характером одного из юношей, третья вышла замуж и переехала к мужу.Четвертым был парень, который утаил от товарищей по коммуне часть своегозаработка — 160рублей. В наказание за это его исключили. В результате остались только дведевушки и четверо юношей. Это была низшая точка самого серьезного кризиса. Снаступлением лета снова началось движение по восходящей. Скоро коммунанасчитывала одиннадцать участников, почти все они были студентами. В концеконцов из первых десяти основателей коммуны осталось только четверо. Всекоммунары (пять девушек и шесть юношей) были ровесниками — в возрасте 22 — 23 лет.

С организационной точки зрения, длякоммуны было характерно восприятие государственно-формальных механизмоврегулирования —"комиссий". Каждый вопрос, даже самый незначительный, обсуждался на общемсобрании членов коммуны. Отдельным "комиссиям" надлежало заботиться о различныхсторонах жизни. Перед финансовой комиссией стояла трудная задача поддерживатьравновесие между доходами и расходами, хозяйственная комиссия отвечала запродовольствие и другие покупки, а также за соблюдение порядка в доме.Учебно-политическая комиссия занималась вопросами, связанными с учебойкоммунаров, заботилась о пополнении библиотеки и приобретении газет, а такжеподдерживала связь между коммуной и молодежными организациями, прежде всегокомсомолом. В ведении вещевой комиссии находилось приобретение одежды, белья иобуви, а санитарная комиссия заботилась о здоровье коммунаров и обеспечивала ихмылом и зубным порошком.

Но по мере того как члены коммуныпреодолели первые трудности устройства своего чисто материального бытия иначала заявлять о себе так называемая частная жизнь, начались проблемыморального характера.

Среди трудностей, обременявших жизнькоммуны, можно различать непосредственные последствия материальной нужды ивыражение сексуального страха, обусловленного структурой личности. Со стороныскладывалось впечатление, что "эгоизм", "индивидуализм" и "мещанские привычки"вредили коллективистскому духу коммуны. Предпринимались попытки выкорчевать этистарые "плохие свойства" с помощью ужесточения дисциплины и моральныхтребований. В противовес "эгоистическим склонностям" устанавливался некийидеал, моральный принцип "коллективной жизни". Следовательно, с помощьюморально-этических, даже авторитарных мер пытались создать организацию,принципами которой должны были быть самоуправление и добровольная внутренняядисциплина. Откуда проистекал этот недостаток внутренней дисциплины Могла ликоммуна в долговременной перспективе выдержать противоречие между принципомсамоуправления и насаждением авторитарной дисциплины

Самоуправление коммуны предполагаетпсихическое здоровье, требующее, в свою очередь, обеспечения всех внутренних ивнешних условий для любовной жизни, приносящей удовлетворение. Противоречиемежду самоуправлением и насаждением авторитарной дисциплины коренилось впротиворечии между стремлением к коллективной жизни и психической структуройкоммунаров, непригодной для нее. Молодые людиоказывались несостоятельными при урегулировании сексуальных отношений внутрикоммуны. Коллектив должен был стать новой родиной длямолодежи, которой опостылел родительский дом, но в сознании этой молодежиуживались одновременно страх перед семьей и тоска по ней.

Проблемы с колкой дров и выполнениеммелких повседневных обязанностей стали неразрешимыми только из-за запутанностисексуальных отношений. Поначалу коммунары выдвигали вполне верные требования.Отношения должны были быть "товарищескими". Но никогда так и не стало ясным,что значит "товарищеские". Правильно подчеркивалось, что коммуна — не монастырь, а коммунары— не аскеты. В уставекоммуны было даже дословно записано:

"Мы считаем, что ограничение половыхотношений (любви) не должно иметь места. Половые отношения должны бытьоткрытыми, и мы должны воспринимать их серьезно и сознательно. Следствиемнетоварищеских отношений являются стремление уединиться в темном углу, флирт итому подобные нежелательные явления".

В этих немногих словах видно, чтокоммунары инстинктивно правильно поняли принцип сексуальной экономики:несвобода половых отношений ведет к "занятиям любовью" на черной лестнице. Былили коммунары так воспитаны, сознавали ли они настолько свою сексуальность, былили они настолько здоровы, чтобы последовать этому правильному, с точки зрениясексуальной экономики, коллективистскому принципу Нет, они не былитаковы.

Уже вскоре оказалось, что с помощьютребований и слов нельзя решить проблемы перестройки психической структуры. Каквыяснилось, желание юноши и девушки уединиться, без помех предаться любвиотнюдь не является следствием нетоварищеских отношений. Тотчас же дала о себезнать проблема жизни молодежи всех социальных слоев любой страны: отсутствие собственного жилья. Каждаякомната была полна народа. Где же могла беспрепятственно развиваться любовнаяжизнь При основании коммуны никто не подумал о множестве задач, которыевозникнут из одного лишь факта совместного пребывания лиц обоего пола. Такдиктовала действительность, сама жизнь, и с ней невозможно было что-либоподелать ни приказом, ни дисциплиной. Позже "конституция" коммуны получиладополнение, направленное на то, чтобы одним ударом покончить с проблемой. Оногласило: "В первые годы существования коммуны половыеотношения между коммунарами нежелательны!"

В протоколе сказано, что это решениесмогло продержаться два года. После всего того, что нам известно о юношескойсексуальности, мы считаем это совершенно нереальным. Нет сомнения, что половыеотношения продолжались втайне, будучи недоступными для глаз "комиссии". Такчасть реакционного мира сумела вторгнуться в новый. Был нарушен первыйправильный принцип коммуны — быть открытым и откровенным в половых отношениях.

Неразрешимое противоречие между семьей и коммуной

Трудности жизни в коммуне заключались нетолько в решении вопроса о том, кому надлежало гладить и чинить одежду— одним ли девушкамили и юношам тоже. Главное, что создавало трудности, — это вопросы сексуальногососуществования. Доказательством сказанному служит отчасти революционный, аотчасти проникнутый судорожным страхом характер попыток коммунаров справиться споловой проблемой. Под конец тяжелого конфликта был сформулирован результат:семья и коммуна —несовместимые организации.

В начале 1928 г. эта трудность проявиласьсамым острым образом. Как показывает протокол, 12 января на собрании, котороесозвал Владимир, велись следующие дебаты:

Владимир: "Яженюсь. Катя и я решили пожениться. Мы хотим жить обязательно вместе, причем вкоммуне, так как мы не можем и представить себе жизнь вне коммуны".

Катя: "Я подалазаявление о приеме в коммуну".

Семен: "Какхочет быть принятой Катя, как жена Владимира или просто как Катя От этогозависит наше решение".

Катя: "Я ужедавно собиралась подать заявление о приеме в коммуну, я знаю коммуну и хочустать ее членом".

Сергей: "Я заприем. Если бы Катя подала заявление независимо от брака с Владимиром, то я бывсерьез поразмыслил над этим делом. Но в данном случае речь идет не только оКате, но и об одном из наших коммунаров. Мы не должны забыватьэто".

Леля: "Я противтого, чтобы в коммуну принимали любого супруга. Сначала надо взвесить, насколько вновь возникающая таким образомсемья подходит для коммуны (!). Правда, я считаю Катюподходящей для такого эксперимента; так как она, по сути своей, подготовлена кжизни в коммуне".

Миша: "Сейчас наша коммуна переживаеткризис. Брак означал бы формирование группы в коммуне и еще больший ущерб ееединству; поэтому я против приема Кати".

Леля: "Если мыне примем Катю, мы потеряем Владимира. Мы и сейчас его почти потеряли— он едва бываетдома. Я голосую за прием".

Катя: "Я прошурассмотреть мое дело без "смягчающих обстоятельств", я хочу стать полноправнымчленом коммуны, а не просто женой одного из коммунаров".

Решение: Катяпринимается в коммуну.

В спальне девушек поставили еще однукойку. Ни в протоколах коммуны, ни в сообщении Менерта нет конкретнойинформации о том, как же осуществлялись половые контакты между молодымикоммунарами. Хотя проблема брака одного из коммунаров и была, в принципе,решена положительно, трудности начались только вслед за этим. После длительныхдебатов пришли к выводу о том, что коммунарам нежелательно иметь детей из-занехватки места и тяжелого материального положения коммуны. Присутствие детейлишило бы студентов всякой возможности спокойно работать дома. В протоколечитаем:

"Брак в коммуне возможен и разрешен. Ввидутрудной жилищной ситуации он должен оставаться без последствий. К аборту прибегать нельзя".

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.