WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 47 |

Немецкое издательство "Ферлаг фюрзексуальпопитик" ("Издательство сексуально-политической литературы".— Прим. пер.) издало в 1932 г. приучастии различных молодежных организаций написанную мной книгу "Борьба молодежиза свои сексуальные интересы", чтобы показать мои взгляды и результатыпрактической деятельности в этой области. В работе среди молодежи мы ссылалисьна свободу в сексуальной сфере, предоставленную в Советском Союзе молодым, чтои нашло отражение в моей книге. Коммунистическая партия Германии в 1932 г.запретила распространение книги, а годом позже и нацисты внесли ее в списокзапрещенных. А теперь мы слышим, что молодежь Советского Союза ведет тяжелуюборьбу против старых врачей и некоторых высокопоставленных чиновников, которыевновь и вновь возвращаются к старой теории аскетизма. Мы не можем большессылаться на сексуальную свободу советской молодежи и видим смятение, котороеохватило западноевропейскую молодежь, не понимающую, что происходит вСССР.

Мы читаем и слышим, что в Советском Союзеснова превозносится и "укрепляется" принудительная семья. Как стало известно вовремя написания этих строк, планируется отмена брачного законодательства,принятого в 1918 г. В борьбе против законов, являющихся юридической базойпринудительного брака, мы всегда успешно опирались на советское брачноезаконодательство. Мы могли видеть подтверждение слов Маркса о том, чтосоциальная революция "отменяет принудительную семью", и нам приходилось веститрудную работу, чтобы объяснить людям, связанным семьей, необходимость иполезность этого процесса. Сегодня торжествует реакционная политика в областисемьи. Нам говорят: "Смотрите, с вашими теориями дело дрянь. Даже СоветскийСоюз отказывается от лжеучения о разрушении авторитарной семьи. Принудительнаясемья была и остается основой общества и государства".

Мы читаем и слышим, что в связи с решениемвопроса о беспризорности на родителей вновь возлагается ответственность завоспитание детей. В своей педагогической и культурной работе мы исходили изтого факта, что в Советском Союзе власть над детьми была отобрана у родителей,а заботу об их воспитании передали всему обществу. Коллективизация воспитаниядетей была для нас, несомненно, одним из основных процессов развитиясоциалистического общества. Каждый прогрессивно настроенный рабочий, любаямать, наделенная ясным умом, признавали и одобряли это направление развитияобщественной жизни в Советском Союзе. Ведя работу среди масс, мы боролисьпротив собственнического инстинкта и злоупотребления властью со стороны матерейпо отношению к детям, применяли все наши знания, чтобы показать матерям, чтодетей у них не "отнимают", но что общественное воспитание детей должно снять сних тяготы и заботы. Мы добились успеха. Теперь же реакционно настроенныепедагоги могут сказать: "Смотрите, даже в Советском Союзе покончили сглупостями, восстановив естественное право и вечную власть родителей наддетьми".

Я рекомендую читателю достать русскую книгуЕсипова-Гончарова "Я хотел бы быть как Сталин" ("I want to be like Stalin",1947 г.). Эта книга была издана русским комиссариатом воспитания (Наркомпросом.— Прим. пер.), то есть официально. Она представляет собой самоегнусное изо всех тех злоупотреблений детским характером в соответствии с целямивласть предержащих, которые встречались мне за 30 лет работыпсихиатра.

В советских школах давно отказались отДалтон-плана. Методы обучения приобретают все более авторитарный характер. Мыдавно уже не можем опираться на советский опыт в борьбе, которую ведем в сферепедагогики за самоуправление детей и уничтожение авторитарной формышколы.

Борясь за рациональное половое просвещениедетей и юношества, мы всегда ссылались на успехи Советского Союза в этой сфере.Но вот уже который год мы ничего не слышим о каких-либо новых достижениях,кроме того разве, что идеология аскетизма принимает все более жесткиеформы.

Следовательно, нам приходитсяконстатировать торможение сексуальнойреволюции, более того, возвращение вспять к формам регулирования любовной жизни, основывающимся на авторитарной морали.

Мы узнаем из самых различных источников,что в Советском Союзе сексуальная реакция постоянно берет верх, а прогрессивныекруги не в состоянии объяснить эти процессы, пытаются обрести ясность и ненаходят ее, оказываясь поэтому бессильными перед злоупотреблениями властью состороны реакции. Замешательство как в Советском Союзе, так и вне его ставит,таким образом, на повестку дня вопрос о советской сексуальной политике. Чтослучилось Почему сексуальная реакция берет верх Из-за чего потерпела крахсексуальная революция Что следует делать Это вопросы, которые сегодня должныинтересовать каждого воспитателя, любого, кто занимается социальным попечением,и каждого теоретика или практика экономической политики.

Аргумент, в соответствии с которымполитическая реакция может помешать открытому обсуждению этого вопроса,несостоятелен. Во-первых, политическая реакция никогда не сможет встать наточку зрения научной сексуальной политики, чтобы выступить против нынешних мер, принимаемых вСоветском Союзе. Напротив, она торжествует, наблюдая за этими мерами.Во-вторых, прояснение данного вопроса в европейском и американском рабочемдвижении важнее оглядки на возможный престиж. Замешательство вредит. Во Франции"Юманите" уже провозгласила борьбу за спасение "расы" и "французской семьи".Реакционные меры, принимаемые в Советском Союзе, сегодня известны каждому и ихнельзя отрицать.

Регресс в сексуальной сфере, наблюдаемый вСоветском Союзе, связан с обидами вопросами революционного культурногоразвития. Мы знаем, что направление движения к самоуправлению в общественнойжизни отступили в пользу авторитарного руководства обществом. Регресс,проявляющийся в сексуальной сфере, наиболее четко и яснее всего осознаетсяименно здесь, так как сексуальный процесс в обществе всегда был ядром процессовего культурного развития. Мы видим это на примере политики фашизма по отношениюк семье столь же ясно, как и в истории первобытного общества при переходе отматриархата к патриархату. В первые годы существования коммунистическогогосударства коренному изменению экономических отношений сопутствовала революцияв сексуальной жизни. Эта сексуальная революция была объективным выражениемреволюционного преобразования культуры. Без понимания сексуального процесса вСоветском Союзе нельзя понять и происходящий там процесс культурногоразвития.

Катастрофичной окажется та ситуация, вкоторой вожди революционного движения попытаются защищать реакционные,мещанские взгляды, используя ярлык "мелкобуржуазности", наклеиваемый наприверженца сексуальной революции. Возвращение к китчу в различных формахявляется только выражением неудачи прорыва вперед.

В этой работе мы лишь в самом общем виденамечаем соотношение между торможением сексуальной революции и регрессом вкультурно-политической сфере. Может быть, в ближайшее время удастся получитьматериал, необходимый для уяснения общих вопросов культуры. Полезнее все жеисследовать сначала ядро культуры, чем поступать наоборот, запутывая общуюдифференцированную проблему культуры без знания ее основы, структурированной всоответствии со структурой человеческой личности.

Глава I. "Упразднениесемьи".

Сексуальная революция в Советском Союзеначалась с распадом семьи. Она распадалась самым радикальным образом во всехслоях населения —здесь раньше, там позже. Этот процесс был болезненным и хаотическим. Он вызвалужас и смятение. Так была в высшей степени недвусмысленно доказана правильностьсексуально-экономической теории в части, касающейся сути и функциипринудительной семьи. Патриархальная семья является в структурном иидеологическом отношении очагом воспроизводства всех общественных порядков,покоящихся на принципе авторитета. С ликвидацией этого принципа автоматически должна испытатьпотрясение и сама семья.

В распаде принудительной семьи выражаетсято обстоятельство, что сексуальные потребности людей взрывают оковы, наложенныена них экономическими и властными связями, существующими в семье. Происходит отделение экономики от сексуальности. Если в условиях первобытно-коммунистического матриархатаэкономика служила удовлетворению потребностей всего общества (в том числе иполовых), если в условияхпатриархата сексуальные потребности служили меньшинству, а значит, иподвергались принуждению с его стороны, то настоящая социальная революция,несомненно, направлена на то, чтобы снова поставить экономику на службуудовлетворению потребностей всех членов общества, занятых производительнымтрудом.

Данный поворот в отношениях междупотребностями и экономикой является одной из важнейших характеристик социальнойреволюции. Распад семьи можно понять только с учетом этого общего процесса. Оносуществился бы быстро и радикально, к тому же без помех, если бы речь шлатолько о том, чтобы устранить бремя, которое означают для членов семьи семейныеэкономические связи, и высвободить силу половых потребностей, скованных этимисвязями. Суть проблемы, следовательно, не столько в причинах распада семьи— они очевидны.Гораздо труднее ответить на вопрос о том, почему этот распад представляет собойтакое болезненное психическое явление, как ни один другойпереворот.

Экспроприация средств производстваболезненна только для их прежних владельцев, но отнюдь не для массы, не дляносителей революции. Ликвидация же семьи затрагивает как раз тех, кто долженосуществить экономический переворот, — рабочих, служащих, крестьян.Именно здесь с наибольшей четкостью и проявляется консервативная функциясемейных связей. Благодаря очень сильным семейным чувствам торможениесказывается именно на носителе революции. Его привязанность к жене и детям, еголюбовь к сколь угодно убогому дому, его тяга к привычной жизни и т.д. более илименее препятствуют осуществлению главного деяния революции — преобразованию человека. Подобнотому, как, например, в процессе формирования фашистской диктатуры в Германиисемейные привязанности оказали тормозящее воздействие на революционные силы,что только и позволило Гитлеру создать империалистическую, националистическуюидеологию на прочном фундаменте таких отношений, эти привязанности и во времяреволюции тормозят намеченное изменение жизни. Возникает тяжелое противоречие между распадом основ семьии структурой человеческого сознания, ориентированной на семью. Люди не так-толегко и быстро поддаются изменениям, они хотят сохранить семью, причем большейчастью в силу эмоциональных привязанностей и бессознательных стремлений. Заменапатриархальной формы семьи трудовым коллективом, несомненно, представляет собойядро проблемы культуры в условиях революции. Никто не должен обманываться,слыша зачастую очень громкий бунтарский крик: "Прочь от семьи!". Часто как разтот, кто громче всех требует уничтожения семьи, неосознанно привязан к своемудетству, проведенному в семье. Такие глашатаи мало пригодны для теоретическогои практического решения сложнейшей из всех проблем — замены семейных связейобщественными. Если не удастся одновременно с созданием саморегулирующегосяобщества, основанного на принципах рабочей демократии, обеспечить укоренениеэтих принципов в психической структуре человека, если на длительное времясохранятся чувства семейной привязанности, то неизбежно должна возникнуть ибудет все более расширяться трещина между развитием экономики и структурымассового сознания, то есть культуры, в таком обществе. Переворот в культурнойнадстройке не происходит потому, что начало, являющееся его носителем, то естьпсихическая структура человека, не испытывает качественныхизменении одновременно с экономическимипреобразованиями.

В работе Троцкого "Вопросы быта" мы находимнемало материала, касающегося распада семьи в 1919 — 1920 гг. Констатируютсяследующие факты.

Семья, в том числе пролетарская, "ослабла".Этот факт рассматривался на совещании с московскими агитаторами какнепреложный, и его никто не оспаривал. Во время совещания ему давалисьразличные оценки: "одни были спокойны, другие сдержанны, третьи нерешительны".Всем было ясно, что наблюдается "какой-то крупномасштабный, весьма хаотичныйпроцесс, который вскоре примет трагические формы", который еще "вовсе не смограскрыть скрытые в нем возможности формирования нового, более высокогосемейного устройства". Сообщения, указывающие на крах семьи, просачивались и впечать, "даже если это происходило чрезвычайно редко и в общей форме". Многиеполагали, что в распаде рабочей семьи следовало усматривать проявление"буржуазного влияния на пролетариат". Многие другие считали такое объяснениенеправильным. Они полагали, что проблема сложнее и глубже. С их точки зрения,влияние буржуазного прошлого и настоящего на пролетариат было естественным.Главный же процесс, по их мнению, надлежало искать в "эволюции самойпролетарской семьи", происходящей в болезненных и кризисных формах, и люди былисвидетелями первых, в высшей степени хаотичных этапов этогопроцесса.

Наблюдавшие тогда за процессами,протекавшими в области семейной жизни в послереволюционной России, видели, чтопервый период разрушения еще далеко не закончен. Расшатывание и распад семьиеще шли полным ходом. Повседневная жизнь оказалась гораздо консервативнееэкономики, в том числе и потому, что она осознавалась гораздо меньше посравнению с хозяйственными проблемами.

Далее отмечалось, что распад старой семьине ограничивался самым верхним слоем рабочего класса, то есть коммунистическимавангардом, слоем, подверженным наиболее сильному воздействию новых отношений,но, выходя за его пределы, проникал и в более глубокие слои. Бытовало и мнениео том, что коммунистический авангард испытал раньше и в более жесткой форме то,что было более или менее неизбежным для рабочего класса в целом.

Мужчина или женщина все более и болеевовлекались в выполнение общественных функций, и тем самым лишалось основыпритязание семьи на принадлежность ей того или иного ее члена. Подраставшиедети попадали в коллективы. Так возникала конкуренциямежду семейными и общественными связями. Но еслиобщественные связи были новы, молоды, едва рождались, то семейные гнездились вовсех порах повседневной жизни, в каждом проявлении психической структуры.Духовная скудость сексуальных отношений, характерная для большинства браков, немогла конкурировать с новыми, исполненными жизнерадостности сексуальнымиотношениями, практиковавшимися в коллективах. И все это происходило на основепрогрессирующего искоренения главной связи в семье — материальной власти мужчины надженой и детьми. Экономическая связь разорвалась, а с ней разрушились исексуальные препятствия к освобождению. Но это еще не означало "сексуальнойсвободы".

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.