WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 47 |

Причина этой неспособности в том, чтонежные стремления коренятся в какой-либо форме гомосексуальной привязанности(что обычно встречается у спортсменов, студентов, военных и т.д.) или в том,что сфантазированный идеал закрывает своей тенью и обесценивает любой реальныйсексуальный объект. В качестве бессознательной основы сохраняющегося и неприносящего удовлетворения образа жизни, изобилующего случайными связями, оченьчасто обнаруживается страх перед привязанностью к объекту. Каждая такаяпривязанность характеризуется подчеркнутой кровосмесительной направленностью имежду субъектом и объектом в качестве препятствия оказывается страх инцеста.Чаще всего здесь дает себя знать нарушение оргастической потенции,препятствующее возникновению нежной привязанности к сексуальному партнеру из-заразочарования, появляющегося с каждым половым актом.

Важнейший, с точки зрения сексуальнойэкономики, недостаток преходящих связей заключается в том, что никогда не будетвозможным столь полное чувственное соответствие партнеров, а следовательно, истоль полное сексуальное удовлетворение, как при длительных отношениях. Этосамое главное, с точки зрения сексуальной экономики, возражение противпреходящих связей и самый сильный аргумент в пользу длительных отношений. Кприскорбию представителя определенной идеологии брака, уже вскоре выявится, чтомы вовсе не протаскиваем с помощью утонченной контрабанды этически обоснованноепредставление о длительной моногамии. Ведь, если мы говорим о длительныхотношениях, то не имеем в виду объективно нормируемый промежуток времени. Всексуально-экономическом смысле неважно, продолжаются ли такие отношениянеделями, месяцами, два года или десять лет. Не подразумевается также, что онидолжны обязательно быть моногамными, так как мы ведь не устанавливаемнормы.

В другом месте11 я показал ошибочностьпредставления о том, что совершение первого полового акта с девственницей илимедовый месяц приносят наибольшее удовлетворение. Этому резко противоречатданные клинических наблюдений. Такой взгляд сложился только под влияниемконтраста между вожделением к девственницам и наступающим с возрастом впродолжительном моногамном браке притуплением сексуальных ощущений, вызывающимтоску.

Половые отношения двух людей предполагают,что происходит взаимное приспособление сексуальных ритмов, что партнеры шаг зашагом точно изучают редко осознанные, но всегда готовые проявиться особыеполовые потребности друг друга, потому что только так и можно надолгообеспечить соответствующие удовлетворение и порядок в сексуальной сфере.Заключение брака без предварительного изучения сексуальности друг друга ивзаимного приспособления негигиенично и большей частью ведет ккатастрофам.

Другое преимущество длительных сексуальныхотношений, приносящих удовлетворение, заключается в том, что они делаютизлишними вечные поиски подходящего партнера, освобождая тем самым людей длясоциальных достижений.

Итак, способность к поддержанию длительныхсексуальных отношений предполагает следующие предпосылки:

наличие полной оргастической потенциисексуальных партнеров, то есть отсутствие нарушениясвязи между нежной и чувственной сексуальностью;

преодоление кровосмесительной привязанностии детской боязни сексуальности;

отсутствие вытеснения каких бы то ни былонесублимированных сексуальных побуждений, будь тогомосексуальные или негенитальные стремления;

абсолютно положительное отношение ксексуальности и жизнерадостности;

преодоление основных элементовморализма;

способность к отношениям спартнером, основывающихся на духовномтовариществе.

Если мы рассмотрим общественные стороныкаждой из названных предпосылок, то придется признать, что в авторитарномобществе ни одна из них не может быть осуществлена, коль скоро речь идет не обисключениях, а о массовом явлении. Так как отрицание и вытеснение сексуальностиявляются специфическими и неотъемлемыми атрибутами авторитарного общества, то ихарактер полового воспитания должен неизбежно определяться ими. Мы видим также,что семейное воспитание укрепляет кровосмесительные привязанности, вместо тогочтобы ослаблять их, что запрет кровосмешения и ограничение детской сексуальнойактивности разрывают связь между чувственностью и нежностью, создавая тем самымструктуру "Я", отрицающую сексуальность и культивирующую прегенитальные игомосексуальные наклонности, что снова вызывает вытеснение сексуальности, а врезультате и ослабление половой жизни. Кроме того, воспитание, ориентированноена превосходство мужчины, исключает его товарищеские отношения сженщиной.

Как во всяких длительных отношениях, всексуальных также накапливается немалый потенциал конфликта. Нас же в данномслучае интересуют не трудности общего характера, с которыми сталкиваются люди,вступая в любые отношения, а особые, специфические для половой сферы.Основная трудность любых длительных сексуальныхотношений заключается в конфликте между притуплением (временным илиокончательным) чувственного желания, с одной стороны,и растущей со временем нежной привязанности кпартнеру — сдругой.

В процессе любой половой связи раньше илипозже, чаще или реже, но проявляются периоды меньшей интенсивности чувственныхотношений и даже чувственное равнодушие. Это эмпирически установленный факт, вопровержение которого нельзя привести никаких моральных аргументов. Чувственныминтересом нельзя командовать. Чем лучше сексуальные партнеры настроены друг надруга, как с точки зрения чувственности, так и в том, что касается проявлениянежности, тем более редкими и краткими будут перепады в их чувственныхотношениях. Но любые сексуальные отношения подвержены притуплениючувственности. Этот факт не имел бы большого значения, если бы триобстоятельства порознь или вместе не осложняли ситуацию:

—притупление может наступить только у одного партнера;

— внастоящее время сексуальные отношения в большинстве случаев подкрепляются иэкономическими связями (экономическая зависимость жены и детей);

—независимо от таких внешних трудностей внутренняя проблема заключается впривязанности, возникающей в процессе длительных отношений. Она и затрудняетбольшей частью единственный выход, возможный при отсутствии экономическихсвязей и детей, а именно, прекращение отношений и обретение новыхпартнеров.

Каждый человек, особенно при нынешнемобобществлении процесса труда, постоянно подвергается воздействию разнообразныхсексуальных раздражителей помимо тех, которые влияют на него со стороныпартнера. В кульминационный период сексуальных отношений эти внешниераздражители не оказывают на них существенного влияния. Тем не менее, ониникогда не исключаются, и результатом церковных распоряжений о фасоне одеждыили мер этического характера, принимаемых обществом, а также выдвигаемых от егоимени требований аскетизма вряд ли будет что-либо иное, кроме растущеговозбуждения, так как сексуальные стремления только усиливаются в результате ихподавления. В игнорировании этого важнейшего факта и заключается трагичность,даже трагикомичность всякой сексуальной морали, ориентированной нааскетизм.

Следовательно, новые сексуальныераздражители, от которых существует только одна эффективная защита, а именно:невротическое сексуальное торможение, порождают у каждого сексуально здоровогочеловека более или менее интенсивные, более или менее осознанные (чем болеездоров человек, тем выше степень осознанности) желания, направленные на другойсексуальный объект. В результате существующих сексуальных отношений, приносящихудовлетворение, эти желания первоначально не оказывают особого воздействия имогут быть подавлены тем успешнее, чем более они осознаны. Ясно, что этоподавление тем безвреднее, чем меньше его моральный компонент, чем больше,наоборот, сексуально-экономическое обесценение или осуждение с позицийсексуальной экономики, осуществляемое в этом процессе. Если желания,направленные на другие объекты, множатся, то они сказываются на сексуальныхотношениях с постоянным партнером, ускоряя притупление чувственности. Явнымпризнаком такого притупления является снижение полового влечения перед интимнойблизостью и наслаждения, испытываемого во время полового акта. Акт постепеннопревращается в привычку или обязанность. Снижение удовлетворения от близости спартнером и желание обладать другими объектами суммируются и взаимноусиливаются. Против этого не помогают никакие преднамеренные действия, никакаятехника любви. Теперь, как правило, начинается критическая стадия раздраженияпротив партнера, которое прорывается или подавляется в зависимости оттемперамента и воспитания. В любом случае, как однозначно показывают анализытаких состояний, ненависть к партнеру становится все сильнее. Тот факт, чтоненависть к партнеру может стать тем сильнее, чем более он мил и терпим, лишьмнимо парадоксален. Но не это является причиной ненависти к нему, а то, чтолюбовь к нему воспринимается как препятствие к удовлетворению желания,направленного на другого партнера. Чувство ненависти начинает заглушатьсяпроявлением чрезвычайной нежности. Эта нежность, порожденная ненавистью, ибурно разрастающееся чувство вины на таких стадиях, являются специфическимикомпонентами приверженности к длительной связи, приверженности, которойсвойственна некоторая "клейкость". Это, собственно, и есть мотивы, по которымлюди, состоящие в незарегистрированном браке, столь часто оказываются не всилах расстаться, хотя им нечего больше сказать друг другу. Еще меньше онимогут друг другу дать, и их отношения означают только обоюдныемучения.

Но притуплению чувственности не обязательностановиться окончательным. Хотя из преходящего оно легко может статьокончательным состоянием, если сексуальные партнеры не примут к сведениювзаимные импульсы ненависти и будут отгонять от себя желания, направленные надругие объекты, как неподобающие и аморальные. За этим, как правило, следуетвытеснение побуждений со всеми несчастьями и уроном, наносимым отношениям двухлюдей. Урон проистекает обычно из вытеснения очень сильных побуждений. Еслинаходятся силы рассмотреть эти факты беспристрастно, без искажающегоморализаторства, то конфликт развивается в мягкой форме и обнаруживаетсякакой-нибудь выход.

Предпосылка такого решения состоит в том,чтобы нормальная ревность не превращалась в выражение претензий собственника,чтобы желание, направленное на другого партнера, признавалось естественным исамо собой разумеющимся. Никому не придет в голову упрекать другого человека зато, что он не носит охотно годами одну и ту же одежду или за то, что егораздражает одна и та же еда. Только в сексуальной сфере исключительностьобладания превратилась в значительную эмоциональную ценность, так как смешениеэкономических интересов и сексуальных отношений расширило естественную ревностьдо масштабов претензий на собственность.

Многие зрелые и здравые люди сообщали мне,что после окончания конфликта в их сознании переставало быть ужаснымпредставление о том, что их сексуальный партнер один-два раза может вступить вкратковременные отношения с другим. После этого им казалась смешной прежняяневозможность придумать "измену". Бесчисленные примеры учат, что верность, к которой побуждает совесть,со временем вредит сексуальным отношениям. Этому противостоит множествопримеров, ясно свидетельствующих, что случайная связь с другим партнером идеттолько на пользу сексуальным отношениям, которые как раз были готовы оформитьсяв брачные.

При длительных отношениях, в которыхотсутствует экономическая связь, имеются две возможности развитияситуации:

— отношенияс третьим лицом были кратковременными, а это доказывает, что они не могутконкурировать с длительными отношениями, что лишь укрепляетпоследние;

— отношенияс другим партнером могут стать более интенсивными, приносить большеенаслаждение и удовлетворение, чем имеющиеся, которые в этом случаепрекращаются.

Что же происходит в последнем случае сброшенным партнером, чьи любовные отношения еще не разрушены Ему, несомненно,придется выдержать тяжелую борьбу, в первую очередь, с самим собой. Ревность иощущение сексуальной неполноценности будут бороться в нем с пониманием судьбыего бывшего спутника. Он, возможно, будет стремиться к повторному завоеваниюушедшего партнера, что оживит автоматизм длительных отношений, разрушитуверенность в обладании. Или он предпочтет пассивное и выжидательное поведениеи предоставит все своему ходу вещей. Мы ведь не даем советы, а взвешиваемвозможности, соответствующие реальным фактам. Во всяком случае, трудностейбудет меньше, чем несчастий, проистекающих из ситуации, когда два человекаприлепляются друг к другу, движимые моральными или инымисоображениями.

Жалость к партнеру, столь типичная длямногих в таких случаях и проявляющаяся в том, что человек на протяжениидлительного времени подавляет свои новые желания, будучи не в силах искоренитьих, слишком часто превращается в свою противоположность. Тот, кто поступил так,легко начинает ощущать себя вправе требовать от другого благодарности за это,начинает рассматривать себя как жертву, становится нетерпимым, то и делозанимает позицию, которая ставит отношения под гораздо большую угрозу и делаетих, конечно, куда более ужасными, чем это могла бы сделать "неверность". Но мыи не хотим скрывать, что такое внимание к потребностям партнера возможно уочень немногих людей, если учитывать нынешнюю структуру человеческогохарактера.

К сожалению, все эти соображения могутиметь значимость лишь для очень узкого круга людей. Во-первых, потому, чтосексуальные отношения в современном обществе развиваются из-за экономическойзависимости женщины совсем по-другому, чем описанные отношения двух независимыхлюдей, во-вторых, рождение детей опрокидывает в современном обществе всесоображения сексуально-экономического характера.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.