WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 47 |

И тогда наш злонамеренный и хорошоориентирующийся сторонник сексуальной этики использует два аргумента, скоторыми мы уже не сможем поспорить. Первый из них будет заключаться в том, чтоутверждение об аскетизме несостоятельно, так как есть сексологи ипсихоаналитики, со всей серьезностью утверждающие, что онанизмом занимаютсячуть ли не все 100 % юношей и девушек в пору половой зрелости, и он не можетусмотреть принципиального различия между сексуальностью и онанизмом. Напротив,онанизм не только снимает сексуальные напряжения в обычных условиях таким жеобразом, как половой акт, он даже связан с гораздо большим числом конфликтов,то есть, несомненно, еще более мешает жить.

Во-вторых, опираясь на это соображение, онвозразит нам, что если верно утверждение о всеобщем характере онанизма, то неможет быть верен тезис о необходимости аскетизма для духовного развития. Онслышал, как утверждают, что не онанизм, а напротив, его отсутствие в детстве ив период созревания свидетельствует о тяжелой патологии. Еще не удалосьустановить, что молодые люди, ведущие в период созревания аскетической образжизни, в длительной перспективе обнаруживают более высокую духовную активность.Наоборот, истинно обратное утверждение.

В этой ситуации мы вспоминаем, что Фрейдоднажды объяснил общую духовную отсталость женщин большими препятствиями кмышлению, обусловленными характером их сексуальности, и утверждал, что половаяжизнь является образцом и для достижений в социальной жизни. Он противоречилсамому себе, подчеркивая культурную необходимость сексуального угнетения. Фрейдне проводил различия между удовлетворенной и неудовлетворенной сексуальностью.Первая стимулирует культурную активность, вторая препятствует ей. Дело в концеконцов не в нескольких плохих стихах, случайно возникших под пером приверженцааскетизма.

Убежденные теперь доводами рассудка, мывспоминаем и о мотивах своей несостоятельной аргументации и при этомобнаруживаем всякого рода интересные и не особенно приятные нам тенденции,которые, к изумлению, ну никак не хотят подходить к нашим прогрессивнымстремлениям. Наш аргумент о духовном развитии окажется попыткой придатьрациональную форму нашему подсознательному страху, который вызывается мыслью опредоставлении сексуальности ее естественному ходу развития. Об этом мыпредусмотрительно умолчим, отвечая нашему стороннику сексуальной этики, ночестно признаем ничтожность нашей аргументации и приведем ему более серьезныйдовод. Что должно произойти с детьми, которые появятся в результате этих первыхсвязей Нет ведь никаких экономических возможностей, чтобы раститьих.

Наш противник удивленно спросит, почему,собственно, мы не хотим просвещать всех школьников, переживающих половоесозревание, относительно применения противозачаточных средств. Призракпараграфа, предусматривающего наказание за сводничество, снова поставит нас напочву действительности. При этом нам представится многое, например, как мы,движимые своими стремлениями к воспитанию нормального отношения к обнаженномутелу, к половому просвещению — насчет оплодотворения людей,а не цветов! — и к другим прекрасным целям,намереваемся извлечь камень за камнем из здания консервативной морали, какзатем идеал девственницы, невинной вступающей в брак, теряет свою опору вместес вечной моногамией, а с ними — и идеал брака как такового. Ни одна трезвомыслящая личность невознамерится всерьез утверждать, что люди, получившие настоящее,бескомпромиссное, научно обоснованное, то есть подлинное, половое воспитание,подчинятся принуждению со стороны адептов ныне господствующих нравов иморали.

Наш специалист по этике, который привел настуда, где он хотел нас видеть, с торжеством спросит, считаем ли мы теперь, чтотребования, автоматически следующие из нашей первой серьезной посылкиоткровенного сексуального воспитания, выполнимы в существующем обществе, отдаемли мы себе в этом отчет и считаем ли все это желательным. И снова он с полнымоснованием добавит, что хотел всего лишь доказать нам: необходимо оставить всекак было, то есть сохранить воспитание, отрицающее сексуальность, сохранитьвытеснение сексуальности, неврозы, половые извращения, проституцию ивенерические заболевания, если, как он ожидает от нас, будут оставлены внеприкосновенности высокие ценности брака, целомудрия, семьи и авторитарногообщества.

Иной фанатик полового просвещения вслед заэтим обратится в бегство, и это будет более честное и сознательное действие, онскорее поймет свою подлинную точку зрения, чем тот, кто, чтобы не утратитьощущения своей прогрессивности, примется упорствовать, утверждая, что всеэто-де преувеличено, что половое просвещение вовсе не может вызвать такихпоследствий, оно вовсе не столь важно. Но теперь спросим мы: к чему же тогдавсе усилия

Отдельная родительская пара может строитьвоспитание своих детей в соответствии со своими вкусами и убеждениями. Однакопри этом родителям надо будет ясно сознавать, что, осуществляяпоследовательное, научно обоснованное половое воспитание, им придетсяотказаться от многого, что они привыкли высоко ценить в отношениях с детьми,например от привязанности к семье, выходящей далеко за рамки периода половогосозревания, "порядочной", в соответствии с современными понятиями, половойжизни детей, от влияния на решения, имеющие жизненно важное значение, хорошего— опять-таки всоответствии с современными понятиями — замужества дочери и от многогодругого. На это решатся, надо думать, немногие родители. А если и решатся, тоим придется подумать и о том, что они, занимая такую позицию, подвергают детейопасности тяжелого конфликта с существующими общественным строем и моралью,даже если — чтовозможно — такаяпозиция позволяет избежать невротических конфликтов.

Тот же, кто, испытывая недовольствообществом, полагает, что ему удастся с помощью крупномасштабного воздействия вобласти полового воспитания, например используя школы, потрясти устоисуществующего порядка, скоро почувствует, что у него могут отнять возможностьдискутировать о приемлемости его метода изменения общества. Эту возможностьмогут отнять как с помощью лишения средств к существованию, так и с помощьюгораздо более жестких мер (психиатрия или тюрьма).

Нам не надо здесь приводить доказательстватого, что общественный слой, материально заинтересованный в существованиинынешнего строя, терпит и даже поощряет реформистские стремления,представляющие собой малозначащие игры. Он, однако, сразу же ожесточится ипустит в ход все имеющиеся у него средства, чтобы помешать осуществлениюсерьезных замыслов, цель которых — нарушить прочность его материального существования инеприкосновенность его духовных ценностей.

Я убежден, что половое воспитание создает ввысшей степени серьезные проблемы, чреватые гораздо более тяжелымипоследствиями, чем ошибочно полагает большинство приверженцев сексуальнойреформы. И как раз поэтому, несмотря на все средства и выводы, которыепредоставила в наше распоряжение сексуальная наука, в этой сфере нет прогресса.Нам приходится бороться с могущественным общественным аппаратом, который допоры до времени осуществляет пассивное сопротивление, но при первых жесерьезных стремлениях с нашей стороны перейдет к сопротивлению активному. И всеколебания и осторожничанье, вся нерешительность и склонность к компромиссам ввопросах полового воспитания объясняются не только вытеснением сексуальности изсобственного сознания, но и страхом оказаться в серьезном конфликте сконсервативным общественным строем.

В заключение приведу два типичных случая изпрактики сексуального консультирования, которые должны показать, что врачебнаясовесть заставляет принимать меры, находящиеся в диаметральном противоречии нетолько с консервативной моралью, но и с сексуальной реформойохарактеризованного типа.

Первый пример. Вконсультационный пункт робко и боязливо входят 16-летняя девушка и 17-летнийюноша, оба крепкие и хорошо развитые. После долгих уговоров юноша задаетвопрос, действительно ли вредно жить половой жизнью раньше 20 лет.

— Почему тыдумаешь, что это вредно

— Этоговорил нам руководитель нашей группы "Красных соколов" (социал-демократическаямолодежная организация в Австрии. — Прим. пер.),и так считают все, кто у нас говорит о половом вопросе.

— Так у васв "Красных соколах" говорят об этих вещах

— Конечно,мы все ужасно мучаемся, но никто не набирается смелости высказатьсяоткрыто. Теперь группаребят и девушек вышла из нашей секции и основала свою группу, потому что они неладили с руководителем группы. Он ведь все время говорит, что половой актвреден.

— Вы давнознаете друг друга

— Уже тригода!

— Вы ужебыли близки

— Нет, номы очень любим друг друга и нам приходится расставаться, потому что мы ужасновозбуждаемся.

—Чем

— (Долгоемолчание.) Ну, мы целуемся и делаем еще много чего. Но так поступают оченьмногие. А мы теперь почти свихнулись. Хуже всего, что у нас такая работа всоюзе, из-за которой мы всегда должны быть вместе. Последнее время она то идело ударяется в слезы, а я не успеваю в школе.

— Ну а каквы сами думаете, что было бы для вас лучше всего

— Мы хотелирасстаться, но ничего с этим не получается — ведь распалась бы вся группа,которой мы руководим, да и с другой девушкой у меня повторилось бы, конечно, тоже самое.

— Вызанимаетесь спортом

— Да,только толку никакого. Когда мы вместе, мы не можем ни о чем другом думать,кроме этого. Скажите нам, пожалуйста, действительно ли это вредно

— Нет, этоне вредно, но часто вызывает серьезные проблемы в отношениях сродителями.

Я разъяснил молодым людям физиологиюполового созревания и полового акта, рассказал о препятствиях социальногохарактера, с которыми они могут столкнуться, об опасности беременности и опротивозачаточных средствах. После этого отпустил их, посоветовав еще разприйти ко мне.

Две недели спустя я снова увидел ребят,теперь радостных, преисполненных благодарности и готовности трудиться. Онипреодолели все внутренние и внешние трудности. Я наблюдал за этими пациентамиеще несколько месяцев, пока не уверился, что уберег двух молодых людей отболезни. Мою радость омрачало только сознание того, что эти успехи простогоконсультирования представляют собой разрозненные исключения из-за невротическойфиксации на своих проблемах, свойственной большинству юношей и девушек, ищущихсовета.

В качестве второго примера приведу случай с35-летней, еще очень молодо выглядевшей женщиной. Она вышла замуж в 18 лет,имела взрослого сына и была очень счастлива в браке. Но года три назад у еемужа возникла связь с другой женщиной. Моя пациентка, нуждавшаяся в совете,знала об этом и терпела ситуацию, хорошо понимая, что после столь долгойсовместной жизни может появиться потребность во внешних объектах страсти. Онадо сих пор оставалась верной, хотя муж в течение примерно двух лет не вступал сней в половые сношения. Она уже несколько месяцев мучилась от воздержания, нобыла слишком горда, чтобы побудить мужа к близости. В последнее время появилисьболи в сердце, бессонница, раздражительность и депрессии. По моральнымсоображениям она не решалась нарушить супружескую верность и пойти на связь сосвоим давним другом, хотя и понимала бессмысленность этих соображений. Мужпостоянно хвастался верностью своей супруги, и она точно знала, что он незахочет предоставить ей право на сексуальное удовлетворение, которымпользовался сам как само собой разумеющимся. "Что мне делать" — спрашивала пациентка.Выдерживать эту ситуацию она больше не могла.

Стоит вдуматься в этот случай. Дальнейшеевоздержание означало бы для нее верное невротическое заболевание. Разорватьсвязь мужа и вернуть его в лоно семьи было невозможно. Он не дал бы сделатьэто, сославшись на отсутствие у него чувственного интереса к супруге, да и самаона больше не желала иметь с ним ничего общего. Оставалась только супружескаяизмена с другом, которого любила женщина. Но тут имелась определеннаясложность. Женщина не была экономически независима, и если бы супруг узнал о еепроблемах, он сразу же потребовал бы развода. Я изложил пациентке все этивозможности и дал ей время, чтобы обдумать решение. Через несколько недель онамне сообщила, что решила вступить в интимную связь со своим другом, но делатьэто незаметно для мужа. Прошло совсем немного времени, исчезли ее жалобыневротического характера. Такое решение она приняла благодаря моей успешнойпопытке рассеять ее сомнения, вызванные причинами морального свойства. Но позакону я был, конечно же, не прав, сделав возможной супружескую измену длянеудовлетворенной женщины, находившейся на грани невротическогозаболевания.

Глава V. Принудительная семья каквоспитательный аппарат.

Важнейшим очагом формированияидеологической атмосферы консерватизма является принудительная семья. Ееосновным типом является треугольник "отец, мать и ребенок". В то время какприверженцы консервативных воззрений видят в семье основу или, по словамнекоторых, "ячейку" человеческого общества вообще, мы, учитывая ее изменения входе исторического развития и ее общественные функции в различные периоды,усматриваем в семье результат существования определенных экономических структур. Следовательно,мы рассматриваем семью не как структурный элемент и основу общества(матриархальная и патриархальная семьи, патриархат с многоженством или без негои т.д.). Если же консервативная сексуальная наука, реакционная сексуальнаяэтика и правопорядок вновь и вновь говорят о семье как об основе государства и общества, то ониправы лишь постольку, поскольку принудительная семья является неотъемлемойсоставной частью авторитарного государства и авторитарного общества. Ееобщественный смысл исчерпывается следующими основными свойствами:

1. Экономическое. До капитализма и вначальный период капитализма семья была малым предприятием и еще остаетсятаковым и сегодня в крестьянском хозяйстве и мелком производстве.

2. Социальное. В авторитарном обществе онавыполняет важную функцию защиты женщины и детей, бесправных в экономическом исексуальном отношениях.

3. Политическое. Если во временадокапиталистической частной собственности и раннего капитализма семья имеланепосредственные экономические корни в мелком семейном производстве (как еще исегодня в мелком крестьянском хозяйстве), то с развитием производительных сил ивозобладанием коллективных форм процесса труда совершилось изменение функций семьи. Еенепосредственная экономическая основа утратила свое значение. Происходило этопо мере все большего вовлечения женщин в производственный процесс. Потеряэкономической основы заменялась появлением у семьи политической функции.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.