WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 47 |

10. Планомерное половое воспитание ипросвещение. Датский специалист в области сексуальной политики Леунбах, которыйбыл одним из трех президентов ВЛСР, отметил ее большие заслуги, одновременноподвергнув обстоятельной критике противоречия в ее деятельности ("Von derbugerlichen Sexualreform zur revolutionaren Sexualpolitik", Ztschr. f. pol.Psych, u. Sexok, 1935, 2). Наиболее существенные пункты его критики касалисьпопыток Всемирной лиги проводить сексуальную реформу "аполитично", критиковалон и ее слишком либеральные представления о свободе, заходившие так далеко, чтокаждой национальной организации предоставлялось право руководствоватьсязаконами своей страны, игнорирование детской и юношеской сексуальности,положительное отношение к институту брака и т.д.

После смерти Хиршфельда Хэйр и Леунбахвыступили со следующим заявлением:

Сообщение для всех членов и секцийВсемирной лиги сексуальной реформы

Мы, д-р Норман Хэйр (Лондон) и д-р Леунбах(Копенгаген), два оставшихся президента ВЛСР, вынуждены, выполняя печальнуюобязанность, сообщить о смерти нашего президента Магнуса Хиршфельда. Он умер вНицце 15 мая 1935 г.

Самым лучшим решением был бы, на нашвзгляд, созыв конгресса, который и принял бы решение о будущем ВЛСР. Внастоящее время, однако, это представляется невозможным по тем же причинам,которые воспрепятствовали проведению нового Международного конгресса послетого, как в 1932 г. в Брно состоялся последний. Политическая и экономическаяситуация в Европе сделала невозможной не только проведение международныхконгрессов, но и дальнейшую работу ВЛСР во многих странах. Французская секциябольше не существует, испанская с момента гибели Хильдегарт16 прекратила всякую деятельность, как и секции в большинстве другихстран. Как нам удалось установить, английская секция — единственная, которая ещеактивно функционирует.

Ввиду невозможности созвать Международныйконгресс два президента считают необходимым заявить, что дальнейшее сохранениеВЛСР как международной организации невозможно. Поэтому мы объявляем Всемирнуюлигу сексуальной реформы распущенной. Национальные секции должны сами решать,будут ли они продолжать действовать как самостоятельные организации илираспустятся.

Среди членов различных организаций возниклизначительные разногласия относительно того, в какой мере лиге следовало бысохранять свой первоначальный неполитический характер. Некоторые считают, чтоневозможно добиться осуществления целей ВЛСР, не борясь одновременно засоциалистическую революцию.

Д-р Хэйр твердо настаивает на исключенииреволюционной деятельности из программы ВЛСР. Как полагает д-р Леунбах, ВЛСР несмогла ничего достичь потому, что она не присоединилась и не можетприсоединиться к революционному рабочему движению. Его точка зрениясформулирована в статье, опубликованной в № 1 т. 2 "Zeitschrift fiir politische Psychologie und SexuaÖkonomie" За 1935 г. Мнение д-ра Хэйра публикуется в № 2, в котором напечатанои это сообщение.

Теперь, после роспуска Всемирной лигисексуальной реформы, члены ее национальных секций могут вполне самостоятельнорешать проблемы своей дальнейшей деятельности".

И. X. Леунбах, Норман Хэйр

Таков был конец организации, которая хотелаосуществить освобождение сексуальности в рамкахреакционного общества.

3. Тупик половогопросвещения.

Кризисное состояние современной системывоспитания в целом и полового воспитания в особенности выдвинуло на переднийплан вопрос и о том, следует ли заниматься "половым просвещением" детей,приучая их к виду обнаженного человеческого тела, точнее, половых органовчеловека. Хотя существует согласие — по меньшей мере в кругах, неслишком подверженных влиянию церкви, — насчет того, что утаиваниеполовых проблем приносит бесконечно больший вред, чем пользу, хотя проявляетсянастоящая воля к устранению безотрадного состояния сферы воспитания, в группеприверженцев реформы воспитания дают себя знать серьезные противоречия ипрепятствия, объясняющиеся двумя причинами — индивидуального и социальногосвойства. Я ограничусь лишь анализом трудностей принципиального характера,возникающих при одной только постановке целей "воспитания нормального отношенияк обнаженному телу" и "полового просвещения".

Среди названных половых влечений особеннохорошо известны стремления к созерцанию и показу, направленные нарассматривание и, соответственно, демонстрацию эротически подчеркнутых частейтела, в особенности половых органов. В существующих сегодня почти повсеместноусловиях воспитания это влечение, обычно очень скоро после своего проявления,оказывается жертвой подавления. Ребенок быстро усваивает на собственном опыте,что он не должен ни показывать свои половые органы, ни рассматривать гениталиидругих, и отсюда развиваются двоякие ощущения. Во-первых, если он все-такиследует своей потребности, то появляется ощущение совершения чего-топредосудительного, в результате формируется чувство вины, во-вторых, из-заманипуляций со скрытыми и "запрещенными" гениталиями все сексуальноеприобретает таинственный характер. В соответствии с этим желание созерцания,первоначально естественное, превращается в сладострастноелюбопытство.

Чтобы избавиться от конфликта междужеланием и запретом созерцания, ребенку приходится вытеснять стремление изсознания. В зависимости от широты и интенсивности процесса вытеснения сильнееразвиваются страх и стыд или сладострастие. Обычно они сосуществуют, врезультате чего на место старого конфликта приходит новый.

Имеются две крайние возможности дальнейшегоразвития рассматриваемого процесса — нанесение ущерба любовной жизнии появление невротических симптомов в результате сохраняющегося вытеснениястремления к демонстрации или возникновение полового извращения — эксгибиционизма. Никогда нельзяс уверенностью предсказать, какой из двух возможных выходов будет реализован напрактике. Развитие сексуальной структуры, не нарушающей ни социальное бытие, нисубъективное самочувствие, является в результате полового воспитания,отрицающего сексуальность, почти исключительно делом случая и взаимодействиямногих других факторов, как то: протекания полового созревания, освобождения отродительской власти и частичного преодоления власти общественной, но преждевсего обретения пути к здоровой половой жизни.

Итак, мы видим, что подавление стремления ксозерцанию и показу ведет к результатам, которые не может счесть желательнымини один воспитатель.

Существующее до настоящего времени половоевоспитание всегда исходит из негативных оценок сексуальности и из этических, ане гигиенических аргументов. Результатом такого воспитания являетсявозникновение неврозов и половых извращений. Отрицать воспитание нормальногоотношения к обнаженному телу означает соглашаться с обычным половымвоспитанием, так как одно нельзя рассматривать в отрыве от другого. Напротив,признавать воспитание нормального отношения к обнаженному телу, оставляя внеприкосновенности цели воспитания, означало бы конструировать противоречие,которое с самого начала сделало бы иллюзорной попытку своего разрешения иливвергло ребенка в еще более тяжелые ситуации. Компромисс же в области половоговоспитания, исходя из противоречий, присущих половому влечению едва ливозможен. Сначала, прежде чем вообще ставить вопрос о половом воспитании, надопринять однозначное решение: поддерживаете ли вы сексуальность или против нее,против существующей сексуальной морали или за нее. Любая дискуссия оказываетсябесплодной без такого прояснения собственного отношения к половому вопросу.Именно ясность является предпосылкой согласия в подобных проблемах. Здесь,однако, следует показать, куда ведет такая ясность в формулировкепредпосылок.

Итак, мы предполагаем, что отвергаемвоспитание, отрицающеесексуальность, из-за опасностей, которые оно несет здоровью, и высказываемся впользу противоположности, то есть воспитания, одобряющего сексуальность. Возможно, намскажут, что отрицание сексуальности вовсе не так уж опасно, ее ценностьпризнается и надо лишь "поощрять сублимирование сексуальности". Но в данномслучае речь идет вовсе не об этом, то есть не о сублимировании. Ставится вполнеконкретный вопрос: должны ли представители обоего пола потерять свой страхперед обнажением гениталий и других частей тела, вызывающих эротическиепредставления Еще конкретнее: должны ли воспитатели и воспитанники, родители идети, купающиеся и играющие, появляться друг перед другом обнаженными или вкупальных костюмах, должна ли обнаженность стать чем-то само собойразумеющимся

Тот, кто безусловно признает как саму собойразумеющуюся обнаженность при купании, во время игр и т.д., — а признание на определенныхусловиях имеет место в союзах нудистов, где обнажаются, чтобы практиковаться вполовом воздержании, — тот, кто стремится не к созданию островков в океане общественнойморали, а к тому, чтобы сделать воспитание одобрительного отношения кобнаженному телу, нормальной сексуальности всеобщим, должен будет проверитьотношение обнаженности к остальной половой жизни и решить, соответствуют ливыводы из таких стремлений (не будем пока говорить о возможности ихосуществления) его намерениям.

Опыт врачей, занимающихся лечением половыхрасстройств, учит, что сексуальное угнетение порождает болезни, извращения илисладострастие. Попытаемся теперь установить последствия воспитания, основанногона одобрении сексуальности.Если не внушать ребенку мысли о том, что половые органы являются чем-тостыдным, то, хотя в его сознании и не сформируется робость или сладострастие,не будет сомнения в том, что после удовлетворения, а значит, и снижения своегосексуального любопытства он захочет удовлетворить и свою сексуальнуюлюбознательность. Ему будет трудно отказать в таком удовлетворении, ведь впротивном случае возник бы гораздо более тяжелый конфликт, вытеснение которогостоило бы ребенку гораздо больших усилий. Кроме того, значительно выше была быопасность возникновения полового извращения. В этом случае ничего нельзя былобы возразить против занятия онанизмом, который давно уже признан естественнымявлением, но нельзя было бы обойтись без объяснения ребенку процессазачатия.

От выполнения требования ребенка позволитьему наблюдать этот акт можно было бы увильнуть, если отношения взрослых сребенком таковы, что в семье руководят взрослые. Однако это, несомненно,означало бы уже определенное ограничение одобрения сексуальности — ведь что можно было бы возразитькакому-нибудь циничному приверженцу сексуальной этики, спроси он, почему,собственно, ребенок не может видеть половой акт. Ведь и без того едва ли нелюбой ребенок, даже из самой благополучной семьи, украдкой наблюдал за ним, очем свидетельствует психоаналитический опыт, так почему же не разрешитьсмотреть открыто

Наш приверженец сексуальной этики мог быпоставить нас в особенно щекотливое положение, если бы ему пришло в головуспросить, что, собственно, можно возразить, с точки зрения ребенка, противнаблюдения за актом, если он не раз мог видеть этот процесс, совершаемый наулице собаками, при условии, что ему затем объяснят происходившее. Если бы унас хватило мужества быть честными, нам надо было бы признать, что мы не можемпривести против сказанного ни одного аргумента, пусть даже этического, а этовновь укрепило бы позицию противника полового просвещения. Или, может быть, нампонадобился бы героизм, чтобы признать: не желая, чтобы ребенок смотрел, мыдействуем так вовсе не в его интересах, а руководствуясь своим стремлением кненарушаемому наслаждению. Нам, загнанным в угол, осталась бы, следовательно,лишь такая альтернатива — возвращение к сексуальной этике, которая с неизбежностью должнаотрицать сексуальность, или обращение к самому щекотливому вопросу, к вопросуоб отношении к половому акту. Если же мы сделаем выбор в пользу того илидругого решения, то нам следовало бы убедиться в том, что о нем ничего не знаетпрокуратура, которая, в противном случае, неизбежно воспользовалась быпараграфом, карающим за преступления против нравственности.

Того же, кто вознамерился бы утверждать,что мы преувеличиваем, мы просим пройти с нами еще часть пути, чтобы убедиться,что по-деловому и разумно продуманное воспитание нормального отношения кобнаженному телу и половое просвещение подчас приводят воспитателей и детей втюрьму17.

Предположим теперь, сделав уступку, что мы,руководствуясь нашимисексуальными интересами, заставили ребенка отказаться от намерения наблюдать заполовым актом. В этом случае мы запутались бы в неразрешимом противоречии ивыбросили за борт все, что начали делать и сумели создать ценой больших усилий,если бы не дали четкий и правдивый ответ на неизбежный вопрос ребенка о том,когда ему можно будет делать то же самое. Он ведь уже узнал, что дети растут втеле матери и очень хорошо понял, что для этого отец вставил свою "палочку" или"штуку" в отверстие в теле матери. Если родители были мужественны, онирассказали ему также, что "это хорошо", так же как его игра со своей"палочкой". (Не стоит забывать, что мы, если уж вступили на стезю просвещения,хотим действовать разумно, то есть последовательно, а небессмысленно.)

Если же ребенок будет об этом знать, то мы,возможно, утешим его лишь на краткое время перспективой "стать взрослым", акогда придет пора созревания, то начнутся половые возбуждения, эрекции,семяизвержения и, соответственно, менструации, так что, вне всяких сомнений,будет предъявлен к оплате вексель, выданный в детстве. Если бы мы попытались ив этом случае отсрочить платеж, то сторонник сексуальной этики, который во чтобы то ни стало хочет довести нашу позицию до абсурда и которому это оченьхорошо удается, может задать логичный и иронически звучащий вопрос о том, что,собственно, мы могли бы возразить против полового акта в пору половой зрелости.Он будет с полным основанием ссылаться на то, что среди промышленных рабочихили у крестьян начало половой жизни само собой разумеется с достижением полнойполовой зрелости, то есть на 15 — 16-м году.

Мысль о том, что наши сыновья и дочери в 15или 16 лет, а может быть, даже и раньше, могли бы жестко настаивать на своемправе иметь естественные сексуальные потребности, несомненно, болезненно заделабы нас и заставила после некоторого колебания и замешательства искать аргументыдля защиты не столь уж многообещающей позиции. Нам придет в голову, например,аргумент "культурной сублимации", в соответствии с которым аскетизм в периодсозревания необходим для духовного развития. Кроме того, будем стремиться ктому, чтобы оказывать на молодежь, которая до тех пор росла в условиях ничем нестесняемой телесности, разумное влияние, рекомендуя ей в ее собственныхинтересах воздержание "на некоторое время".

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.