WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

Ты ставишь благополучие выше правды. Когда ты слышишь о моем оргоне14, ты не спрашиваешь "Чем он может помочь в лечении" Нет, ты спрашиваешь : "А у него есть лицензия на право практиковать в Моем штате" Неужели ты не понимаешь, что ты вместе со своей жалкой лицензией хотя и можешь несколько помешать мне в моей работе, но прекратить ее — никогда Ты не понимаешь того, что я имею мировую репутацию в деле лечения эмоциональных срывов и исследовании твоей жизненной энергии. И, наконец, ты не понимаешь того, что никто не вправе устраивать мне экзамен на профессиональную компетентность до тех пор, пока не будет знать предмет лучше меня.

Ты растрачиваешь свою свободу. Никто никогда не спросил у тебя, маленький человек, почему, обретя свою свободу в тяжелейшей борьбе, ты тут же отдаешь ее новому хозяину. "Вы слышали, что он сказал Он имеет наглость сомневаться в правоте демократии и революционном подъеме мирового рабочего класса. Долой революционеров! Долой контрреволюционеров! Долой!"

Полегче, маленький фюрер всех демократий и всего мирового пролетариата. Я убежден, что реальные перспективы обретения тобой свободы больше зависят от того, как ты отвечаешь на один вопрос, чем от десятка тысяч резолюций твоих партийных сборищ. "Долой его! Он оскорбил нацию и ее авангард -революционный пролетариат! Долой его! Поставить его к стенке!"

Твои крики "да здравствует!" и "долой!" ни на шаг не приблизят тебя к цели, маленький человек. Ты всегда думал, что ставя людей к стенке, ты защищаешь свою свободу. Лучше поставь себя самого к зеркалу...

"Долой !." Не горячись, маленький человек. Я не стараюсь оскорбить

тебя, я лишь хочу показать тебе, почему тебе никогда не удавалось завоевать свободу и удерживать ее, хотя бы короткое время. Неужели тебе совсем не интересно

"Доло-о-ой..."

Хорошо. Буду краток. Я собираюсь рассказать тебе о том, как ведет себя маленький человек в тебе, когда оказывается в состоянии полной свободы. Допустим, что ты студент института, профилирующегося в сексуальном здоровье детей и подростков. Ты одержим "великой идеей", ты хочешь принять участие в освободительном движении.

В моем институте произошел такой случай. Мои студенты изучали под микроскопами мелкую фауну. Ты сидел в оргоновом аккумуляторе совершенно голый. Я обратился к тебе и попросил тебя заглянуть в микроскоп. Когда ты, без одежды, выскочил из аккумулятора, демонстрируя свою наготу женщинам и девушкам, я сделал тебе замечание. Но ты не понял, чего я от тебя хочу. Я старался понять почему ты не понимал меня тогда. Потом, когда мы обсуждали это в течение многих часов, ты согласился со мной, что причиной всему была идея свободы, овладевшая тобой в институте, изучающем проблемы сексуального здоровья детей и всего человечества. С моей помощью ты очень скоро понял, что твое поведение было безрассудным потому, что ты презирал институт и проблемы, над которыми он работал. Достаточно ли я убедителен Нечего сказать Тогда я продолжу.

Вот тебе другой пример того, как ты растрачиваешь свою свободу.

Ты знаешь, я знаю, все знают о том, что ты вечно сексуально озабочен, что ты оцениваешь каждого представителя противоположного пола с точки зрения сексапильности, что ты постоянно обмениваешься с друзьями грязными историями на сексуальные темы, короче говоря, имеешь низменное порнографическое воображение. Однажды я видел, как ты маршировал по улице в толпе себе подобных и скандировал хором со всеми: "Дайте нам женщин! Дайте нам женщин !".

Приняв во внимание твою озабоченность, я организовал к лубы, в которых, как я задумывал, ты учился бы понимать ничтожность своей жизни и преодолевать ее. Ты и твои друзья повалили в эти клубы валом. Почему, маленький человек Я думал, что ими движет желание жизненных улучшений. Я слишком поздно догадался о настоящих причинах, приводящих в клубы таких как ты. Ты и тебе подобные рассматривали эти клубы как бесплатные бордели. Когда я понял это, я закрыл клубы. Не потому, что считал дурным то, что молодые люди знакомятся там с девушками, а из-за твоего и таких как ты маленьких людей свинского поведения. Таким образом клубы прекратили свою деятельность, а ты опять оказался в дерьме... Желаешь что-нибудь сказать

"Пролетариат развращен буржуазией. Вожди мирового пролетариата знают, что надо делать. Они железной рукой расчистят дорогу свободе н справедливости. А что касается сексуальных проблем пролетариата, то они решаться сами собой!"

Я точно знаю, что ты имеешь ввиду, маленький человек. В пролетарском фатерлянде сексуальные проблемы были пущены на самотек. Результаты были видны в Берлине, когда, ночь за ночью, солдаты победившего пролетариата насиловали каждую женщину, которую удавалось догнать. Не поддавайся эмоциям! Ты знаешь, что это правда. Твои борцы за "честь революции", твои "бойцы пролетарской свободы" опозорили и обесчестили тебя на многие столетия вперед... Ты говоришь, что можно "быть счастливым только в борьбе" Хорошо, вот тебе другая настоящая история.

Один будущий вождь, который тогда еще не был таковым, был увлечен идеей сексуальной экономии, а также идеей диктатуры пролетариата. Он пришел ко мне и сказал: "Вы гениальны. Карл Маркс научил людей как им стать экономически свободными. А вы научили их как стать свободными сексуально. Вы сказали им: "Вперед, и трахайте, кого хотите!"

Ты извратил мои идеи, точно также, как и идеи Маркса, как и все другие идеи. В твоей жизни мои любовные объятия превратились в порнографический акт.

Ты не знаешь, о чем я говорю, маленький человек. А потому снова и снова погружаешься в болото.

Маленькая женщина, если ты, не имея к этому особого призвания, решаешь обучать детей только потому, что у тебя нет своих собственных, ты несешь в мир неосознанное зло. Предполагается, что ты будешь воспитывать детей. Детский крик, если говорить серьезно, является нормальным проявлением человеческой сексуальности на стадии становления. Чтобы управлять детской сексуальностью надлежащим образом, воспитатель обязан знать, что такое любовь на собственном опыте. Но ты очень напоминаешь старую калошу: ты некрасива и неуклюжа. Этого одного уже достаточно, чтобы на всю жизнь привить в тебе скрытую злобную ненависть к любому привлекательному, полному жизни телу. Я ни в коем случае не обвиняю тебя ни в том, что ты так выглядишь, ни в том, что ты не знаешь, что такое любовь (ни один здоровый мужчина не полюбил бы тебя), ни в том, что ты не в состоянии понять детскую любовь. Но я обвиняю тебя в том, что ты возводишь в ранг добродетели свою ущербность, свою внешнюю непрезентабельность, свой недостаток красоты и грациозности, свою неспособность любить, и, тем самым, ты душишь любовь в детях. А это, уродливая маленькая женщина — ничто иное, как преступление. Вредным становится само твое существование, поскольку ты отворачиваешь здоровых детей от их здоровых отцов, поскольку ты воспринимаешь нормальную детскую любовь как симптом болезни; поскольку, маленькая уродливая женщина, ты, не смиряясь с тем, что выглядишь как старая калоша, начинаешь думать и учить как старая калоша; поскольку, вместо того, чтобы честно отойти на жизненную обочину, ты делаешь все возможное для того, чтобы на всю жизнь оставить в ребенке отпечаток своей уродливости, своей неуклюжести старой калоши, своего лицемерия, и прячешь свою злобную ненависть за наигранной улыбкой.

А ты, маленький человек доверяешь воспитание своих детей ж енщинам, которые вселяют в их здоровые души горечь и злобу. Поэтому-то ты и есть тот, кто ты есть, живешь так, как ты живешь и думаешь так, как ты думаешь.

Вот каков ты есть, маленький человек. Ты приходишь ко мне, чтобы познать то, что я сам познал в тяжком труде и суровой борьбе. Если бы не я, ты так и оставался бы неизвестным практикующим врачом в захолустье. Я дал тебе возможность подняться, я передал тебе мои знания и мой огромный психотерапевтический опыт. Я научил тебя видеть, как день за днем, час за часом, человек выдыхает свободу и вдыхает рабство. Тебе было предоставлено престижное место моего представителя в одной из дальних стран. Ты был свободен в самом широком смысле этого слова. Я верил в твою честность. Но внутренне ты чувствовал свою зависимость от меня, ибо не мог сделать многого самостоятельно. Ты нуждался во мне, поскольку получал от меня знания, уверенность в себе, широту взглядов и, наконец, я помогал тебе развиваться. Все это я отдавал тебе с радостью, маленький человек, ничего не требуя взамен. Но пришло время, когда ты начал говорить, что я навязал тебе свои взгляды. Ты стал дерзким, вообразив что таким образом ты сможешь стать "свободным". Но подмена свободы дерзостью всегда была отметиной раба. Устремляясь к своей свободе ты отказался посылать мне отчеты о своей работе. И вот теперь ты чувствуешь себя свободным... Свободным от сотрудничества и ответственности. Вот почему, маленький человек и ты и мир таковы, каковы они есть.

Ты когда-нибудь задумыва ются, маленький человек, как должен чувствовать себя орел, гнездо которого полно куриных яиц Орел ждет, что из этих яиц вылупятся маленькие орлята, а затем вырастут в больших орлов. Но яйца раскалываются одно за другим, а из них вылупляются лишь цыплята. В своем отчаянии орел обманывает себя надеждой, что цыплята еще превратятся в орлов. Но вот они вырастают и оказываются кудахтающими курами. Когда орел осознает, что чуда не произойдет, его первым порывом является стремление склевать и цыплят и кур. От этого мудрого преступления его удерживает лишь одно — слабая надежда на то, что хотя бы один из цыплят когда-нибудь превратится в орленка, а затем станет орлом, таким же как и он, способным с высоты своего полета охватывать взором огромные пространства, видеть далеко вперед, открывать новые слова, генерировать новые идеи, находить новые жизненные пути. Одна лишь слабая надежда удерживает одинокого опечаленного орла от того, чтобы склевать кур и цыплят в своем гнезде. Цыплята не знают, что их высиживал орел. Им также не известно, что они живут на орлиной скале, величественно возвышающейся над сырой темной долиной. Они не видят так далеко, как одинокий орел. Все что они могут — это поедать, поедать и поедать то, что им приносит орел. Они ползают под его могучими крыльями, согреваясь там во время погодных ненастий.

Но приходит время, и цыплята разбегаются в разные стороны, а затем начинают из своих тайных укрытий бросать в орла мелкие острые камешки, стараясь сделать ему как можно больнее. Первым порывом орла, когда он сталкивается с таким вероломством, является опять-таки желание склевать цыплят и куриц. Но он думает над этим, и ему становится жаль их. Когда-нибудь, думает он, когда-нибудь из этой кудахтающей близорукой куриной толпы выйдет хотя бы один орленок, который станет таким же орлом, как и он.

И одинокий орел, не теряя своей великой надежды, все продолжает высиживать цыплят...

Ты не хочешь быть орлом, маленький человек, поэтому ты и становишься добычей различных стервятников. Ты боишься орлов, а потому живешь в стаде и становишься жертвой вместе с остальным стадом, потому что некоторые из твоих кур высиживают стервятников из своих яиц. Эти стервятники и становятся твоими вождями в борьбе против орлов, которые стремятся увлечь тебя к лучшей жизни в лучшие миры. Стервятники учат тебя питаться падалью, обеспечивать себя жалкими зернами и кричать "Хайль, великий стервятник !".

И вот теперь ты голодаешь и умираешь в огромных стадах и все еще боишься орлов, которые высиживают своих цыплят.

Маленький человек, ты построил свой дом, свою жизнь, свою культуру, свою цивилизацию, свою науку и технологию, свою любовь и теорию воспитания детей на песке. Ты не знаешь этого и не желаешь знать, а когда великий человек рассказывает тебе об этом — ты убиваешь его. В глубочайшем огорчении ты приходишь ко мне и задаешь вопросы. Всегда одни и те же вопросы:

"Мой ребенок злобен и жесток, он бледен и мучается запорами; он разбивает все, что попадет ему под руку и страшно кричит по ночам; он слабо успевает в школе. Что мне делать Помоги мне!"

Или: "Моя жена фригидна. Она не дает мне своей любви. Она мучает меня и изводится в припадках и истериках. Она изменяет мне с десятком мужчин. Что мне делать Посоветуй мне!"

Или: "Мы победили в последней войне, чтобы больше не было никаких войн. А теперь разразилась еще более страшная война. Помоги! Что мне делать"

Или: "Цивилизация, которой я так гордился, разваливается под гнетом инфляции. Миллионы людей голодают, убивают, воруют и живут как животные. Они утратили всякую надежду. Помоги! Скажи мне, что делать!"

"Что мне делать Что нам делать ", — это вековой вопрос, стоящий перед человечеством.

Судьбы великих достижений сходны в том, что родившись там, где правда ценится выше, чем благополучие, все они попадают к тебе, а ты не находишь им лучшего применения кроме как сожрать их и переработать в дерьмо.

На протяжении веков велик ие, отважные, одинокие люди говорят тебе, что делать. И раз за разом ты искажаешь, принижаешь и разрушаешь их учения; раз за разом ты обольщаешься наиболее слабыми их сторонами, принимая их за великую истину, а немногочисленные ошибки — за основополагающие жизненные принципы. Именно так, маленький человек, ты поступил с христианством, с доктриной независимости народов, с социализмом, со всем, к чему прикоснулся. Почему, спрашивается, ты так поступаешь Не думаю, что ты и вправду хочешь знать ответ на этот вопрос. Услышав правду, ты либо плачешь, либо чинишь над ней кровавую расправу, либо предаешь ее.

Ты поступаешь так и строишь свой дом на песке, потому что боишься своей неспособности почувствовать жизненную силу в себе самом, потому что ты душишь и убиваешь любовь в своем ребенке еще до его рождения, потому что ты не способен выдержать ни свободы, ни жизнестойкости, ни настоящего движения, ни полного самовыражения. Все это пугает тебя до безумия, и ты спрашиваешь: "А что скажет на это мистер Джонс"

Ты боишься думать, маленький человек, поскольку мысли идут рука об руку с сильными телесными ощущениями, а своего тела ты тоже боишься. Многие великие люди взывали к тебе: "Вернись к своей природе! Слушайся своего внутреннего голоса, дай волю своим истинным чувствам. Уважай и почитай любовь!" Но ты глух. Ты променял все чувства на слова. Они погибают в огромной пустыне, маленький человек, и одинокие глашатаи истины тоже гибнут, столкнувшись с твоим непробиваемым непониманием.

У тебя был выбор: воспарить до уровня сверхчеловека с Ницше или скатиться к состоянию недочеловека с Гитлером. Ты кричал: "Хайль! Хайль!" и выбрал недочеловека.

У тебя был выбор между по-настоящему демократической конституцией Ленина и диктатурой Сталина. Ты выбрал диктатуру Сталина.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.