WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 48 |

В очень многих случаях я сталкивался сощущениями сдерживаемой злобности, которая, правда, ни разу не проявилась, ибыл не в состоянии сказать, где локализуется это ощущение. Лечениевегетативного поведения делает возможным телесную локализацию злобности.Существуют пациенты, выражающие глазами и щеками дружелюбие, чему, однако,резко противоречит выражение их рта и подбородка. Выражение в нижней части лицасовершенно другое, нежели в верхней. Ликвидация такой позиции рта и подбородкавысвобождает невероятную ярость. В других случаях ощущается неискренностьобщепринятой вежливости, скрывающей нечто противоположное — коварную злобу, котораяпроявлялась в запоре, существовавшем десятилетиями. Кишечник не работает, и егофункционирование приходится на протяжении длительного времени поддерживать спомощью слабительного. Такие пациенты в детстве часто были вынуждены обуздыватьсвои аффекты ярости и «побеждать плохое в животе». Слова, которыми пациентыописывают свои ощущения, очень точно отражают заповеди, вбивавшиеся им в головув детстве в процессе воспитания. Они говорят, например: «Живот плохой и злой,если он издает звуки». «Хорошо воспитанный» ребенок вместо того, чтобы вполнеестественно ответить на такие звуки пуканьем, в результате наставлений вскореотвыкает от этого, «сдерживая звуки в животе». Чтобы достичь этого, ребенокдолжен парализовать каждое возбуждение, появляющееся в животе, в том числе и генитальноеполовое возбуждение, втягивая живот, заставляя его «спрятаться в себя». Животстановится твердым и напряженным. Он «справился с плохим».

Стоило бы на примерах различных случаев оченьподробно функционально и исторически изложить сложное развитие симптомовтелесных позиций. Пока же мы удовлетворимся указанием на некоторые типичныефакты.

В высшей степени поучительным будет увидеть,что тело функционирует, как единый организм, точно так же, как если бы ономогло быть расщеплено на части, причем одна часть функционировала бы вагически,другая —симпатически. У меня была пациентка, надчревную область которой удалось наопределенной стадии лечения полностью расслабить. Женщина испытала определенныеощущения течения, брюшная стенка легко вдавливалась и т. д. Между надчревнойобластью, грудью и шеей больше не было прерывания ощущений, но подчревнаяобласть вела себя так, будто была отделена от них разграничительной линией.Здесь при вдавливании брюшной стенки ощущался твердый желвак величиной примернос детскую голову. Сегодня было бы невозможно анатомически точно указать, каквозникает такой желвак, то есть какие органы участвуют в его образовании, ноего можно было прощупать.

На последующей стадии лечения бывали дни,когда желвак то появлялся, то исчезал. Он появлялся всякий раз в том случае,когда пациентка, движимая страхом, боролась с назревавшим половым возбуждением,а исчезал, если она чувствовала себя в состоянии допустить половоевозбуждение.

Мне представляется целесообразным сделатьпредметом специального рассмотрения, основанным на новых материалах, телесныеявления при шизофрении, в особенности ее кататонической форме. Кататоническиестереотипы, болезненные навязчивые воспоминания, автоматизмы всякого родаобъясняются возникновением мышечного панциря и прорывом вегетативной энергии.Так обстоит дело прежде всего с кататоническим припадком бешенства. При простыхневрозах имеет место только поверхностное застывание вегетативной подвижности,оставляющее место внутренним возбуждениям и их отводу в «фантазии». Еслипроцесс формирования панциря проникает глубже, блокирует центральные областибиологического организма, то он полностьюохватывает мускулатуру и затем имеются возможноститолько насильственного выхода (припадок бешенства, переживаемый какосвобождение) или постепенное запустение жизненного аппарата.

К этим проблемам примыкает проблематика рядаорганических заболеваний, например язвы желудка, мышечного ревматизма ирака.

Я не сомневаюсь, что психотерапевты в своейклинической практике могут наблюдать множество такого рода симптомов, но они неподдаются анализу каждый в отдельности, а постижимы только в связи с общейбиологической функцией тела и ее отношениями с функциями страха и удовольствия.Невозможно постичь многообразную проблематику телесных поз и телесногопроявления, понимая страх только как причину, а не — в первую очередь — как следствие сексуальногозастоя. Застой же означает не что иное, как торможение вегетативной экспансии иблокирование деятельности и подвижности центральных вегетативных органов. Отводвозбуждения блокирован, биологическая энергия связана.

Рефлекс оргазма является единым сокращениемвсего тела. В момент оргазма мы представляем собой не что иное, каксокращающуюся кучу плазмы. После 15 лет исследования оргазма удалось наконецдойти до биологического ядра душевных заболеваний. Рефлекс оргазма встречаетсяу всех совокупляющихся живых существ. У ряда биологических организмов,расположенных еще ниже по лестнице эволюции, например у одноклеточных, онпроисходит в форме сокращений плазмы, о которых я говорил в другомместе20. Самой низкой ступенью, на которой его можно обнаружить, являетсяделение яйца.

Определенные трудности вызывал ответ навопрос о том, что приходит у более высокоразвитых организмов на место сжатия дошарообразной формы, если организм не может более сократиться, как простейшее,превратившись в шар. Многоклеточные, начиная с определенной ступени развития,имеют костный скелет. Это препятствует выполнению функции превращения в шар присокращении, свойственной моллюскам и простейшим. Представим себе растяжимыйшланг, до размеров которого вырос наш биологический пузырь. Введем по его длинеочень гибкий стержень, способный, однако, гнуться только в одну сторону,который представляет собой позвоночный столб. Вызовем теперь в этом продольновытянутом пузыре импульс к сокращению. Мы сможем увидеть, что у пузыря, еслион, несмотря на неспособность к превращению в шар, захочет сократиться, будеттолько одна возможность — он должен быстро и очень сильноизогнуться. Рефлекс оргазма является не чем иным,если его рассматривать биологически. Это положение тела свойственно многим насекомым и прежде всего— в эмбриональнойфазе развития.

Люди, больные истерией, с особеннымпредпочтением демонстрируют мышечные судороги в тех участках организма, гдеимеется кольцевая мускулатура, и очевиднее всего — в горле и на конце кишечника, то есть в двух местах,с точки зрения истории развития соответствующих двум отверстиям кишечникапервобытного животного.

Наряду с этим бросается в глаза кольцеваямускулатура на входе в желудок и на выходе из него. В этих мышцах проявляютсяистерические спазмы, часто имеющие тяжелые последствия для общего состоянияорганизма.

Участки тела, особенно предрасположенные кдлительным сокращениям и биологически соответствующие очень примитивнымступеням развития, дают самый частый повод к невротическим судорогам. Еслигорло и конец кишечника блокированы, то оргастическое сокращение становитсяневозможным. Телесная «сдержанность» выражается в положении, противоположномрефлексу оргазма, —крестец пуст, жесткий затылок, блокированный задний проход, грудь выдвинутавперед, плечи напряжены. Истерическая дуга представляет собой полнуюпротивоположность рефлексу оргазма и прообраз отпора сексуальности. Каждыйпсихический импульс функционально идентичен определенному психическомувозбуждению.

Взгляд, в соответствии с которым психическийаппарат функционирует сам по себе и воздействует на телесный аппарат, такжефункционирующий сам по себе, не может отражать действительное положение вещей.Нельзя представить себе прыжок из телесной сферы в душевную, так как невернопредположение о существовании двух отделенных друг от друга сфер. В столь жемалой степени содержание душевной функции, например представление об ударе,может обрести телесное выражение, если само это представление уже не являетсявыражением вегетативного импульса движения. Возникновение представления извегетативного импульса относится к числу труднейших вопросов психологии. Наоснове клинического опыта можно с несомненностью констатировать, что кактелесный симптом, так и психическое представление являются следствиямипротиворечий в функционировании вегетативной иннервации. Сказанному непротиворечит тот факт, что телесный симптом можно устранить с помощью осознанияего смысла, ведь любое изменение в сфере психических представлений неизбежноприводит к функционально идентичным изменениям вегетативного возбуждения.Следовательно, излечивает не одно только осознание представления, аизменение хода возбуждения. Тем самым образуется изложенная ниже последовательность функций входе действия психических представлений в телесной сфере:

а) Психическое возбуждениефункционально идентично телесному.

б) Фиксация психического возбужденияпроисходит в результате закрепления определенного состояния вегетативнойиннервации.

в) Измененное вегетативное состояниеизменяет функцию органа.

г) «Психическое значение органическогосимптома» является не чем иным, как телесной позой, в которой выражается«психический смысл». (Психическая заторможенность выражается ввегетативной судорожности, ненависть — в определенной вегетативнойпозиции ненависти. Они идентичны и неотделимы друг от друга.).

д) Фиксация вегетативногосостояния оказывает обратное воздействие на физическоесостояние; восприятие реальной опасности функционируетидентично симпатикотонической иннервации, которая, со своейстороны, усиливает страх. Нарастающий страх формируетхарактерологический панцирь, что равнозначно связыванию вегетативнойэнергии в мышечном панцире. И это еще больше нарушает возможность отводаэнергии, увеличивает напряжение и т. д.

Психическое и телесное функционируют ввегетативном отношении как обусловливающие друг другаи единые системы.

Попробуем пояснить сказанное на одном примереиз клинической практики. Одна очень милая и сексуально привлекательнаяпациентка жаловалась на ощущение безобразия, так как она не чувствовала своетело как нечто единое. Она описывала свое состояние следующим образом: «Каждаячасть моего тела делает что хочет. Мои ноги здесь, голова там, а где мои руки,я никогда толком не знаю. Я не могу собрать свое тело». Таким образом, женщинастрадала известными нарушениями чувства своего «Я», получающими особенно яркоевыражение при шизоидной деперсонализации. В ходе вегето-терапевтической работына лице пациентки выявились очень любопытные взаимоотношения между различнымимышечными позициями. В самом начале лечения бросалось в глаза, как «равнодушно» было ее лицо. Выражениеравнодушия постепенно настолько усилилось, что сама больная начала страдать отэтого. Она смотрела равнодушным взглядом в угол комнаты или за окно, даже еслис ней говорили о серьезных вещах. При этом выражение глаз было пустым,«отсутствующим». После тщательного разложения равнодушного выражения лицапоявилась новая черта, которая до тех пор едва обозначалась. Ротовая иподбородочная части лица приобрели иное выражение, чем глаза и лоб. После тогокак выражение лица приобрело большую четкость, стало ясно: рот и подбородокбыли «злыми», глаза же илоб — «мертвыми». Эти слова отражаливнутреннее ощущение пациентки.

Сначала я отделил положение мышц,обусловливавших выражение рта и подбородка. В ходе обработки выявиласьневероятно сильная реакция сдерживавшейся до тех пор ярости при кусании,которую пациентка обращала на своих мужа и отца, не пережив, однако, этотимпульс. Импульсы ярости, выражавшиеся, таким образом, в положении подбородка ирта, до лечения перекрывались позицией равнодушия на всем лице, ведь толькоустранение равнодушия и позволило проявиться выражению ярости у рта. Функцияравнодушия заключалась в защите больной от постоянного воздействия мучительногоощущения ненависти, проявлявшегося у рта. Примерно через две недели леченияротовой части злое выражение лица полностью исчезло в связи с выработкой упациентки очень сильной реакции разочарования. Одна из черт ее характеразаключалась в навязчивом стремлении требовать любви и злиться, если неудовлетворялись ее претензии. После разложения позиции рта и подбородка во всемтеле начались преоргастические сокращения в виде змееподобных волнообразныхдвижений, охвативших и таз. Половое же возбуждение осталось заторможенным в каком-то определенном месте. При поисках функцииторможения постепенно с особой силой проявилось выражение лба и глаз,превратившееся в злой, наблюдающий, критический и внимательный взгляд. Теперьпациентка смогла отдать себе отчет в том, что она, собственно, никогда и небыла в состоянии «потерять голову», так как все время быланастороже.

Появление и проявление вегетативных телесныхимпульсов —несомненно, наиболее странный феномен, с которым мы сталкивались ввегетотерапии. Он плохо поддается описанию, его надо пережить в клиническойпрактике. Итак, «мертвое» выражение лба было перекрыто «критическим». Следующийвопрос состоял в том, какова была функция «критического, злого» выражения лба.Осмысление деталей полового возбуждения пациентки показало, что «лоб следил какраз за тем, что делали половые органы». Строгое выражение глаз и лба выводилосьиз идентификации больной с ее весьма морализаторски и аскетически настроеннымотцом. Он внушал ей с самых ранних лет, как опасно следовать сексуальнымжеланиям, говоря прежде всего о разрушении тела в результате заражениясифилисом. Следовательно, лоб стоял на страже вместо отца, если женщинаобнаруживала готовность отдаться сексуальному возбуждению. Толкование, согласнокоторому больная идентифицировала себя с отцом, было недостаточным, ведьвозникал следующий вопрос: почему эта идентификация проявлялась именно па лбу и что вело к сохранению этой функции в данный момент Нам следует строгоразличать историческое объяснение какой-либо функции и ее актуальноединамическое объяснение. Речь идет о двух совершенно разных вещах. Мы неликвидируем симптом, если только исторически поймем его. Нам не обойтись и беззнания актуальных функциональных связей. (Не смешивать с «актуальнымконфликтом»!) Выведение образа «внимательного лба» из детской идентификации скритически настроенным отцом ни в малой мере не повлияло бы на факторгастического нарушения. Продолжение процесса излечения пациентки показалоправильность этого взгляда — ведь в той мере, в какой мертвое выражение уступило местокритическому, сначала обострялась общая защитная реакция на проявлениясексуальности. Постепенно описанное строгое выражение стало сменятьсяоживленным, несколько детским выражением лба и глаз. Следовательно, женщина тооказывалась в согласии со своими сексуальными желаниями, то относилась к нимкритически. С заменой критического выражения лба оживленным исчезло иторможение полового возбуждения.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 48 |





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.