WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 48 |

Удовольствие от страдания являлось, с точкизрения психоанализа, следствием биологической бедности. «Мазохизм» был таким жевлечением, как и все остальные, только направленным на своеобразную цель. Такаяпозиция была бесполезна с точки зрения терапии: ведь если больному говорили,что он хочет страдать «побиологическим причинам», то так и происходило. Постановка задачи терапии спомощью оргазма повлекла за собой вопрос о том, почему мазохист превращаетвполне понятное естественное стремление к удовольствию в нечто прямопротивоположное. Случай из моей практики, сыгравший роль катализатора,позволивший мне по-новому взглянуть на проблему мазохизма, которая до сих порвводит в заблуждение психологов и сексологов, произошел в 1928 г. Тогда я лечилсовершенно измученного человека, страдавшего извращенным мазохизмом. Его жалобыи стремление быть избитым заглушали всякую попытку достичь результата. Посленескольких месяцев работы мое терпение иссякло. Когда он вновь потребовал,чтобы я побил его, я спросил, что он скажет, если я удовлетворю его желание. Онпросиял от счастья, и тогда я взял линейку и пару раз сильно ударил его позаду. Он громко закричал, но отнюдь не от удовольствия, и с тех пор я ничегобольше не слышал о его такого рода желаниях. Остались одни жалобы и упреки. Моиколлеги пришли бы в ужас, узнай они об этом случае. Я же, анализируя этотслучай, внезапно понял, что, вопреки утверждениям, боль и неприятные ощущениявовсе не являются побудительными целями мазохистов. Мазохист, как и любойсмертный, ощущает боль, еслиего бьют, и ему это неприятно. Остается вопрос: еслимазохист не стремится к неприятному ощущению, если он переживает его, неиспытывая удовольствия, то почему ему все же не терпится подвергнутьсяистязаниям После долгах раздумий я понял, что воснове этого извращенного поведения лежит фантастическое представление.Мазохист фантазирует, что его мучают, чтобы«лопнуть». Он надеется только таким способом достичь разрядки.

Мазохистские жалобыоказались выражением неразрешимого и мучительноговнутреннего напряжения. Онипредставляют собой открытые или замаскированные жалобные просьбы обизбавлении от напряжения,порожденного сексуальным влечением. Поскольку способность к самостоятельномуактивному достижению удовлетворения блокирована страхом перед удовольствием,постольку махозисты ожидают оргастического разрешения все-таки как избавления, которое последует извне откого-то другого. Желанию «лопнуть», разрядиться противостоит глубокий страх перед такой возможностью.Болезненное стремление к самоуничижению, свойственное мазохистским характерам, предстало теперь внеизвестном до тех пор свете, так же как болезненноестремление к самовозвеличиванию представляет собой,так сказать, биопсихическую эрекцию, фантастическое расширение душевногоаппарата.

Несколько лет спустя я понял, что в основеэтого лежат ощущения электрического заряда. Ему противоположно самоуничижение, проистекающее из страха перед возможностью«лопнуть». За мазохистским самоуничижением действуютни на что не способное честолюбие и мания величия, окрыленная страхом.Мазохистское провоцирование наказания оказалось выражением глубокого желаниябыть удовлетворенным вопреки собственному желанию.Женщины с мазохистским характером не позволяют себесовершать половой акт, фантазировать на тему соблазнения или изнасилования.Мужчина должен принудить их к этому противих воли, о чем они боязливо мечтают. Сделать это имсамим запрещено и связано с тяжелым чувством вины. Известная мстительностьмахозиста, чувство собственного достоинства которого травмировано оченьглубоко, удовлетворяется благодаря тому, что он представляет другого человекадурным или провоцирует его на жестокое поведение.

Бросается в глаза мазохистское представлениео том, что кожа, особенно на ягодицах, становится «горячей» или «горит».Желание быть натертым жесткими щетками до тех пор, пока кожа не «лопнет», илибыть избитым — не чтоиное, как желание, лопнув, освободиться от напряжения. Следовательно, боль— отнюдь не цельпобуждения, а неприятное переживание при освобождении от несомненно реальногонапряжения. Мазохизм является прототипом вторичноговлечения и демонстрирует результат подавленияестественной функции удовольствия.

Страх перед оргазмом проявляется у мазохистовв особой форме. Страдающие другими болезнями, например неврозом навязчивыхсостояний, вовсе не могут достичь генитального полового возбуждения или ищутубежища в страхе, как истерики. Мазохист застревает на прегенитальномвозбуждении. Он не «перерабатывает» его в форме невротических симптомов, ииз-за этого растет напряжение, а следовательно — при увеличивающейсянеспособности к разрядке — растет страх перед оргазмом. Так мазохист оказывается в замкнутомкругу тяжелых воздействий на свою психику. Чем больше он хочет избавиться отнапряжения, тем глубже погружается в него. Мазохистские фантазии резкоусиливаются в момент, когда должен наступить оргазм. Часто эти фантазии иосознаются только при наступлении оргазма. Мужчина фантазирует, например, чтоего силой тащат через огонь, женщина — что ей распарывают живот илиразрывают влагалище. Некоторые способны на какую-то степень удовлетворениятолько при помощи этих фантазий. Представление о том, что человека принуждают «лопнуть», означает обращениек посторонней помощи для достижения разрядки. Так как без страха передоргастическим возбуждением не обходится ни один невроз, то при каждом душевномзаболевании обнаруживаются мазохистские фантазии и позиции.

Следовательно, восприятие мазохизма каквнутреннего влечения к смерти или результата страха смерти противоречит даннымклинических наблюдений. Страх в очень малой степени развивается в характеремазохистов, пока они могут предаваться мазохистским фантазиям. Они сразу жеиспытывают страх, если истерия или невроз навязчивых состояний начинают«пожирать» мазохистские фантазии. Напротив, четко выраженный мазохизм являетсяотличным средством для того, чтобы избежать страха влечения, так как толькодругой постоянно делаетплохое или побуждает к этому. Кроме того, двойной характер желания «лопнуть» (желание оргастическойразрядки и страх перед ней) удовлетворительно объясняет все свойствамазохистских позиций.

Желание разорваться или «лопнуть» (и,соответственно, боязнь этого), которое я наблюдал у всех моих больных,поставило меня перед загадкой. Душевное представление должно иметь определенныефункцию и происхождение. Мы привыкли выводить представления из образныхвпечатлений. Представление порождается внешним миром, а организм ощущает его спомощью органов чувств. Оно черпает свою энергию из внутреннего источникавлечения. Для представления о том, что человек «лопается», не удалось найтитакой внешний источник, что вызвало трудности склассификацией представления.

Во всяком случае, я смог отметить ряд новыхважных результатов. Мазохизм не соответствуетникакому биологическому влечению. Он является следствием нарушенияудовлетворения и представляет собой всегда безуспешнуюпопытку исправить это нарушение. Он представляетсобой результат, а не причину невроза. Мазохизм — выражение неудовлетворенногосексуального напряжения. Его непосредственным источником является страхудовольствия, или страх оргастической разрядки. Его суть заключается в том,чтобы вызвать как раз то, что порождает самую глубинную боязнь: приятноеосвобождение от напряжения, которое ощущается как возможность «разорваться»,или «лопнуть», и вызывает страх.

Понимание мазохистского механизма открыло мнепуть в биологию. Испытываемый людьми страх удовольствия стал понятен благодарятому, что я исходил из принципиального изменения физиологической функции удовольствия. Страдание и его перенесениеявляются результатами утраты органической способности испытыватьудовольствие.

Тем самым я, не желая того, затронулдинамическую суть всех религий и философских систем, включающих понятиестрадания. Не раз сталкиваясь в качестве консультанта по сексуальным проблемамс людьми, разделявшими христианские ценности, я установил определеннуювзаимосвязь. Религиозный экстаз построен совершенно по типу мазохистскогомеханизма. Спасение от внутреннего греха, то есть от внутреннего напряжения,ожидается от Бога, всемогущей личности, так как человек не в состоянии добитьсяосвобождения. Это желание освободиться от избытка биологической энергии психическипереживается как желание освободиться от «греха». Самому этого сделатьневозможно, и о таком освобождении должен позаботиться другой — всемогущий, осуществив это вформе наказания, помилования, спасения и т. д. Мазохистские оргиисредневековья, инквизиция, самоистязания, бичевания, покаяния и т. д., которымпредавались религиозные люди, выдавали функцию этих действий: они былибезуспешными мазохистскими попытками сексуальногоудовлетворения!

Мазохист в своем нарушении оргазма отличаетсяот других невротиков тем, что в момент наивысшеговозбуждения сжимается в судорогах и фиксируется. Темсамым создается противоречие между максимальным расширением и движением вобратном направлении, являющимся результатом торможения. При всех остальныхформах оргастической импотенции торможение наступает до достижения кульминации возбуждения.Это тонкое и кажущееся интересным лишь с академической точки зрения различие решило судьбу моей естественнонаучнойработы. Из моих заметок, сделанных между 1928-м и 1934-м гг., видно, как в ходемоих экспериментально-биологических работ были подготовлены эксперименты сбионом. Охарактеризовать эти эксперименты в целом невозможно. Я долженупростить, лучше сказать, изложить мои первые фантазии, опубликовать которые яникогда бы не отважился, не подтвердись они на протяжении последующих десятилет экспериментальной и клинической работой.

2. ФУНКЦИЯ ЖИВОГОПУЗЫРЯ

Страх «лопнуть» и желание быть «разорванным»я отметил сначала у одного, а потом у всех мазохистов, и хотя бы частично такиеощущения диагностировались у всех без исключения больных, имевших мазохистскиесклонности к страданию. Опровержение представления о мазохизме как обиологическом влечении, подобном всем остальным половым влечениям, выводилодалеко за пределы критики фрейдовского учения о влечении к смерти. Как я ужеговорил, меня непрерывно занимал вопрос о том, откуда происходит представлениео «разрывании», регулярно возникавшее у всех пациентов незадолго до достиженияоргастической потенции.

В большинстве случаев это представлениепроявляется как кинестетическое ощущение состояния собственного тела. Оно, какправило, сопутствует представлению о туго надутомпузыре. Больные жаловались на «напряженность, откоторой того и гляди лопнешь», «переполненность, от которой вот-вот разорвет».Они казались сами себе «раздутыми» и «растянутыми». Они боялись каждоговторжения в панцирь, окружавший их характер, как «укола». Некоторые говорили,что они боятся «растечься», «раствориться», потерять свою «опору» или«контур».

Они держались за жесткий панцирь, сковывавшийих движения и позы, как утопающий за обломок корабля. Другие ничего не желалиболее страстно, чем «разрушиться». Здесь следует искать причины рядасамоубийств. Чем острее оказывалось сексуальное напряжение, тем четчевыражались эти ощущения. Они быстро исчезали при преодолении страха оргазма,когда могла наступить сексуальная разрядка.

Тогда жесткие черты характера теряли своювыраженность, сущность человека становилась «мягкой» и податливой иодновременно гибко-сильной. Кризис любого удавшегося анализа характеранаступает как раз тогда, когда мощные преоргастические ощущения сталкиваются спрепятствиями своему нормальному ходу в виде мышечныхсудорог, обусловленных страхом. Когда возбуждение достигает высшей точки, онотребует разрядки, и судорога тазовой мускулатуры действует как нажатие наручной тормоз при скорости в сто километров — все приходит в беспорядок. То жепроисходит и с больным в процессе выздоровления. Он оказывается переднеобходимостью принять решение полностью отключить телесные механизмыторможения или снова впасть в невроз. Невроз— не что иное, каксумма всех хронически автоматизированных торможений естественного половоговозбуждения. Все остальное, что было перечислено,является результатом этого исходного нарушения.

В 1929 г. я начал понимать, что исходныйконфликт, свойственный каждому душевному заболеванию (неразрешенноепротиворечие между стремлением к удовольствию и моральным запретом), коренится,с физиологической точки зрения, в мышечной структуре. Душевное противоречие между сексуальностью и моралью проявляется вбиологической глубине организма как противоречие между возбуждениемудовольствия и мышечной судорогой. Мазохистскиепозиции приобрели большое значение для формирования сексуально-экономическойтеории неврозов: они показывают это противоречие в чистом виде. Неврозынавязчивых состояний или истерии, при которых с целью избежать оргастическогоощущения ему противопоставляются страх или конверсионные симптомы, в процессевыздоровления регулярно проходят мазохистскую фазу страданий. Это происходит втом случае, когда страх перед половым возбуждением ликвидирован уже настолько,что он может быть направлен на преоргастическое возбуждение в гениталиях. Приэтом, однако, не допускается кульминация возбуждения без торможения, то есть без страха.

Кроме того, мазохизм стал центральнойпроблемой массовой психологии, и осмысление явления мазохизма приобреловажнейшее практическое значение. Миллионы трудящихся испытывают тяжелую нужду.Немногие властители господствуют над ними и эксплуатируют их. В форме различныхпатриархальных религий мазохизм как идеология и образ действия процветаетподобно сорной траве и душит любые естественные притязания к жизни. Он держитлюдей в состоянии глубокого смиренного терпения. Он обрекает на неудачу ихпопытки рациональных совместных действий и наполняет их страхом передответственностью за собственное бытие. Из-за этого потерпели неудачу самыелучшие стремления к демократизации общества. Фрейд объяснял хаотическое икатастрофическое состояние общественных отношений влечением к смерти, якобысвирепствовавшим в обществе. Психоаналитики утверждали, что массы мазохистичныв силу их биологической природы. Некоторые говорили, что наказывающая полиция былаестественным выражением биологического массового мазохизма. И действительно,люди повинуются авторитарной власти так же, как индивид — могущественному отцу. Но так какбунт против диктаторского авторитета отца считался невротическим поведением априспособление к созданной им системе и требованиям нормальным, то против этихвоззрений требовались два доказательства.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.