WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 48 |

Учение Фрейда о первоначальной биологическойдеструкции затрудняло решение проблемы. Ведь если явления садизма и жестокости,повседневно наблюдаемые у людей — будь то вытесненные или высвобожденные, — представляют собой выражениебиологической, то естьестественной, движущей силы, то возможность лечения неврозов становится весьмапроблематичной, в том числе и в столь высоко ценимой культурной перспективе. Иесли влечение к самоуничтожению задано биологической природой человека, тоостается лишь перспектива взаимного уничтожения людей, а неврозы — чисто биологическое явление. Если так, то длячего же мы работаем психотерапевтами Мне хотелось обрести ясность и незаниматься умственными спекуляциями. За этими высказываниями проявлялисьаффективные стремления отгородиться от правды.

Мой опыт указывал определенный путь, ведший кпрактической цели — кпониманию того, что сексуальный застой являетсяследствием нарушения функции оргазма. Неврозы, в принципе, излечиваются спомощью устранения источника их энергии — сексуального застоя.Этот путь вел через скрытые и опасные области.Генитальная энергия была связана, скрыта, искажена по-разному и в разныхучастках организма. Официальный мир объявил эту тему вне закона. Методыисследования и терапии приходилось извлекать из того жалкого состояния, вкотором они прозябали. От скатывания на опасные ложные пути могли застраховатьтолько соответствующая теория, пригодная для исследования и управлениясексуальной энергией, и динамический метод психотерапии. Такими теорией иметодом, сложившимися на протяжении десяти лет, стал анализ характера,позволяющий вскрыть и поставить под контроль источники генитальной энергии. Вкачестве метода исследования и лечения он имел четыре задачи:

1. Осмысление деталей человеческогоповедения, в том числе при половом акте.

2. Преодоление и пониманиечеловеческого садизма.

3. Исследование истоков проявленийдушевных заболеваний, коренящихся в периоде додетской генитальной фазы. Надо было выяснить,каким образом негениталъная сексуальностьпрепятствует развитию генитальнойфункции.

4. Исследование социальных причин генитальныхнарушений. Я считаю целесообразным начать изложение со второйзадачи.

4. ДЕСТРУКЦИЯ, АГРЕССИЯ ИСАДИЗМ

Понятия «деструкция», «агрессия», «садизм» и«влечения к смерти» употреблялись в психоанализе в высшей степени нечетко ивперемешку. Агрессия казалась идентичной деструкции, которая в свою очередьвоспринималась как влечение к смерти, обращенное против внешнего мира. Садизмже оставался первоначальным частным влечением, которое начинает проявляться на определеннойступени сексуального развития. Я пытался оценить человеческие действия,обобщаемые понятием «ненависть», с точки зрения их происхождения инаправленности. В клинической работе я никогда не рассматривал влечение к смерти, волю к смерти как изначальный инстинкт, подобныйсексуальности или потребности в пище. Все проявления душевного состояния,которые могли быть истолкованы как проявления «влечения к смерти», оказывалисьпродуктами невроза. Такобстояло дело, например, с самоубийством, которое могло представлять собойнеосознанную месть кому-то другому, с кем себя отождествлял самоубийца, илипопыткой уйти от чрезвычайно сильного раздражения, вызванного слишкомзапутанной жизненной ситуацией.

Свойственный больным страх смерти можно былообъяснить, как правило, страхом кастрации,а тот, в свою очередь, — генитальным страхом. Впрочем, аналитики,изучавшие влечение к смерти, часто смешивали страх и влечение. Прошло примерно восемь лет, пока мне стало ясно, что страх смертиидентичен неосознанному страху оргазма, а мнимое влечение к смерти, стремлениек разрешению, к Ничто представляет собой неосознанное стремление к снятиюоргастического напряжения. Следовательно, я не«обобщил учение об оргазме слишком быстро и схематично».

Деструктивный импульс появляется в живом существе в том случае, если оно хочетуничтожить источник опасности. Тогда разрушение или умерщвление объектаявляется биологически осмысленной целью. В качестве мотива выступает непервоначальное удовольствие от деструкции, а заинтересованность «влечения кжизни» (я намеренно использую выражение, обычное для того времени) в том. чтобы обойтись без страха и сохранить «Я» в целом. Вопасной ситуации я уничтожаю то, что порождает ее, потому что хочу жить, неиспытывая страха. Влечение к деструкции начинаетслужить первоначальной биологической воле к жизни. Воля к жизни сама по себе неозначает стремления достичь сексуального удовольствия, даже если избавление отнеприятного ощущения и подобно переживанию удовольствия.

Это важно для понимания многих основныхположений сексуальной экономики. Она отрицает изначально биологический характердеструктивности. Один зверь убивает другого не потому, что это доставляет емуудовольствие. Это было бы садистским убийством ради наслаждения. Он убиваетиз-за голода или угрозы своей жизни. Следовательно, и деструкция проявляетсякак функция живого на службе у изначального влечения к жизни.

Агрессия в строгомсмысле слова не имеет ничего общего ни с садизмом, ни с деструкцией. Вбуквальном смысле это слово означает «приближение». Любое положительное проявление жизни агрессивно, будь то действие ради сексуального удовольствия или деструктивноедействие, проникнутое ненавистью. Садистское действие агрессивно точно так же,как и добывание пропитания. Агрессия есть проявление жизни мышц, системы движения. Эта поправка весьма важна дляоценки ограничения в воспитании детей. Постоянное торможение их двигательнойактивности, осуществляемое поистине уничтожающим образом, которое вынужденытерпеть наши дети, проистекает из отождествления понятий «агрессивный» и «злой»или «сексуальный». Целью агрессии всегда являетсяосуществление удовлетворения какой-либо жизненно важной потребности.Тем самым агрессия — не влечение в собственном смыслеслова, а необходимое средство для возбуждения любоговлечения. Агрессивным является влечение само по себе,так как напряжение толкает к удовлетворению. Поэтому существуют деструктивная, садистская, двигательная исексуальная агрессивность.

Если агрессивнаясексуальность не имеет возможности найтиудовлетворения, то все же сохраняется стремление к его достижению. Тогдавозникает импульс, направленный на получение удовольствия любыми средствами. Агрессивная нотаначинает заглушать любовную. Если цель достижения удовольствия полностьюисключена, стала бессознательной или связана со страхом, то агрессия, котораяпервоначально представляла собой только средство, сама становится действием,разряжающим напряжение. Она приятна как проявлениежизни. Так возникает садизм.Из-за утраты подлинной цели жизни развиваетсяненависть, самая сильная в тех случаях, когда встречаются препятствия любви илистремлению быть любимым. Вытекающее из ненависти стремление к уничтожению превращается всексуальное действие, чему соответствует, например, убийство на почве половогоизвращения. Его предварительным условием является полная блокировка способностииспытать естественное генитальное наслаждение. Тем самым садизм как половоеизвращение является смешением изначальных сексуальных импульсов со вторичнымидеструктивными. В животном царстве оно отсутствует и представляет собой лишьприобретенное свойство человека, вторичноевлечение.

Каждый вид самостоятельно проявляющегосядеструктивного действия является реакцией организма на невозможностьудовлетворения какой-либо жизненно важной потребности, прежде всегосексуальной.

В 1924—1927 гг., когда эта ситуация сталамне ясна в общих чертах, я еще пользовался в своих публикациях выражением«влечение к смерти», чтобы не пришлось «выпрыгнуть из рядов». В клинической жеработе я отвергал влечение к смерти и не обсуждал его биологическое истолкование, так как немог ничего сказать об этом. В практической работе оно все время выступало каквлечение к деструкции. Но я уже формулировал зависимость влечения к деструкции от сексуального застоя, для начала от его степени. Вопрос о биологической природедеструктивности я оставлял открытым. Требовалась осторожность, в том числе ииз-за недостатка фактов. Уже тогда было очевидно, что любое подавлениесексуальных побуждений усиливает ненависть, агрессивность как таковую, то естьдвигательное беспокойство, не направленное на рациональную цель, идеструктивные тенденции. Количество примеров, подтверждающих это заключение изклинических наблюдений, а также анализа повседневной жизни человека и жизниживотных, быстро увеличивалось.

Никак нельзя было упустить из виду снижениеимпульсов ненависти у больного, обретшего способность к достижениюестественного сексуального удовольствия. Любое превращение невроза навязчивыхсостояний в истерию шло рука об руку с потерей ненависти. Садистские извращенияили фантазии во время акта убывали в той мере, в какой возрасталоудовлетворение. Становилось понятным нарастание брачных конфликтов при снижениисексуального притяжения и удовлетворения, как и снижение жестокости вотношениях между супругами в случае обретения другого партнера, дающегоудовлетворение.

Изучая поведение диких животных, я установил,что они безобидны, если сыты и испытывают сексуальное удовлетворение. Быкиопасны и «дики», только когда их приводят к коровам, но не когда уводят от них.Цепные собаки очень опасны, так как они сталкиваются с препятствиями развитиюмоторики и сексуальной разрядке.

Мне стали понятны черты жестокости вхарактерах больных, страдавших хронической сексуальной неудовлетворенностью.Мне доводилось наблюдать это явление у злобных старых дев и аскетическихморалистов. Напротив, бросалась в глаза мягкость и доброта людей,удовлетворенных в генитальном отношении. Я никогда не встречал человека,способного к удовлетворению, который мог бы стать садистом. Если садизм ипроявлялся у таких людей, то следовало делать несомненный вывод о внезапнонаступивших нарушениях, препятствующих обычному удовлетворению.

В пользу существования связи между сексуальнойудовлетворенностью и состоянием характера говорило и поведение женщин вклимактерический период. Есть женщины, которые в этот период не проявляют иследа злобности, другие же, напротив, становятся злыми, если они раньше не былитакими. Можно легко убедиться в том, что прежняя генитальная жизнь тех и другихпротекала по-разному. Второй тип образуют, как правило, женщины, никогда неимевшие любовных отношений, которые приносили удовлетворение, и теперьсожалеющие об этом, осознанно или неосознанно чувствующие последствиясексуального застоя. Ненависть и зависть превращают их в самых неистовых борцовпротив какого бы то ни было прогресса.

Таким образом, в наше время на вопрос осадистском удовольствии от деструкции можно ответить, зная об общем нарушенииестественной любовной жизни.

Выявился важный источник генитальноговозбуждения. С помощью разрушения деструктивной агрессивности и садизмавысвобождалась энергия, которая могла идти на пользу системе генитальноговозбуждения. Вскоре обнаружилось, что оргастическая потенция несовместима ссильными деструктивными или садистскими импульсами. Нельзя одновременноподарить радость партнеру в генитальном отношении и желать его уничтожения.Таким образом, разглагольствования о «садистской мужской и мазохистской женскойсексуальности» были неверны, как и представление о том, что фантазии обизнасиловании являются частью нормальной сексуальности. При этом психоаналитикив своих размышлениях не выходят за пределы имеющейся сексуальной структурылюдей.

Подобно тому, как генитальная энергия принарушениях превращается в деструктивную, так и при удовлетворении может совершитьсяобратное превращение деструктивной энергии в генитальную. Учение о биологическойизначальности садизма не выдерживало критики с клинической точки зрения и былобезнадежно с точки зрения культуры. Но это вовсе еще не означало окончательногоразрешения проблемы. Такая констатация оказывалась недостаточной и для того,чтобы поставить формирование оргастической потенции в качестве цели лечения,ведь деструктивная энергия была связана но многих местах и по-разному. Убольшинства больных она превращается в жертву вытеснения. Поэтому в ходетехнической работы надо было обнаружить и механизмы торможения реакцийненависти, чтобы высвободить энергию. Открытие явления заключения характера впанцирь, приобретающего форму аффективного барьера,стало самой плодотворной почвой дляисследования.

Развитие систематического анализасопротивления, его доработка до анализа характера последовала только после 1926г. До тех пор я концентрировал работу в Техническом семинаре на изучениискрытого сопротивления и прегенитальных нарушений в невротическом процессе.Пациенты характеризовались типичным поведением, если высвобожденная сексуальнаяэнергия возбуждала генитальную систему. По мере роста возбуждения большинствобольных отвечали на происходившее бегством к негенитальному удовлетворению.Дело обстояло так, будто сексуальная энергия колебалась между генитальными ипрегенитальными участками возбуждения. Я назвал это явление «колебанием»возбуждения.

В 1925—1926 гг. я лечил молодуюамериканку, с самого раннего детства страдавшую тяжелой бронхиальной астмой.Любое сексуальное возбуждение вызывало у нее приступ. Он наступал, если онасобиралась предаться любви с супругом или если флиртовала и начиналачувствовать возбуждение. При этом пациентка испытывала сильное удушье, откоторого могла оправиться только с помощью специальных спазмолитическихсредств. У нее наблюдалась влагалищная гипоастения, глотка же, напротив, былаочень возбудима. Больная, сама того не сознавая, страдала от сильных импульсовкусания и сосания —действий, предназначенных матери. В горле ощущалось чувство удушья. Всновидениях и действиях отчетливо проявлялась фантазия о половом члене,застрявшем в горле. Когда эти фантазии были осознаны, астма впервые исчезла, новместо нее появились выраженные приступы возбуждения моторикижелудочно-кишечного тракта в форме поносов. Они сменялись симпатикотоническимизапорами. Напряжение в горле сменялось перевозбуждением кишечника. Фантазия очлене в горле уступила место другой — о том, что «в животе ребенок,которого необходимо вытолкнуть». По мере нарастания диареи усиливалось игенитальное нарушение. Пациентка полностью утратила вагинальное ощущение иотвергала половой акт. При этом она боялась приступа поноса во время сношения.Когда исчезли кишечные симптомы, впервые появились вагинальные преоргастические возбуждения,но их сила не превышала определенного уровня. Больная отвечала на каждоеусиление возбуждения страхомили приступом астмы. На некоторое время астма вернулась в прежнем виде, а с нейоральные возбуждения и фантазии, будто их никогда и не лечили. При каждомрецидиве они начинались снова, и возбуждение вновь и вновь достигалогенитальной системы. В каждом случае росла способность к перенесениювлагалищных возбуждений, а паузы между рецидивами удлинялись.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.