WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 48 |

С тех пор место естественной деятельности ирадости труда заняла принудительная обязанность. Структура среднегопредставителя массы изменялась, неся с собой нарастание бессилия и страха переджизнью, так что авторитарные диктатуры не только добивались своего, но дажемогли оправдаться, ссылаясь на такие свойства человеческого характера, какотсутствие ответственности и детская наивность, присущая иным взрослым.Международная катастрофа, которую мы переживаем, представляет собой крайнееследствие этого отчуждения от жизни.

Центральную роль в процессе структурированияхарактеров массы людей, согласно авторитарным принципам, играет не естественнаяродительская любовь, а авторитарная семья.Главное средство такого структурирования — подавление сексуальности ребенкаи подростка, вступающего в пору полового созревания.

В результате расщепления психическойструктуры человека стали несовместимыми природаи культура, влечениеи мораль, сексуальность ипроизводительность. Единство и отсутствие противоречий между природой икультурой, трудом и любовью, моралью и сексуальностью, достичь которых страстно желали с незапамятных времен, так иостанется мечтой до тех пор, пока люди считают недопустимым биологическоетребование естественного (оргастического)сексуального удовлетворения. До тех пор остаютсяиллюзией также подлинная демократия и свобода, основанные на сознанииответственности. Человеческое существование характеризуется беспомощнымподчинением хаосу общественных отношений. Господствуетумерщвление живого в принудительном браке и во время войн.

В сфере психотерапии я разработал техникувегетотерапии, основанной на анализе характера.Ее основной принцип заключается в восстановлениибиопсихической подвижности путем устранения окостенения характера и жесткостимышц («заключения в панцирь»). Эта техника лечения неврозов получила своеэкспериментальное обоснование благодаря открытию биоэлектрической природы сексуальности и страха. Они представляют собой два противоположных направленияфункционирования живого организма — расширение под действием наслажденияи сокращение под действиемстраха.

Формула оргазма, направляющая сексуально-экономические исследования, гласит:механическое напряжение — биоэлектрический заряд— разряд — снятие механического напряжения.Она оказалась просто формулой функционирования живогоорганизма. Она привела к экспериментальному исследованию организации живойматерии из неживой, к экспериментальному исследованиюбиона, а совсем недавно — к открытию органного излучения. Исследованиесексуальности и биона открыло новый подход к проблеме раковых заболеваний и некоторых другихнарушений вегетативной жизни.

Люди — единственный биологический вид,не следующий естественному закону сексуальности. Этот факт является причиноймногочисленных уничтожающих болезней. Отрицание жизни обществом имело своимследствием массовую смертность как в виде войн, так и в форме душевных ителесных нарушений жизненной функции.

Процесс сексуальности, или, иными словами,экспансивный процесс получения биологического удовольствия, является простопродуктивным жизненным процессом! Данное утверждение включает в себя оченьмного и кажется едва ли не «слишком простым». Эта «простота» и образует тайну,которая чудится кое-кому в моих работах. Я хочу попытаться показать, как мнеудалось развязать узел, который до сих пор скрывал эти проблемы от постиженияих человеком. Я очень надеюсь суметь убедить читателей в том, что импредлагается не описание некоего колдовства, а, напротив, что моя теорияявляется общим человеческим знанием о живом, знанием, отнюдь не отягощеннымчувством какой-либо вины. Те, кто закрывал глаза на установленные мною факты исвязи и последовательно скрывал их, содействовали общему отчуждению людей отжизни.

История сексуальной экономики не полна безизображения участия ее друзей в развитии этой науки. Мои друзья и сотрудникипоймут, почему мне пришлось отказаться воздать должное их трудам. Но я могузаверить всех, кто боролся за сексуальную экономику и часто страдал в этойборьбе, что без их заслуг все развитие этой науки было бынеосуществимым.

Изложение сексуальной экономикипредпринимается здесь исключительно с точки зрения европейской ситуации,приведшей к катастрофе. Победа диктатур основывалась на массовом душевномзаболевании европейцев, которые были не в состоянии ни экономически, нипсихологически, ни в социальном отношении решить задачи, поставленныедемократией. Я слишком мало нахожусь в Соединенных Штатах, чтобы иметьвозможность оценить, насколько это изложение соответствует американскойситуации. Ситуация, о которой я говорю, означает не только внешние человеческиеотношения и порядки в обществе, но в гораздо большей степени глубинные структуры как психикиамериканцев, так и их общества. Чтобы ознакомиться со всем этим, необходимовремя.

Я подготовлен к тому, что английское изданиеэтой книги вызовет неприятие в той или иной форме. В Европе я, благодарямноголетнему опыту, приобрел достаточный навык, позволяющий по определеннымпризнакам оценивать значение нападок, критики или похвалы. Так как неприходится предполагать, что реакция определенных кругов Америки на мой трудбудет принципиально иной, чем по другую сторону океана, я хотел бы заранееответить на будущие обвинения.

Сексуальная экономика не имеет ничего общегос какой бы то ни было из существующих политических организаций или идеологий.К ней неприменимы политические понятия, разделяющиеразличные слои и классы общества. Непризнание обществом естественной любовной жизни и отрицаниеправа на нее за детьми и подростками — факты общечеловеческого значения,выходящие за границы государств и социальных групп.

Сексуальная экономика подвергалась нападкампредставителей всех партийно-политических направлений. Коммунисты так же запрещали моипубликации, как и фашисты. Полицейские власти столь же яростно нападали на них,выдвигая самые разные обвинения, как это делали и социалисты или буржуазныелибералы. И напротив, мои взгляды находили внимание и признание во всех кругах и слоях населения. Вособенности же открытие функции оргазма нашло согласие всех культурно-политических и научныхгрупп.

Вытеснение сексуальности, биологическаяжесткость, морализаторство и аскетизм не ограничиваются определенными классамиили слоями общества. Они встречаются повсюду. Я знаю священников, различающихестественную и неестественную половую жизнь и признающих научное равноправиепонятия Бога и закона природы, но мне известны и другие священнослужители,которые усматривают в объяснении и практическом осуществлении половой жизнидетей и подростков опасность для существования церкви и поэтому прибегают кжестким мерам противодействия. Как хвала, так иненависть питаются одной и той же идеологией. В моихработах увидели такую же серьезную угрозу для либерализма и демократии, как длядиктатуры пролетариата, чести социализма или чести немецкой женщины. Вдействительности раскрытие функции живого угрожает только одной позиции и одному варианту общественного иморального регулирования, а именно авторитарно-диктаторскому режиму любого рода, который с помощьюпринудительной морали и принудительного труда пытается уничтожить стихийнуюпорядочность и естественное саморегулирование жизненных сил.

Надо быть, наконец, честными, чтобы сказать,что авторитарная диктатура существует не только в тоталитарных государствах. Ееможно обнаружить как в церкви, так и в академических организациях, как укоммунистов, так и в правительствах стран, основанных на парламентскойдемократии. Эта диктатура — общечеловеческая склонность, возникшая в результате подавленияживого. Она создает в массовой психологии всех наций основу для восприятия иустановления диктатур как политических систем. Ее основными элементами являютсямистификация жизненного процесса, действительная беспомощность материального исоциального характера, страх перед ответственностью за формирование своей жизнии страсть, активная или пассивная, к обретению иллюзорной безопасности и кподчинению авторитету. Подлинное извечное стремление к демократизации общественной жизни зиждется насамоопределении, естественной общности и морали, на радостномтруде и земном счастье любви. Каждую иллюзию это стремление считает опасностью.Поэтому оно не только не будет бояться естественнонаучного понимания живого,но, наоборот, прибегнет к помощи естественных наук, чтобы научно-практически, ане иллюзорно справиться с имеющими важнейшее значение проблемами формированияпсихических структур человека. Повсеместно наблюдается стремление развитьформальную демократию в демократию всех трудящихся, в трудовую демократию, соответствующуюестественной организациипроцесса труда.

В сфере умственной гигиены должна быть решенабольшая задача. Она заключается в том, чтобы поставить на место сексуальнойнеустроенности, системы публичных домов, порнографической литературы ииндустрии секса естественное счастье любви, гарантируемое обществом. За этим некроется намерение «разрушить семью» или «подорвать мораль». Семья и мораль подрываются принудительной семьей и принудительнойморалью. Наша задача как специалистов — покончить с вредом, который вформе душевных заболеваний приносит неупорядоченность половых и семейныхотношений. Чтобы преодолеть эту «чуму», надо четко отличать любовь родителей идетей друг к другу от семейного принуждения в какой бы то ни было форме.Эндемическое заболевание «фамилию» разрушает все, чего пытаются достичь честные стремлениялюдей.

Если я и не принадлежу ни к одной политическойили религиозной организации, то у меня все же есть собственные взгляды насоциальную жизнь. В противоположность всем видам политического, идеологическогоили мистического мировоззрения они являются научно-рациональными. В соответствии сэтими взглядами я полагаю, что наша Земля не обретет длительного мира и что онабудет напрасно пытаться осуществить функцию обобществления человека до тех пор,пока некомпетентные политики и диктаторы какого бы то ни было вида будутруководить массами людей, страдающих неврозами и венерическими заболеваниями.Функция обобществления человека заключается в выполнении его естественнойфункции любви и труда. Обе эти формы биологической активности людей снезапамятных времен зависят как от научно-исследовательской, так и вообщеумственной работы. Знания, труд и естественная любовьявляются источниками нашей жизни. Они должны и управлять ею, движимые сознанием полной ответственности трудящихсямасс.

Душевная гигиена масс требует власти знания— в противоположностьвласти невежества, власти жизненно необходимого труда — в противоположность паразитизмувсякого рода, будь то экономический, духовный или философский. Еслиестественная наука сама себя воспринимает всерьез, то она должна боротьсяпротив сил, разрушающих жизнь, где бы и в результате чьей бы деятельности эторазрушение ни происходило. Естественно, что нет человека, который в одиночкуобладал бы знаниями, необходимыми для обеспечения естественной функции жизни.Научно-рациональное мировоззрение исключает диктатуруи требует осуществления трудовой демократии.

Общественная власть, которая исходила бы отнарода, осуществлялась бы народом и в интересах народа и была бы движимаестественным чувством жизни и уважением к результатам труда, оказалась бынеодолимой. Но предпосылкой создания этой властиявляются душевная независимость масс и их способность в полном объеме взять насебя ответственность за общественное бытие и ответственность самим рациональноопределять характер своей жизни. Если что им и мешаетв решении названных задач, так это массовый душевный невроз, материализующийсякак в диктатуре любого рода, так и в политической болтовне. Чтобы справиться смассовым неврозом и иррационализмом в общественной жизни, другими словами,чтобы осуществить настоящую умственную гигиену, необходимы социальные рамки, вкоторых прежде всего устраняется материальная нужда и обеспечивается свободноеразвитие жизненных сил каждого. Такие социальные рамки может создать толькоподлинная демократия.

Но подлинная демократия не являетсясостоянием «свободы»,которая могла бы быть подарена, разрешена или гарантирована какой-либо группелюдей избранными или навязанными органами власти. Подлинная демократия— трудный и длительныйпроцесс, в ходе которогомассы людей, защищенных в социальном и юридическом отношении, имеют всевозможности (а не «получают» их) учиться управлению живой индивидуальной иобщественной жизнью и продвигаться ко все лучшим формам жизни. Следовательно,подлинная демократия не является законченной цепью развития событий, которуюможно уподобить седовласому старцу, наслаждающемуся воспоминаниями о своемславном боевом прошлом. Подлинная демократия — процесс непрерывного решенияпроблем безостановочного развития, процесс новыхоткрытий, формирования новыхмыслей и форм жизни. Развитие в направлении будущегооказывается непрерывным только в том случае, если приверженцы прежнихинститутов и сторонники старых идей, сыгравших свою роль на прежней ступенидемократического развития, оказываются достаточно мудрыми, чтобы уступить местомолодому и новому, а не душить его, ссылаясь на достоинство или формальныйавторитет.

Традиция имеет важное значение. Она являетсядемократической, если выполняет свою естественную функцию, то есть вооружаетновые поколения положительным и отрицательным опытом прошлого, давая им темсамым возможность учиться на старых ошибках и не совершать новых ошибок такогоже рода. Традиция становится убийцей демократии, если она не дает молодеживозможности выбора, если она пытается диктовать, что при новых условиях жизниможно рассматривать как «хорошее» иди «дурное». Традиция быстро и охотнозабывает, что она лишилась способности оценивать, что же, собственно,не является традицией.Например, усовершенствование микроскопа было не уничтожением первой модели, аее сохранением и развитием в соответствии с более высокой ступеньючеловеческого знания. Микроскоп времен Пастера был не способен позволитьувидеть то, что ищет сегодняшний исследователь вирусов. Стоит толькопредставить себе, что у микроскопа времен Пастерахватило бы власти и тщеславия, чтобы запретить электронныймикроскоп!

Если бы молодежь, не опасаясь за последствиятакого шага, могла сказать старшему поколению: «Этомы принимаем от вас, так как в этом наследиисохраняются сила и честность, оно все еще современно и способно развиваться, авот это не можемвоспринять, так как оно было полезно и истинно для своего времени, но сталонепригодным для нас», — то таково было бы лишь выражение почтения к унаследованному отпрошлого, а не ненависти к нему. Такая молодежь должна быть готова услышать тоже самое и от своих детей.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.