WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 48 |

5. Половое возбуждение представляетсобой чисто телесный процесс, а невротические конфликты имеют душевную природу. Но даже незначительныйконфликт, сам по себе нормальный, приводит к некоторому нарушению сексуальногоравновесия, декомпенсирует его, вызывая застой сексуальной энергии. Этотобразовавшийся небольшой застой усиливаетконфликт, что приводит вновь к увеличению застоя. Так психическийконфликт и телесный застой возбуждения взаимно увеличивают друг друга.Центральный психический конфликт представляет собой сексуальные отношения междуребенком и родителями. Он присутствует в любом неврозе и представляетсобой исторический материал для переживания, содержаниемкоторого считаетсяневроз. Все невротические фантазиивыводятся из ранних детски-сексуальных связей с родителями. Но один толькоконфликт между ребенком и родителями не мог бы вызвать Длительного нарушениядушевного равновесия, если бы он постоянно не подпитывалсязастойным возбуждением, которое сам и породил в начале этогопроцесса. Тем самым застойное возбуждение всегда представляет собойпостоянно действующий Фактор болезни, питающий невроз в энергетическом отношении.Болезненные кровосмесительные привязанности к родителям, братьям и сестрамтеряют свою силу, если устраняется актуальный застой энергии, другими словами,если в настоящем Переживается полное оргастическое удовлетворение.Патогенность эдипова комплекса зависит от отводасексуальной энергии. Так актуальный неврозпереплетается с психоневрозом. Они немыслимы друг без друга.

6. Динамика прегенитальной (оральной,анальной, мышечной и т. д.) сексуальностив принципе отличается от динамики сексуальностигенитальной. В случае закрепления негенитальных сексуальных манипуляцийнарушается генитальная функция. Это нарушение увеличивает прегенитальныефантазии и манипуляции. Эти фантазии и манипуляции, наблюдаемые приневрозах и извращениях, являются нетолько причиной генитального нарушения, но и (поменьшей мере, в той же степени) его следствием.Можно заметить, что при таком подходе подготавливалось сформулированное в1936 г. различие между естественными и вторичными влечениями. Положение о том, что общее сексуальное нарушение есть следствие гениталъного нарушения,имело важнейшее значение с точки зрения теориивлечения и теории культуры. Моя трактовка генитальнойсексуальности и ее функций не совпадала с обычнымипредставлениями о сексуальных действиях людей. Насколько мало «сексуальное» и«генитальное» являются одним и тем же, настолько же мало совпадают по своемузначению понятия «генитального» в сексуально-экономическом смысле и в обычномсловоупотреблении.

7. Вучении о неврозах вопрос,мучивший Фрейда на протяжении многих лет, решается достаточнопросто: душевные заболевания, проявляясь только качественнымихарактеристиками, всегда зависимы от так называемого«количественного» фактора, от силы и интенсивности, отнасыщения душевныхпереживаний и действия энергией. Наодном из заседаний своего кружка, собравшегося в узком составе, Фрейдпризывал к осторожности, к готовности появления опасного конкурентааналитической терапии неврозов — терапии органов. Никто тогда немог предсказать, как она будет выглядеть, — это было чисто фрейдовскоеощущение. Слушая его слова, я понял, что без решения проблемыколичественного фактора неврозов дальнейший прогресс учения о нихневозможен. Доступ к решениюэтой проблемы могла открыть только работанад проблемой физиологического сексуального застоя, и яоказался на этом пути. Только пять лет назад исследования в этомнаправлении принесли свои первые результаты, позволявшие с позиции анализахарактера разработать и утвердить первыепринципы техники вегетотерапии неврозов. Между началомработы и этими результатами лежали 15 лет трудной работы итяжелой борьбы.

В 1922—1926 гг. шаг за шагомформулировалась и закреплялась теория оргазма, а в дополнение к ней— технические приемыанализа характера. Последующий опыт, успехи и неудачиво врачебной работе подтверждали теорию, которая формировалась как бы самасобой на основе первых важных наблюдений. В моей работе достаточно быстро иясно обозначилась своего рода развилка в проблематике с двумя путямидальнейшего движения.

Клиническая работа с пациентами продолжалаодно направление— доведениенепосредственно до нынешнего уровня сексуально-экономическихэкспериментов.

Целью второго направления являласьнеобходимость постановки и поиска ответа на вопрос: откуда происходит социальное подавление половой жизни и какова егофункция

Из первого направления гораздо позже, только с1933 г., возникла боковая биологическая ветвь сексуальной экономики, котораяпредставляла собой исследование биона, сексуально-экономическое исследованиерака и исследования явлений оргонного излучения.

Второе направление примерно семь лет спустя«расщепилось» на собственно сексуальнуюсоциологию, с одной стороны, и политическую психологию — с другой3.

Теория оргазма определяет границы и содержаниепсихологического, психотерапевтического, психолого-биологического исоциологического секторов сексуальной экономики. Я не возьму на себя смелостьутверждать, что это здание сексуальной экономики могло бы заменитьспециализированные этажи, о которых речь шла выше. Но сегодня она претендует нато, чтобы быть единой естественнонаучной теорией сексуальности, от которойвозможно ожидать обновления и оплодотворения всех сторон человеческой жизни.Это обязывает к подробному объяснению «каркаса» во всех смежных областях. Таккак жизненный процесс является в первую очередь сексуальным процессом, тово всем, что живет, проявляется сексуальная,вегетативная энергия. Это положение очень опасно какраз потому, что оно просто и абсолютно верно. Чтобы его правильно применять,следует помешать его превращению в глупую банальность или в схему.Последователи какого-либо учения обычно упрощают дело. Они перенимают материал,разработанный с большим трудом, и оперируют им так, чтобы было максимальноудобно. Они не берут на себя труд всегда по-новому применять все методическиетонкости, они застывают, а с ними костенеет и само учение. Я надеюсь, что мнеудастся отвести эту судьбу от сексуальной экономики.

РАЗВИТИЕ ТЕХНИКИ АНАЛИЗАХАРАКТЕРА

1. ТРУДНОСТИ ИПРОТИВОРЕЧИЯ

Психоаналитическая техника пользоваласьмысленной ассоциацией, чтобы быть в состоянии обнаружить неосознанную фантазиюи истолковать ее. Оказалось, что целительное воздействие толкованияограниченно. Пациенты, способные к свободному, непроизвольному воображению,встречались очень редко. Улучшения, которых удавалось достигнуть, оказывалисьрезультатом резких изменений в генитальной сфере. Они большей частью вызывалисьслучайно посредствомрасслабления душевного аппарата вследствие свободного появления внезапных идей.Я мог видеть, что разрешение ситуаций через генитальную сферу позволяло достичьбольшого лечебного эффекта, но был не в состоянии воздействовать на этипроцессы. Никому и никогда не удавалось правильно указать на процессы,происходившие в организме больного, которым можно было бы приписать наступившиеизменения. Отсюда вытекала необходимость учиться ориентироваться взакономерностях аналитической техники.

Я уже описывал всю безутешность тогдашнейтехнической ситуации. Взяв на себя осенью 1924 г. руководство Венскимтехническим семинаром, я хорошо себе представлял, какую работу необходимо былопроделать. В предшествующие годы мне удалось в отчетах о болезнях выявитьмешавшую бессистемность, что позволило набросать схему упорядоченного отчета. Случаизаболеваний позволяли увидеть множество разнообразных переживаний, вызывавшихзамешательство при лечении. Поэтому я предложил выбирать из всего обилияслучаев лишь те, которые были необходимыми для постановки технических проблем.Все остальное урегулировалось бы в ходе дискуссии само собой. Раньше былообычным делом излагать историю детства больного без всякой связи с проблемойлечения, давая в конце этого изложения бессвязные советы. Такой способ казалсямне бессмысленным. Если психоанализ представлял собой каузальную научнуютерапию, то любая необходимая техническая мера должна была вытекать сама собойиз структуры личности больного. Структура невроза могла определяться толькофиксацией на переживаниях детства.

Обнаружилось далее, что аналитики обходилисопротивление отчасти потому, что не осознавали сути этого феномена, полагая,что явления сопротивления представляют собой препятствие в работе и поэтому ихнадо по возможности избегать. Потому-то в первые годы моего руководствасеминаром и обсуждались исключительно проблемы сопротивления. Поначалу мы былисовершенно беспомощны, но быстро научились многому. Самым главным результатомпервого года работы семинара стало понимание того важнейшего факта, чтоаналитики рассматривали «перенесение» только как положительное явление,оставляя в стороне его отрицательные аспекты, хотя Фрейд давно уже теоретическисформулировал соответствующее различие. Аналитики боялись выделить, выслушать,подтвердить или опровергнуть мнение пациента, отклоняющееся от собственного,опасались подвергнуться болезненной для себя критике с его стороны. Оничувствовали себя беспокойно из-за столкновения с сексуальным материалом и стольпроблематичной человеческой природой.

Оказалось, далее, что «опорой» невроза былинеосознанные враждебные установки пациента. Каждое толкование связей внеосознанном материале «отскакивало» от этой тайнойвраждебности. Следовательно, нельзя было ничегоистолковать до тех пор, пока не удалось вскрыть и устранить тайную ориентациюна отказ. Такая позиция соответствовала известным принципам практическойработы, но в этой работе надо было для начала основательнопрактиковаться.

Постановка практических вопросов покончила сомногими неправильными, но удобными для терапевтов позициями, например с такназываемым выжиданием. Выжидание должно было иметь какой-то смысл, но большейчастью оно оказывалось всего лишь проявлением беспомощности. Мы осуждалипривычку многих коллег только упрекать больного за сопротивление лечению. Нашипопытки понять сопротивление и устранить его аналитическими средствами вполнесоответствовали психоаналитическим принципам. Тогда было обычным деломустанавливать сроки исцеления, если лечение заходило в тупик. Пациентунадлежало к определенной дате решиться «покончить с сопротивлениемвыздоровлению». Если ему это не удавалось, констатировалось «непреодолимое сопротивление». Неследует забывать, что работа в амбулатории постоянно предъявляла высокиетребования к нашим знаниям. Никто не имел представления об укоренениисопротивления в психологии.

Существовали некоторые неверные в техническомотношении меры, от которых пришлось отказаться. Так как я сам на протяжениипяти лет совершал эти ошибки, приводившие к большим неудачам, я хорошо знал ихи мог распознать у других. Среди них была несистематическая работа надмысленным материалом, который давал больной. Этот материал истолковывали «так,как он шел», не обращая внимания на его глубину, на сопротивление истинномупониманию. Результатом часто оказывались гротескные ситуации. Больные оченьскоро поняли, чего, с теоретической точки зрения, ждет от них психоаналитик, ипроизводили соответствующие «ассоциации». Они давали материал по желаниюпсихоаналитика. Если это были хитрые люди, то они полусознательно вводили взаблуждение, например грезили в высшей степени путанно, так что никто не могпонять, в чем, собственно, дело.

Важнейшей проблемой была именно постояннаясбивчивость грез, а не их содержание. Они производили также символы, касающиесясимволов. Очень быстро разобравшись в сексуальных значениях ассоциаций, онисмогли легко оперировать понятиями. Они говорили об эдиповом комплексе без следа аффекта. Внутреннеони не верили в толкования приведенных фантазий, то есть именно в то, чтоаналитики, как правило, принимали за чистую монету. Почти все лечение протекалохаотически. Не было нипорядка в материале, ни системы лечения, а поэтому не наблюдалось иупорядоченного хода процесса. После двух-трех лет лечения большинство случаевоканчивалось безрезультатно. То там, то здесь наблюдались улучшения, но никтоне знал почему. Под воздействием всего этого в нашем сознании формировалисьпонятия упорядоченной исистематической работы над случаями сопротивления.В ходе лечения невроз распадается, так сказать, наотдельные очаги сопротивления, которые надо тщательно различать и обособленно устранять, начиная с самоговерхнего, лежащего ближе всего к осознанному восприятию больного.

Это было не ново и представляло собой толькопоследовательное осуществление взглядов Фрейда. Я отсоветовал коллегамстремиться «убедить» пациента в правильности толкования. Если понято иустранено соответствующее сопротивление неосознанному побуждению, то больнойсам осуществит толкование, ведь в сопротивлении содержится тот элементвлечения, против которого и борется пациент. Если он поймет смысл отпора, тобудет готов понять и то, чему оказывает отпор. Но осуществление этого процессатребует точного и последовательного раскрытия любого самого слабого импульсанедоверия и отклонения в душе пациента. Среди пациентов не встречалось ниодного, кто не выражал бы глубокого недоверия к лечению. Они лишь по-разномускрывали это чувство.

Однажды я продемонстрировал больного, которыйпрятал тайное недоверие за преувеличенной вежливостью и согласием со всем, чтоему говорили. За недоверием действовал источник страха как таковой. Поэтомупациент жертвовал всем, не выдавая себя агрессивностью. Ситуация требовала,чтобы я не истолковывал его очень ясные сновидения о кровосмесительной связи сматерью до тех пор, пока не проявится его агрессия против меня. Это полностьюпротиворечило тогдашней практике толкования каждого отдельного фрагментасновидения или момента воображения, но соответствовало принципам анализасопротивления.

Очень скоро я почувствовал, что оказался вконфликтной ситуации. Так как практика не соответствовала теории, у некоторыханалитиков нашлись причины для возмущения. Они должны были приспосабливатьпрактику к теории, то есть переучиваться в техническом отношении. Это было ужслишком. Мы ведь столкнулись, сами того не чувствуя, со свойством современногочеловеческого характера — отвергать настоящие сексуальные и агрессивные побуждения, используя для этогоненастоящие, судорожные,вводящие в заблуждение позиции. Приспособление техники к этому лицемерию,проявившемуся в характере больных, имело последствия, которых никто непредчувствовал и которых все неосознанно боялись. Речь шла о действительном высвобождении агрессии и сексуальности в характере больного. Речь шла о личностной структуре пациента,которой надлежало направлять агрессию и сексуальность и быть в состояниивынести их.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.