WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 49 |

Детей в возрасте от 2 до 10 лет "в полномбеспорядке" размещали в зале, и каждый получал самый примитивный "музыкальныйинструмент" — ключ,ложку, тарелку и т.д. Педагог-музыкант садился за фортепиано и начинал братькакие-нибудь аккорды в любом ритме. Постепенно и дети без всякого приглашения,напоминания или руководства вступали в этот ритм, так что за несколько минутвозникал просто удивительный оркестр. Революционность того, о чем ярассказывал, не в существовании парков культуры. Они есть и в самых реакционныхстранах. Специфику жизнеутверждения следует искать в том, что в парке культурыдетей собирают вместе и развлекают таким поистине сказочным образом. В этомслучае вполне учитывается моторика ребен­ка. Дети, пережившие радость отигры, организованной с помощью неорганизованности, будут способны и готовы небессмысленно следовать идеалам рабочей демократии, а формировать их исходя изсобственного опыта. Таким обра­зом, вопрос об обращении с детской моторикой ведет в самый центрпедагогических проблем.

Задача революционного движения,формулируемая в са­момобщем виде, заключается в освобождении и удовлетво­рении связанных и подавленныхбиологических побуждений человека. В результате все растущей возможностиудовлет­воренияпотребностей у людей будет все больше шансов развивать свои естественныестремления и склонности. Ре­бенок, который не связан и не встречает препятствий в развитиидвигательных потребностей, становится самостоя­тельным, он почти или вовсенедоступен разрушающему структуру личности воздействию реакционной идеологии.Напротив, психика ребенка, развитие моторики которого заторможено, легкоранимаи может быть подвергнута любо­му идеологическому воздействию.

К сфере формирования свободной моторикиребенка относятся и стремления советского правительства в первые годы послереволюции предоставить детям полную свободу в критике их родителей. В странахЗападной Европы эта мера была поначалу не понята и казалась чем-то невозможным,тогда как в Соединенных Штатах о ней давно знали. Там можно было услышать, какребенок называет родителей по имени. Это вполне соответствовало процессуформирования свободных, неавторитарных отношений. В Советском Союзе как школа,так и родительский дом уже было начали пере­страиваться в направлениисаморегулирования детей, но этому направлению, которое мы могли быпроиллюстриро­вать ещена многих примерах, противостояло другое, и его сторонники, к сожалению, сталинабирать все большую силу. Его недавний триумф выразился в возвращенииродителям ответственности за воспитание детей. Следовательно, и здесь имеетместо возвратное движение к патриархальным формам воспитания. В последние годывсе реже приходилось слы­шать о продолжении усилий по решению сложных проблем коллективноговоспитания. Семейное воспитание снова взя­ло верх.

Трудно оценить, что еще осталось от прежнегонаправ­ления, ноориентация на патриархальные формы воспита­ния, несомненно, имеет прочную опорув характере препо­давания обществоведения и других политических предметов в школе.Например, в педагогическом журнале можно про­читать о том, что школьникиустраивают политбои. Вопросы типа «Что сказано в таком-то и таком-то тезисах VIВсемир­ного конгресса»(Коминтерна. —Прим, пер.) показывают, чтопреобладает привитие коммунистической идеологии из­вне. Не приходится сомневаться втом, что у ребенка нет ни малейших предпосылок для того, чтобы действительноглу­боко понять иоценить какой-либо тезис Всемирного конг­ресса. И даже если в этих политбояхи найдутся победители с блестящей памятью, которые сумеют воспроизвести тот илииной тезис, они ни в малейшей степени не будут застрахованы от влиянияфашистской идеологии.

Фашистские пропагандистские формулывдалбливаются в голову так же легко, как и коммунистические. Впротиво­положность этомуребенок, чья моторика была совершенно свободной и который мог в играхвысвобождать свою есте­ственную сексуальность, сможет противостоятьаскетическо­му влиянию,проникнутому принципами строгой авторитар­ности. Политическая реакция всегдаможет конкурировать с революционным воспитанием в том, что касаетсяавторитар­ноговоздействия на детей, которое при поверхностном взгляде представляется лишьвнешним. Но это невозможно в области полового воспитания. Ни одной реакционнойидеологии или политическому направлению не удастся пред­ложить детям, если речь идет об ихполовой жизни, того же, что может дать социальная революция, — свободного выра­жения биологической подвижности.Вместо этого реакцион­ные идеологии и их носители предлагают впечатляющие шествия, марши,знамена, песни и униформу.

Итак, мы видим, что главным при структурировании характера ребенка в соответствии среволюционными принци­пами является высвобождение его биологической, сексуальнойподвижности.

2. Неавторитарное изменение структурыхарактера маленьких детей

Важнейшей задачей неавторитарного измененияструк­туры человекаявляется воспитание ребенка, формирующее у него положительное отношение ксексуальности.

19 августа 1921 г. московский психоаналитикВера Шмидт основала детский дом, в котором она предприняла попытку правильноговоспитания маленьких детей. Собранный ею опыт, о котором рассказывает вышедшаяв 1924 г. небольшая книжка "Психоаналитическое воспитание в Со­ветском Союзе", подтверждает: то,что сегодня утверждает сексуальная экономика про развитие детей, тогдавозникало стихийно из приближенной к жизни позиции, включающей в себяположительное отношение к наслаждению. Направ­ление, избранное Верой Шмидт,полностью лежало в русле положительного отношения к детскойсексуальности.

Важнейшие принципы деятельности детскогодома за­ключались вследующем: воспитательниц учили, что здесь нет наказаний. Им указывали, чтонельзя даже разговаривать с детьми строгим тоном. Не должно было быть местаникакой субъективной оценке детей. Похвала и порицание рассмат­ривались как непонятные ребенкуоценки со стороны взрос­лых, ибо служили лишь удовлетворению честолюбия и тще­славия детей. Эти немногие основныеположения одним ударом исключали из воспитания авторитарно-морализаторскиепринципы. Что же пришло на их место

Оценивался результат деятельности ребенка,но не его личность. Например, дом, построенный ребенком, характе­ризовали как красивый илинекрасивый, не хваля и непорицая за него самого строителя. В случае драки оскорби­теля не ругали, а рассказывали ему оболи, которую он причинил другому. При детях воспитательницы должны были быть ввысшей степени сдержанными. Им нельзя было делать каких-либо замечанийоценочного характера о свой­ствах и поведении детей. Точно так же воспитательницы должны былибыть в высшей степени скупы на проявления нежности и ласки по отношению кдетям. В детском доме были строжайше запрещены бурные выражения любви состороны взрослых, как, например, горячие поцелуи, крепкие объятия и т.д. ВераШмидт абсолютно правильно подчерки­вала, что такие проявления любви служат скорееудовлетво­рениювзрослых, чем соответствуют потребностям детей.

Такая позиция означала разрыв со вторымпринципом воспитания детей, основанным на началах морализаторства иавторитаризма. Ведь тот, кто чувствует себя вправе бить ребенка, считает точнотак же возможным, общаясь с ним, избывать свою неудовлетворенную сексуальность.В этом, как правило, преуспевают защитники семейного воспита­ния. Разрыв со строгостью иморальной оценкой ребенка делает излишним и необходимость искупать поцелуямизло, причиненное побоями. Все окружение ребенка было приспо­соблено к его возрасту ипотребностям. Игрушки и матери­алы для игр выбирались с учетом стремления к деятельности, чтобыбудить в ребенке творческие силы. При возникнове­нии новых потребностейсоответствующим образом меня­лись игрушки и материалы для игр.

Принцип приспособления материала кпотребности, а не наоборот, вполне соответствует воззрению, лежащему вос­нове сексуальнойэкономики и применимому далеко за пределами детского сада — ко всему общественному бытию.Следует приспосабливать не потребности к экономике, аэкономические институты к потребностям. Таким образом,в детском саду Веры Шмидт раскрылся сексуально-эконо­мический принцип в противоположностьпринципу мораль­ногоавторитета, на котором строились детские сады Монтессори, где детям надлежалоодинаково обращаться с од­нажды выданным материалом.

Вера Шмидт считала: "Чтобы приспособлениеребенка к реальным внешним условиям происходило без больших трудностей, внешниймир не должен противостоять ребенку как враждебная сила. Поэтому мы стремимсясделать дейст­вительность максимально приятной для него и заменить любоепримитивное наслаждение, отказу от которого он должен учиться, разумнымирациональными радостями".

Это значит, что ребенку сначала надонаучиться любить действительность, к которой ему необходимоприспосабли­ваться. Ондолжен быть в состоянии радостно идентифици­ровать себя с окружающим миром— таков сексуально-эко­номический принцип. Ему противоречитпринцип морального авторитета, в соответствии с которым предпринимается попытка приспособитьребенка к окружающему миру, по определению, противостоящему и враждебному ему.Причем происходит это не с помощью преисполненной любви иден­тификации с этим миром, а с помощьюобязательств, а то и с использованием морального давления.

Сексуально-экономическому принципусоответствует такое поведение матери или воспитательницы, когда ребенок любитих стихийно. Общественное же, религиозное или юридическое требование: "Тыдолжен любить свою мать, даже если ее поведение не вызывает любви" — является примером регулирования,основанного на принципах мо­рального авторитета.

Необходимость включения в общественноесосущество­ваниеупрощалась различными способами. Требования про­истекали из условий повседневнойжизни и устройства жиз­ни детского сообщества, а не были результатом произвола страдающихневрозами, больных, одержимых честолюбием и изголодавшихся по любвивзрослых.

Детям объясняли так, чтобы это было импонятно, чего от них требуют и почему, но не давали приказов. Отудов­летворениявлечений, с которыми действительно следовало расстаться, ребенок отказывался,"обменивая" их на удов­летворение других влечений, более высокого порядка, на­пример, стремления к любви взрослыхили товарищей и т.д. В ребенке развивались и поддерживались чувствасобствен­ногодостоинства и независимости, ибо требованиям жизни легче всего подчиняются неведомые дети, а такие, которые наделены чувствами собственного достоинства инезависи­мости. Этифакты совершенно непонятны сторонникам "воспитанияпо-фельдфебельски".

Сексуально-экономический принципдобровольного от­каза отудовлетворения влечений был применен и к воспи­танию чистоплотности. Запреты какогобы то ни было рода со стороны воспитателей строго исключались.Воспитанни­ки детскогодома и не подозревали, что их сексуальные побуждения могли бы быть оцененыкак-то иначе, чем другие естественные телесные потребности. Поэтому они иудовлетворяли эти побуждения на глазах воспитательниц точно так же, как если быречь шла о голоде или жажде, то есть совершенно спокойно и безбоязненно. Этоделало не­нужной какуюбы то ни было таинственность, укрепляло привязанность детей к воспитательницам,содействовало приспособлению кдействительности и создавало, таким об­разом, благоприятную основу дляразвития детской личности в целом. В таких условиях воспитательницы имелиполную возможность наблюдать шаг за шагом за сексуальным разви­тием детей, содействуя сублимацииотдельных инстинктив­ныхпобуждений и поддерживая этот процесс.

Достойно благодарности указание Веры Шмидтна необ­ходимость работывоспитателей над собой. Выяснилось, что беспокойство детей или беспорядок,который они создают, являются следствием невротически бессознательногопове­дения воспитателей.Воспитание ребенка в соответствии с сексуально-экономическими принципаминевозможно до тех пор, пока воспитатели не будут свободными отирраци­ональныхпобуждений или, по меньшей мере, не будут знать и контролироватьих.

Согласно традиционным представлениям овоспитании детей в западных культурных кругах недопустимо, если дети, которымуже гораздо больше шести месяцев, не привыкли к горшку. В детском же саду Веры Шмидт толькоприблизи­тельно с концавторого года жизни переходили к высажива­нию детей на горшок "черезопределенные промежутки времени", но никогда не побуждали их к отправлению этихпотребностей именно таким способом с помощью пусть даже сколь угодно малогонасилия. Детей не ругали, если им случалось обмочиться. На это не обращаливнимание как на что-то вполне естественное.

Этот факт, имеющий важнейшее значение длявоспита­ниячистоплотности у детей, показывает нам, какие предпо­сылки следует осуществить, преждечем станет возможным и думать о структурировании детского характера всоответ­ствии ссексуально-экономическими принципами. Реализа­ция этих принципов в семьеневозможна, они осуществимы только в детском коллективе. Противопоставляя свой опытгубительным взглядам и столь же вредным действиям необ­разованных, невежественных врачей ипедагогов, полагаю­щих,что ребенка, мочащегося в постель, следует подвергать адским карам, вот чтоВера Шмидт рассказывает: у трехлет­ней девочки обнаружился рецидив недержания мочи. На него просто необратили внимания. Рецидив продолжался три месяца, а потом прекратился самсобой. Этот факт также будет абсолютно непонятен педагогу, мыслящемуавторитар­нымикатегориями, но от этого он не становится в меньшей степенисамоочевидным.

Далее психоаналитик пишет: "Отношение детей квопро­су чистоплотностивполне спокойное и сознательное. Сопро­тивление и капризы не наблюдались.Дети не связывают с происходящим чувства стыда или понятия "позора". Наш методпредставляется пригодным для того, чтобы уберечь детей от тяжелыхтравматических переживаний, которые в противном случае весьма часто оказываютсяследствием вос­питания,направленного на контроль над выделительными процессами".

Как свидетельствует клинический опыт, оченьчасто при­чинойтяжелейших нарушений оргастической потенции у взрослых является строгоевоспитание чистоплотности. Дело в том, что это воспитание приводит кобразованию связи чувства стыда и позора с генитальной функцией. Очевидно, чтотаким образом разрушается способность к упорядочива­нию запасов вегетативной энергии.Действия Веры Шмидт были совершенно правильны, ведь у маленьких детей, несвязывающих чувства стыда и позора с функцией выделения, нет и причин дляформирования впоследствии такого рода генитальных нарушений.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.