WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 49 |

Тех представителей руководящих круговСоветского Со­юза,которые именно в решающие годы были облечены политической ответственностью,нельзя упрекнуть в том, что они не знали, как справляться с имеющимисятрудностями. Упрекнуть их следует в том, что они уклонялись оттрудно­стей, двигаясь полинии наименьшего сопротивления и наибольшей неудачи. Они виноваты в том, что,будучи революционерами, не задались вопросом, в чем же смысл происходящихсобытий, и в том, что, говоря о революцион­ном преобразовании жизни, непопытались отыскать или осуществить эту революцию в самой жизни. Эти людиви­новны в том, что онирассматривали действительно господ­ствовавший хаос как "нравственный хаос" в соответствии спредставлениями приверженцев политической реакции, а не как хаос времениперехода к новым, коммунистическим формам сексуальности. Не в последнюю очередьих следует упрекнуть за то, что они отвергли подходы к пониманию проблемполовой жизни, сформулированные приверженца­ми немецкой революционнойсексуальной политики.

В чем же заключались трудности, которые,став слишком большими, вызвали торможение Прежде всего, сексуальная революцияпроисходит иначе, нежели экономическая. Она осуществляется не в формах,выражающихся в законах и планах, а в скрытых, потаенных и обремененныхэмоцио­нальнымимоментами, отличающихся друг от друга в милли­оны раз деталях личной жизни.Справиться с сексуальным хаосом, воздействуя на эти детали, невозможно из-заодного только их обилия и сложности. Из этой невозможности выводится теория,суть которой в утверждении: "Частная жизнь мешает классовой борьбе, поэтомучастной жизни не существует!"

Конечно, нельзя пытаться в одиночку выйти изхаоса, справляясь с ситуацией в каждом отдельном случае. Это не соответствовалобы и нашему основному воззрению, соглас­но которому проблемы решаютсядействиями масс, а не индивидов, но среди личных трудностей встречаются ита­кие, которыезатрагивают миллионы людей. Это, например, вопрос, до крайности занимающийкаждого хоть сколько-нибудь здорового юношу в любом уголке Земли: как бы емупобыть наедине со своей девушкой Нет сомнения, что решение одного только этоговопроса, то есть создание возможности быть вместе с целью беспрепятственногополо­вого общения,завоевало бы всю молодежь, так как она почувствовала бы себя понятой. Однимударом было бы устранено весьма существенное проявление хаоса. Ведь если вкаком-то городском квартале четыре тысячи юношей не знают, где они могли быобнять своих девушек, то они будут делать это в подворотнях и темных закоулках,мешая друг другу, вызывая ревность и ссоры. Короче говоря, они-то и создают"хаос". Но ни в одной, буквально ни в одной из существующих политическихорганизаций не прозвучало до сих пор недвусмысленного заявления в пользусоздания квартир для молодежи специально в целяхбеспрепятственного полового общения. Это толькоодна деталь того, чтопривер­женцысексуальности пытались осмыслить и выразить с помощью лозунга: "Политизациячастной жизни".

3. Объективные причиныторможения

Причины описанных выше фактов торможениязаключа­лись внеобразованности и предвзятости, свойственных от­ветственным работникам. Но размахреволюции был столь велик, что препятствия, воздвигавшиеся отдельнымифунк­ционерами и старымиреакционными профессорами, не смогли бы устоять, если бы не трудностиобъективного про­цесса, на которые смогли ссылатьсяпартийные функционе­ры,защищая свою не особенно надежную позицию.

Было бы, следовательно, ошибкой утверждать,что в Советском Союзе сексуальная революция, а с ней и культур­ная революция потерпели неудачуиз-за неразумия и боязни сексуальности, характерных для руководящих кругов. Этобыло бы субъективистское воззрение, противоречащее исто­рическому материализму. Движениетакого размаха, каким была сексуальная революция в Советском Союзе, может бытьзаторможено только в результате столкновения с очень серьезными объективнымипрепятствиями. Они могут быть с большей или меньшей степенью точности сведены вчетыре группы:

1) трудность всего процесса перестройкистарого обще­ства нановых началах, в особенности культурная отсталость старой России, гражданскаявойна и голод;

2) отсутствие учения о сексуальнойреволюции, которое соответствовало бы глубине произошедшего переворота. Неследует забывать, что советская сексуальная революция была первой революцией такогорода;

3) структура характеров людей, отрицающаясексуаль­ность, то естьта конкретная форма, в которой законсерви­ровался патриархат, насчитывающийтысячи лет и означаю­щийподавление сексуальности;

4) конкретные осложнения в такой взрывчатойи содер­жательной сфережизни, какой является сексуальность.

Эти четыре группы объемлют еще не всефакторы, но они позволяют нам получить общее представление опредпосыл­ках, накоторых могла основываться деятельность отдельных партийных работников,оказывая тормозящее воздействие.

Нет никакого сомнения в том, что гражданскаявойна 1918 — 1922 гг.,сменившая трехлетнюю бойню, выставила процессу разрушения старых форм жизни врезультате соци­альнойреволюции оценку, едва тянущую на "гротескно" и "опасно". Ужасные голодные годы— 1921-й и 1922-й— резко снизили среднийпсихический и материальный уро­вень жизни бедствующих народных масс и вызвали, мягко говоря,настоящие переселения народов.

По сообщениям Коллонтай, Троцкого и многихдругих революционеров, тысячам семей, жителям целых поселков приходилосьпокидать свои родные места и перебираться куда глаза глядят в поисках хотькакого-нибудь пропитания. Случалось нередко, что по дороге матери оставлялидетей, а мужья — жен напроизвол судьбы. Многие женщины были вынуждены продавать свое тело, чтобытолько продлить жалкое существование себе и своим детям. Численностьбеспризорных детей неизмеримо выросла. В такой обстанов­ке стремление молодежи к сексуальнойсвободе приняло, естественно, иные формы, чем если бы это было в спокойныхусловиях. Место болезненной и беспокойной борьбы за ясность и переустройствосексуальных отношений заняло огрубление половой жизни. О том же, что должноприйти на место "старого", не было никаких представлений. В принци­пе, это огрубление просто означалопроявление структуры, испокон века свойственной человеку, чья личностьоргани­зована напатриархальных началах, структуры, которая су­ществует более или менее скрыто итолько время от времени проявляется в виде эксцессов.

Революция была столь же мало виновна в этомтак называемом "сексуальном хаосе", как, например, граждан­ская война или голод. Революционерыведь не хотели граж­данской войны. Революция лишь свергла царизм и покон­чила с капитализмом, и ей пришлосьвзяться за оружие, когда изгнанные решили вернуть себе отнятые власть и землю.Разразившийся же сексуальный хаос был, наряду с прочим, следствиемсвойственного состарившимся партработникам неумения справиться с прежнимиструктурами, неспособны­ми к восприятию свободы.

Если проанализировать взгляды ответственныхсоветских руководителей на развивающийся хаос и оценки этого про­цесса, то можно однозначноконстатировать, что хорошо знакомый нам страх перед сексуальной свободойзамутнял взгляд, когда заходила речь о действительных трудностях и их причинах.Как жертвы, так и носители сексуальной рево­люции обвинялись в утрате чувстваответственности, но ведь устаревшая сексуальная мораль на протяжениитысячелетий подавляла сексуальную ответственность, неразрывносвязан­ную с полноценнойв сексуальном отношении структурой характера.

В особенности же обвиняли молодежь в том,что сексу­альные связимежду полами становятся все слабее. При этом забывали, что никогда и не былодействительно здоровых связей, приносящих удовлетворение, а то, что несущество­вало, нельзябыло и ослабить. Если что в действительности и ослабло, так это принуждение всемейных отношениях —результат экономической зависимости — и давление мораль­ной совести на молодежь. Если что ипогибло, то не здоровые сексуальные отношения, а авторитарная мораль, бременемлежавшая на народе и запечатлевшаяся в сознании глубже, чем идеи бунта. Речьидет о той морали, которая всегда достигала результата, обратного намерениям.Никому не следовало оплакивать эту мораль.

Во всех тех случаях, когда требовалисьобъяснения ситу­ации,проявлялась растерянность. Бедственным экономиче­ским положением, например, пыталисьобъяснить случай­ныеполовые связи, замеченные у немецкой молодежи и чуть позже как нечто само собойразумеющееся прекратившиеся. Это была ложная интерпретация.

Никогда материальная нужда сама по себе неведет к случайным связям. Исключением является только проститу­ция. Следовательно, не моглиотличить бедствия, порожден­ные гражданской войной и тяжелым экономическим поло­жением, от проявлений новой жизни.Последние, будучи сами по себе здоровыми и оптимистическими, должны былипоказаться "сексуальным хаосом" всем тем, кто находился под грузом старыхпонятий. А ведь половой акт между 17-летним юношей и 16-летней девушкой можетпредстав­лять собой одноили другое. Так, половой актхаотичен, противоречит принципам сексуальной экономики, вреден для молодежи иопасен для общества, если он совершается в неблагоприятных условиях, еслинездорова внутренняя психическая структура его участников, если они испытываютстрах, давление моральных предписаний и совести и не переживают удовлетворения,короче говоря, если эта бли­зость проникнута хаосом, свойственным нашему времени. С другойстороны, в какой-то мере можно приблизиться к сексуальности будущего, совершаяполовой акт в благопри­ятных условиях, если структура личности молодых людей способна ксчастливой любовной жизни, если они полно­стью сознают ее величие и важность иесли близость проис­ходит без чувства вины и страха перед авторитетами и нежеланнымидетьми, для воспитания которых нет возмож­ности.

Существует большое различие между тем, когдадвое мужчин, испытывающих сексуальный голод, насилуют жен­щину или с помощью алкоголя склоняютее к половому акту, и тем, когда двое самостоятельных людей разного пола,сознающих свою сексуальность и способных проявить ее, сознательно проводят другс другом во время отпуска только одну счастливую ночь. Существует различие между тем, когда мужчинабезответственно бросает на произвол судьбы жену и детей ради легкой связи, илитем, когда он, будучи сексу­ально здоровым, пытается сделать более терпимым невыно­симый для себя гнетущий брак,поддерживая втайне счаст­ливые отношения с другой женщиной. Этих примеров может бытьдостаточно, чтобы показать следующее:

1. То, что людям, отравленным авторитарнымсексуаль­нымустройством, представляется хаосом, не обязательно должно быть таковым, анапротив, может быть проявлением активности психического организма,сопротивляющегося непереносимым условиям жизни.

2. Что многое, из являющегося хаосом, на деле— не моральная винамолодежи, а выражение неразрешимого про­тиворечия между естественнымиполовыми потребностями и окружающим миром, противящимся стремлению всех икаждого к их удовлетворению.

3. Что переход от внешне якобыупорядоченного образа жизни, а внутренне хаотичного, к внутреннеупорядоченно­му, но привзгляде извне кажущемуся обывателю неупоря­доченным, может совершиться неиначе, как только пройдя фазу тяжелой смуты.

Но решающее значение имеет при этом нетолько вни­мание ксостоянию общественной жизни. Мы должны по­нять, что в людях нашей эпохиразвивается безмерный страх как раз перед той жизнью, прихода которой они такстрастно жаждут, но до которой они еще не доросли в эмоциональномотношении.

Хотя сексуальное разочарование, в котороевпадает боль­шинствочеловечества, и означает притупление чувств, убо­жество жизни, паралич любойактивности и инициативы или является основой для возникновения жестокихсадистских эксцессов, оно предлагает и относительный жизненный по­кой. Такая ситуация похожа на некоепредвосхищение смер­тисамим образом жизни —как если бы человек жил только ради того, чтобы идти навстречу смерти! И это-тосостояние смерти заживо люди предпочитают, если их психическая структура неспособна выдержать беспокойство и потрясе­ния, свойственные живойжизни.

Стоит подумать о ревности, которой, какправило, высо­каяполитика не уделяет внимания, но которая, тем не менее, за кулисами крупныхполитических событий играет гораздо более значительную роль, чем можнодогадываться. Стоит подумать и о страхе людей перед невозможностью найтиподходящего партнера, когда они теряют прежнего — пусть даже отношения с ним былисплошной мукой. Стоит поду­мать и о тысячах убийств партнеров, произошедших лишь потому, чтобыло просто невыносимо представить себе, как близкий человек заключает другогов объятия, побуждаемый к этому сексуальными намерениями. И этот факт играет вжизни гораздо большую роль, чем даже поездки какого-нибудь Лаваля: ведьпарламентарии смогут представлять и подавлять народ только до тех пор, адиктаторы — делать чтохотят за спиной терпеливых масс до тех пор, пока люди неустанно, неосознанно ибезнадежно борются с этими сексуальными, наиболее тщательно скрываемыми отпосто­роннего взгляда,личными трудностями и бедствиями, каса­ющимися самой сути их жизни.Попробуйте разыскать в ка­ком-нибудь городском квартале, насчитывающем сто тысяч жителей,всех женщин, истерзанных тоской и измученных неурядицами из-за воспитаниядетей, неверности мужей, собственной сексуальной неспособности илинеудовлетво­ренности, испросить их, что они думают о дипломатических поездках Лаваля. Их ответдокажет, что миллионам женщин, мужчин и молодых людей голова дана вовсе не длятого, чтобы понять, что над ними попросту издеваются.

ГЛАВА IV, Освобождение и торможение напримере регулирования рождаемости и проблемыгомосексуализма

1. Регулированиерождаемости

В области регулирования рождаемости с самогоначала существовала максимальная ясность. Переворот в идеологии права и всоциально-гигиенических взглядах на эту проблему характеризовался следующимиосновными чертами.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.