WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 49 |

К экономическим трудностям добавляется еще итот факт, что женщины, большей частью, ориентированы только на половую жизнь вбраке, на эту жизнь со всем ее сексуаль­ным убожеством, принуждением,эмоциональной бедно­стью, но и со свойственными этой жизни внешним покоем и привычнымиобязанностями, то есть с тем, что освобож­дает среднюю современную женщину отразмышлений о ее сексуальности и от изнуряющей борьбы, которую вызывала бывнебрачная половая связь. Для сознания этой женщины имеет малое значениевысокая цена, а именно: ее душевные страдания, которыми приходится платить затакое освобож­дение.Сознание сексуальности освободило бы женщину, возможно, от невроза, но не отсексуальных страданий, угрожающих ей сегодня.

Противоречия института брака отражаются впротиворе­чиях реформыбрака а 1а Ван де Вельде. Реформа брака путем его эротизации внутреннепротиворечива. Предложение Линдсея о "свободном браке" также грешит не простокон­статацией упадкабрака и исследованием причин этого явле­ния, но попыткой спасти то, чторазрушается, исходя из установки: "Брак — лучшая форма сексуальности". Втрудах Линдсея также ясно прослеживается скачок от линии разви­тия, соответствующей фактам, к линииоценок с позиции принудительной морали. Он выступает, например, помо­ральным соображениямпротив пробного брака, но защища­ет систему свободного брака, то есть "санкционированную законом"связь мужчины и женщины при "разрешенном законом контролерождаемости".

Если начать искать обоснование юридическойсанкции, то нельзя будет найти ничего, кроме представления о том, что половыеотношения "следовало бы"признать в законном порядке. Таким образом, свободный брак отличался бы отнастоящего только контролем рождаемости и легкой воз­можностью расторжения в отличие отситуации, когда суп­ругиимеют детей. Такое предложение идет, конечно, дальше всех возможных вконсервативном обществе. Следует, одна­ко, ясно видеть, что оно увязано собщественными отноше­ниями, поэтому сексуальной экономике приходится отойти на заднийплан, уступив место вопросу экономического обеспечения женщины и детей. Она,следовательно, не мо­жетникак содействовать разрешению вопроса о браке.

Факты же таковы: брачный конфликт становитсянераз­решимым в рамкахсуществующего строя, так как, с одной стороны, половое влечение перестаетпримиряться с навя­занной ему формой сексуальности, что порождает распад брачнойморали, а с другой стороны, способ материального существования женщины и детейделает необходимым со­хранение формы брака, откуда и проистекают постоянные выступления впользу нынешней формы сексуальных отно­шений, то есть в защиту брака.Данный конфликт представляет собой только продолжение другого, на более высокомуровне, который заключается в том, что в рамках авторитар­ного общественного строя развиваютсяспособы производ­ства,основанные на принципах рабочей демократии, и брач­ная мораль изменяется в той мере, вкакой возрастает мате­риальная самостоятельность женщин и коллективистские начала средитрудящейся молодежи. С другой стороны, сам сексуальный конфликтподготавливается сексуальными кри­зисами.

Брак является специфической составной частьюкапита­листическойэкономической системы и поэтому сохраняет­ся, несмотря на все переживаемые имкризисы. Его распад и неразрешимое в этих экономических рамках противоречие спродолжающимся существованием этого института, обос­нованным экономическими причинами,представляют собой лишь признаки кризисного состояния нынешней формы бытиявообще. Брак устранится сам собой, погибнет от внутренней невозможности своегосуществования в тот мо­мент, когда иссякнет его материальная основа. Историческое событие— распад брака— произошло в СоветскомСоюзе.

Насколько обветшал институт брака всексуально-эконо­мическом отношении, можно видеть на примере того, что послереволюции в России полностью и быстро распадались браки, особенно в болеепрогрессивных слоях населения, среди передовых рабочих и служащих: ведьлатентный кри­зис бракавсегда проявляется в эпохи общественных кризи­сов, приобретая форму распада брака.Могут сказать, что падение морали всегда происходит в бурные времена. Мы жехотим видеть факты в их общественной взаимосвязи и пере­стать рассматривать их согласнонормам морали. Распад принудительной морали указывает на то, что следствиемсоциальной революции становится сексуальная.

До тех пор, пока согласно принципам идеологии,суще­ствует нормированиеполовой жизни в рамках моногамного брака, она регулируется вовне, внутри жеразвивается анар­хически, что противоречит положениям сексуальной эконо­мики. Если идеологов брака большенельзя убедить, демон­стрируя превозносимые и требуемые ими подлинные резуль­таты нормирования половой жизни— унижение любовныхотношений, убожество брака, сексуальные бедствия молоде­жи и прочие "милые" вещи, то на нихне подействует и аргумент о том, что жизненные потребности, определяемыезаконами природы, не нуждаются в таком покровительстве со стороны общества,пока общество не делает ничего, чтобы помешать удовлетворению.

Смысл обобществления человека заключается втом, что­бы облегчитьутоление голода и потребности в любви. В сфе­ре любви возможности почти всегочеловечества ограничи­ваются. Именно вмешательство классовых интересов в про­цесс удовлетворения основныхинстинктов порождает анархию. Означает ли устранение нормирования половой жизниобществом применение на деле ее регулирования, основанного на естественных законах, то естьсексуально-экономического Мы не можем ни бояться, ни надеяться, нам надо только изучатьпроблему, заключающуюся в том, не развивается ли общество в направленииулучшения как материальной, так и сексуальной экономики с помощью созданияинститутов, учитывающих потребности человека.

Несомненно одно: повсеместно пробивающийсебе до­рогу научный ирациональный способ рассмотрения жизни разрушит алтари любых божеств. Больше небудет охоты жертвовать здоровьем и жизнерадостностью в интересах аб­страктной идеи культуры,"объективного духа" или метафи­зической "нравственности". Но согласятся ли ученые, как это ещебывает в наше время, поддерживать своими "науч­ными" заключениями основанное напринципах принуди­тельной морали регулирование человеческой жизни

До 1918 г. говорили, что "социальнаяреволюция" была призвана реализовать научный взгляд на бытие. В России в 1917г. совершилась "социальная революция". Попытаемся же понять, как она справиласьс сексуальными проблемами, что ей при этом удалось и где она не смогла сделатьтого, что ожидало от нее человечество, страстно жаждавшее свободы.

Часть II. БОРЬБА ЗА "НОВУЮ ЖИЗНЬ" ВСССР

Сексуальная реакция вРоссии

Но если конструирование будущего ипровозглашение раз на­всегда готовых решений для всех грядущих времен не есть наше дело,то тем определеннее мы знаем, что нам нужно совершить в настоящем, — я говорю о беспощадной критикевсего суще­ствующего,беспощадной в двух смыслах: эта критика не страшится собственных выводов и неотступает перед стол­кновением с власть предержащими ".

Карл Маркс

В последние годы множатся сообщения ореакционном развитии в сфере сексуальной и культурной политики в СоветскомСоюзе. Они вызывают разочарование, заставляя проститься снадеждами.

В июне 1934 г. в Советском Союзе снова былвведен параграф уголовного кодекса, предусматривающий наказа­ние за гомосексуализм. Учащаютсяслухи о преследовании гомосексуалистов. Сторонники сексуальной реформы вАв­стрии и Германии,ведя на протяжении полутора десятиле­тий борьбу против параграфов уголовных кодексов своих стран,карающих за гомосексуализм, вновь и вновь указыва­ли на прогрессивный Советский Союз,отменивший это наказание.

С недавних пор стало более труднымпрерывание бере­менностив случае первых родов и для матерей, имеющих только одного ребенка, притом чтоаборт и так был объектом преследований. Немецкое движение за регулированиерож­даемости, борясьпротив политической реакции, видело мощную опору в первоначальной позицииСоветского Союза по этому вопросу (пример — кампания Вольфа — Кинле в 1932 г.). Теперь мы всечаще слышим о торжестве противни­ков свободных абортов. Советский Союз также отворачива­ется от своих прежнихвзглядов.

Немецкое издательство "Ферлаг фюрзексуальпопитик" ("Издательство сексуально-политической литературы".— Прим. пер.) издало в 1932 г. приучастии различных молодеж­ных организаций написанную мной книгу "Борьба молоде­жи за свои сексуальные интересы",чтобы показать мои взгляды и результаты практической деятельности в этойобласти. В работе среди молодежи мы ссылались на свободу в сексуальной сфере,предоставленную в Советском Союзе молодым, что и нашло отражение в моей книге.Коммуни­стическая партияГермании в 1932 г. запретила распростра­нение книги, а годом позже и нацистывнесли ее в список запрещенных. А теперь мы слышим, что молодежьСоветско­го Союза ведеттяжелую борьбу против старых врачей и некоторых высокопоставленных чиновников,которые вновь и вновь возвращаются к старой теории аскетизма. Мы не можембольше ссылаться на сексуальную свободу советской молодежи и видим смятение,которое охватило западноевро­пейскую молодежь, не понимающую, что происходит в СССР.

Мы читаем и слышим, что в Советском Союзеснова превозносится и "укрепляется" принудительная семья. Как стало известно вовремя написания этих строк, планируется отмена брачного законодательства,принятого в 1918 г. В борьбе против законов, являющихся юридической базойпринудительного брака, мы всегда успешно опирались на советское брачноезаконодательство. Мы могли видеть под­тверждение слов Маркса о том, чтосоциальная революция "отменяет принудительную семью", и нам приходилосьве­сти трудную работу,чтобы объяснить людям, связанным семьей, необходимость и полезность этогопроцесса. Сегодня торжествует реакционная политика в области семьи. Намговорят: "Смотрите, с вашими теориями дело дрянь. Даже Советский Союзотказывается от лжеучения о разрушении авторитарной семьи. Принудительная семьябыла и остается основой общества и государства".

Мы читаем и слышим, что в связи с решениемвопроса о беспризорности на родителей вновь возлагается ответст­венность за воспитание детей. Всвоей педагогической и культурной работе мы исходили из того факта, что вСовет­ском Союзе властьнад детьми была отобрана у родителей, а заботу об их воспитании передали всемуобществу. Коллективизация воспитания детей была для нас, несомненно, одним изосновных процессов развития социалистического общества. Каждый прогрессивнонастроенный рабочий, лю­бая мать, наделенная ясным умом, признавали и одобряли этонаправление развития общественной жизни в Советском Союзе. Ведя работу средимасс, мы боролись против собст­веннического инстинкта и злоупотребления властью со сто­роны матерей по отношению к детям,применяли все наши знания, чтобы показать матерям, что детей у них не"отни­мают", но чтообщественное воспитание детей должно снять с них тяготы и заботы. Мы добилисьуспеха. Теперь же реакционно настроенные педагоги могут сказать: "Смотрите,даже в Советском Союзе покончили с глупостями, восстано­вив естественное право и вечнуювласть родителей над детьми".

Я рекомендую читателю достать русскую книгуЕсипова-Гончарова "Я хотел бы быть как Сталин" ("I want to be like Stalin",1947 г.). Эта книга была издана русским комиссари­атом воспитания (Наркомпросом.— Прим. пер.), то есть официально. Она представляет собой самоегнусное изо всех тех злоупотреблений детским характером в соответствии с целямивласть предержащих, которые встречались мне за 30 лет работыпсихиатра.

В советских школах давно отказались отДалтон-плана. Методы обучения приобретают все более авторитарный ха­рактер. Мы давно уже не можемопираться на советский опыт в борьбе, которую ведем в сфере педагогики засамоуп­равление детей иуничтожение авторитарной формы школы.

Борясь за рациональное половое просвещениедетей и юношества, мы всегда ссылались на успехи Советского Со­юза в этой сфере. Но вот уже которыйгод мы ничего не слы­шимо каких-либо новых достижениях, кроме того разве, что идеология аскетизмапринимает все более жесткие формы.

Следовательно, нам приходится констатироватьтормо­жение сексуальной революции, более того,возвращение вспять к формам регулирования любовной жизни, основывающимся на авторитарной морали.

Мы узнаем из самых различных источников, чтов Со­ветском Союзесексуальная реакция постоянно берет верх, а прогрессивные круги не в состоянииобъяснить эти процес­сы,пытаются обрести ясность и не находят ее, оказываясь поэтому бессильными передзлоупотреблениями властью со стороны реакции. Замешательство как в СоветскомСоюзе, так и вне его ставит, таким образом, на повестку дня вопрос о советскойсексуальной политике. Что случилось Почему сексуальная реакция берет верхИз-за чего потерпела крах сексуальная революция Что следует делать Этовопросы, которые сегодня должны интересовать каждого воспитателя, любого, ктозанимается социальным попечением, и каждого теоретика или практикаэкономической политики.

Аргумент, в соответствии с которымполитическая реак­цияможет помешать открытому обсуждению этого вопроса, несостоятелен. Во-первых,политическая реакция никогда не сможет встать на точку зрения научнойсексуальной полити­ки,чтобы выступить противнынешних мер, принимаемых в Советском Союзе. Напротив, она торжествует, наблюдая за этими мерами.Во-вторых, прояснение данного вопроса в европейском и американском рабочемдвижении важнее оглядки на возможный престиж. Замешательство вредит. Во Франции"Юманите" уже провозгласила борьбу за спасение "расы" и "французской семьи".Реакционные меры, прини­маемые в Советском Союзе, сегодня известны каждому и их нельзяотрицать.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.