WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 49 |

Данные о процентах, которые я привел, почтиединодуш­ны. Если этирезультаты верны, значит, молодежь более или менее единогласно сделала выводы онамерении рассматри­ватьпервые слабые формы сексуального опыта как нечто принадлежащее ей по праву. Идействительно, ее широчай­шие круги пользуются этим правом, правда, не переходя довольночетко обозначенных границ. Некоторые девушки настаивают на своем праве получатьподобные удовольствия от общения с юношами и весьма искусно проявляютагрес­сивность, вкоторой не уступают ребятам.

Я вспоминаю одну очень красивую, живуюдевушку, которая рассказывала мне, что она не хотела иметь ничего общего спарнем, который не был настоящим сорвиголовой и не умел толком еепотискать.

— И всеребята поступают так —спросил я.

— Конечно,— ответила она.— Если нет, то у нихчто-то не в порядке".

Если Линдсей говорит об излишке силы, ожизненной энергии, бьющей через край, то он прав лишь в той мере, в какой этачрезмерность отчасти соответствует живой сексу­альности молодежи, отчасти жеявляется результатом проти­воречивого характера сексуальной активности. Мы слышали, чтомолодежь рассматривает грубые ласки, то есть прелюдию к акту наслаждения, "какнечто принадлежащее ей по пра­ву", но "не переходит довольно четко обозначенных границ". Мы можемпозволить себе менее осторожные выражения.

Итак, молодые люди практикуют все видысексуального возбуждения, не переходя, однако, в большинстве своем к половомуакту. Мы должны задаться вопросом: почему же они позволяют себе все, кромеинтимной близости Ответ придет сам собой, если подумать о том, что моральнедву­смысленнопредставляет именно половой акт худшим из всех сексуальных действий. Да и наделе он является наиболее значительным завершением любовного возбуждения.Ре­шиться на ласки— значитэмансипироваться, но отвергать половой акт — значит все еще находиться вовласти прину­дительнойморали. Определенную роль в данной ситуации играет и способность девушки квступлению в брак, так как ее целомудрие увеличивает шансы на заключение бракас юношей.

Тем не менее, как пишет Линдсей далее, "50 %молодых людей, начинающих с ласк и поцелуев, не ограничиваются этим, а идутдальше и начинают пользоваться другими сексуальными свободами, которые являютсявозмутительными и неприличными даже в соответствии с нравственнымитребованиями, принятыми ими". Только 15 % доходят до полового акта. В 1920— 1921 гг. Линдсейвстречался с 769 девушками в возрасте от 14 до 17 лет из-за их "сексуальныхоплошностей". По его словам, "численность этих случаев не была еще выше толькоиз-за физической невозможности охватить их все". Как пишет Линдсей,"сексуальный опыт" имеют до окончания школы, то есть до 18 лет, 90 % юношей.Значит, девушки отказываются от сдержанности.

"Старшеклассник, с которым я недавнобеседовал, при­знался,что у него была половая связь с 15 ученицами, что все они в среднем былинеплохими. Он предпочитал их обычным уличным девчонкам. Я уверился в истинностиэтого сообщения, поговорив со всеми 15 девушками и убе­дившись, что все они в среднем былинеплохие создания. С каждой из них он был близок несколько раз. Все егопарт­нерши, заисключением двух, не были девчонками, без разбора меняющими любовников, и,по-моему, возврати­лисьна праведный путь. Возможно, существование квартала"красных фонарей " в Денвере уберегло этих девушек от при­обретения отрицательногоопыта, но не уберегло ни школь­ников, ни проституток, имеющих точнотакое же право на спасение, как и все остальные. Если теперь гораздо больше"хороших" девушек имеет сексуальный опыт, то, как бы странно это ни показалось,гораздо меньше их оказываются "потерянными" и "погибшими".

В этот момент Линдсей постигает, возможно,сам того и не чувствуя, тайну проституции и предлагает решение,кото­рое порождаютсясексуальным кризисом: упадок проститу­ции в результате вовлеченияженской молодежи в половую жизнь. Онпишет:

"Эта напористая, требовательная, проникнутаядуховны­ми устремлениямипозиция девушек в отношении просвеще­ния и истины становится в последние годы все более рас­пространенной и проявляется всеболее открыто. Причина изменений заключается в том, что в современнойэкономи­ческой исоциальной ситуации девушки все более уравнива­ются в правах с мужчинами. Многиепопадают по окончании школы на лучше оплачиваемую работу, чем юноши, ското­рыми они "ходят".Потому-то, когда заходит речь о материальном благополучии, иной воздыхательможет перехватить критический, а то и пренебрежительный взгляд своейвоз­любленной".

И далее:

"Я располагаю определенными цифрами,доказывающи­ми, что накаждый случай сексуальных прегрешений, выплы­вающих на свет божий, приходитсямножество таких же случаев, остающихся неизвестными. Например, из 495деву­шек, признавшихсямне в своих контактах с молодыми людьми, забеременели только 25. Всем им былоот 14 до 18 лет. Остальные избегают беременности — кто благодаря счастливому случаю,кто с помощью противозачаточных средств. Такие знания распространены средимолодежи шире, чем обычно предполагают...

Три четверти этих 495 девушек пришли ко мне пособст­венной воле— некоторые из-забеременности, другие из-за того, что заразились. Были и истерзанные угрызениямисовести или нуждавшиеся в особом совете еще по какой-либо другой причине. Ихпригнала ко мне бедственная ситуация, иначе бы они, конечно же, не пришли. Ноесть и множество таких, которые, несмотря на свои беды, не знают или не находятдороги ко мне или предпочитают помочь себе сами, зная, "как этоделается".

Иными словами, эти примерно 500 девушек,прошедшие через мое бюро на протяжении менее двух лет, — всего лишь небольшая группа извсех тех, которые оказывались в таком же положении, но лучше умели помочь себесами. Например, сотни шли на аборт. И я не только предполагаю это. Я этознаю".

Какие выводы делает Линдсей из своихнаблюдений, поистине убийственных для принудительной морали

"Мне нет нужды говорить, что мы рассматриваемв высшей степени трудный и опасный вопрос. Он не может быть решен с помощьюслежки со стороны взрослых или их бдительности. На него можно ответить только спомощью добровольно соблюдаемого нравственногозакона, с помощью установления настоящих внутренних преград, которые будут одобрены и приняты самой молодежью. Такой законможет быть воплощен в свободное и естественноедействие только с помощью самого единодушного и глубокого воспитания".

Что же такое этот "нравственный закон" Какконкретно представляет себе Линдсей решение Как следует добиться установлениятаких "настоящих внутренних преград" Ведь более "настоящих" ограниченийсексуальности и способов ее вытеснения, чем те, которые привиты воспитанием,кото­рые внушаются всемобществом — будь тошкола, родитель­ский домили церковь, — не можетбыть по очень простой причине: нет иных преград, кроме привитых воспитанием,воспринятых из внешнего мира, так как природа не знает "нравственного закона".А каков результат длящегося века­ми сексуального угнетения молодежи Да как раз тот,кото­рый описалЛиндсей.

Линдсей попадает в противоречия, совершеннонеразре­шимые, еслиразделить его точку зрения на суть вещей и процессов. С одной стороны, онконстатирует факты, кото­рые означают конец влияния принудительной морали на молодежь.Отсюда, на основании именно этих фактов, он приходит к требованиям, означающимне что иное, как восстановление той же самой морали, гибель которой он самотчасти весьма недвусмысленно одобрял. Он не выходит,в конце концов, за пределы идеологии моногамного брака и тре­бования целомудрия длядевушек. Так, например, Линдсей пишет:

"Много лет назад на моем попечениинаходилась 17-лет­няядевушка, которая еще за пять лет до этого была близка со многимиодноклассниками. Была ли она аморальна Поступала ли плохо Глупости! Она быланеосведомленной. Один-единственный разговор с ней, состоявшийся тогда, положил делуконец. Она стала одной из лучших девушек в Денвере. Ни один мужчина больше неосмеливался перейти ей дорогу. Она очень красива,необычайно умна и замужем за человеком, который, по-моему, еезаслуживает".

Следовательно, наш автор только смягчаетоценку, осно­ванную напринудительной морали, а не выступает противнее. Он не делает из наблюдавшихся фактов вывода офи­аско, более того, обокончательном упадке принудительной морали. Взрослые говорили, что девушкаплоха и глупа, Линдсей же считает, что она лишь неосведомлена. Ясомне­ваюсь, что онабыла неосведомленной. Она точно знала, что она делала, но ее историязавершилась и должна былазавершиться браком, что было заранее предписано девушке. Благодаря этому она нестала более осведомленной в смысле сексуальной ориентированности. В лучшемслучае, она стала под влиянием Линдсея более осведомленной о последствиях,которые угрожали ей, если она не подчинится нормирован­ным формам половойжизни.

Итак, Линдсей констатирует, что:

1) Изменяютсясоциальные критерии:

"Нельзя утверждать, что упомянутые явленияпредстав­ляли собой лишьпроявление послевоенной истерии и теперь устранены после того, как они внешнеоказались под конт­ролеми был отменен запрет танцев, который последовал за полицейскими мерами,продемонстрировавшими свою не­эффективность. Сейчас запреты практикуются более искус­но, более скрытно и, к тому же, вболее широких масштабах, так как эти меры уже не новы. Взрослые полагают,однако, что под внешне успокоенной поверхностью уже ничего боль­ше не происходит, и продолжают житьв своем раю для дураков. Молодежь же тем временем стала хитрее, презираетстаршее поколение более чем когда-либо и более чем когда-либо преждепреисполнена хладнокровной решимости сле­довать своим путем. Это, правда, невсегда означает, что речь идет о гибельных путях или что те, которые вступаютна них, двигаются навстречу своей гибели. Сказанное означает, что изменяютсяприменяемые нами социальные критерии, и я убежден в том, что они победят, еслине при нашей жизни, то после нас".

2) Перестаютсуществовать препятствия экономического характера, скоторыми сталкиваются, прежде всего, девуш­ки:

"Внешние препятствия, столь мощные преждеэкономи­ческие помехи,исчезли навсегда, и единственный вопрос заключается теперь в том, как скоро инасколько успешно эти препятствия будут заменены внутренним сдерживанием, действующимблагодаря добровольному принятиюнравствен­ной точкизрения. А только такая позиция способна удержатьчеловека на правильном пути.Я не думаю, что это молодое поколение — всего лишь слепой слон в посуднойлавке".

3)Современная молодежь — "самая здоровая инравст­венная, которуюмир когда-либо видел".

4) Замена посещенияборделя связью с одноклассницей — более благое дело, так как более соответствует требованиямморали:

"Ведь юноши и мужчины, благодаря которымвообще стало возможным появление кварталов публичных домов, станут или остаютсяхорошими и уважаемыми гражданами, мужьями и отцами. Девушкам же, находящимся втом мире, вступление на этот путь заказано. И все же кажется, что, несмотря намножащееся число сексуальных проступков, совершаемых девушками, новое времяменее разрушительно для женщины, чем прежняя эпоха "красных фонарей", снеумолимыми, жесткими обычаями, жестокими наказания­ми и лицемерной точкой зрениядвойной морали. Этим я, конечно, не хочу сказать, что новая ситуация ненуждается в улучшении. Я лишь настаиваю на том, что в ней в большей мере, чемпрежде, торжествует подлинная мораль и что мы, несмотря на старых плакальщиц,не вернулисьназад".

5) Современные девушки знают, как надообращаться с "этим зверем — мужчиной":

"Раньше хорошенькая девушка оскорбилась бы,если бы ее сочли способной на соответствующее поведение. Пусть теперь она иотвергает ухаживания, но едва ли будет оскор­блена ими. Она слишком хорошо знает,как надо обращаться с "этим зверем —мужчиной", и понимает, что его инстинкт, в конце концов,— нечто вполненормальное. Я не хочу исследовать здесь вопрос о том, является ли этаоткровен­ность вотношениях между девушками и молодыми мужчи­нами обретением или потерей. Онаявляется, во всяком случае, неотъемлемым признаком свойственной молодежирешимости назвать вещи своими именами, и нам, взрослым, приходится считаться сэтим, хотели бы мы или нет".

6) "Подобноаппетиту, сексуальные стремления не явля­ются законными или незаконными,моральными или амораль­ными".

Формулируя выводы, Линдсей, однако, неисследует при­чинынеудачи сексуальнойреволюции молодежи, а оценивает эту революцию с нравственной точкизрения:

"Молодежь в целом, благодаря отходу отстарых пред­ставлений,несомненно, достигла некоторого прогресса, от­дельные же ее представители попростувпали из одной фор­мырабства в другую. Необузданность — это порабощение. Напротив, свобода— это добровольноеподчинение высшим законам, означающим большее принуждение, более трудным дляисполнения и более строгим, чем человеческие законы.Часто молодежь путает свободу с необузданностью, так как, основываясь насобственном опыте, она не может прийти к спасительному знанию".

В "высших законах" мы распознаем жизненнуюнеобхо­димость и условиясуществования авторитарного общества, в их "принуждении" — недостаток общественного базисадля жизни молодежи согласно сексуально-экономическим принципам, в их"строгости" — решимостьобщества не позволить молодежи ускользнуть от своего влияния, уйти за пределыфабрики по штамповке подданных, называемой семьей. Сама же молодежь не можетобрести спасительного знания, у нее нет права на такое знание, так как онаматериально заинтересована именно в том общественном строе, который создаетстолько препятствий ее половой жизни.

Но как же получается, что самому Линдсею,достойному уважения мужественному защитнику молодежи, не хватилопоследовательности У нас создается впечатление о нем как о борце за правамолодежи, сознание которого затуманено моральными предрассудками и которомупоэтому недостает решимости. Может быть, здесь нам и откроется тайнанеиз­меннойприверженности аскетизму, несмотря на фиаско, которое потерпело этотребование

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.