WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 49 |

Тот факт, что ребенок именно в критическомвозрасте между четырьмя и шестью годами переживает свои генитальные ощущения вродительском доме, навязывает ему опре­деленные решения, специфические какраз для семейного воспитания. Ребенок, который начиная с третьего годажиз­ни воспитывался бы сдругими детьми без жесткой опеки со стороны родителей, развивал бы своюсексуальность совер­шенно по-другому, в формах, обсуждение которых здесь непредставляется возможным. Не следует также недооценивать и тот факт, чтосемейное воспитание имеет практически индивидуалистический характер, исключаетблаготворное воздействие детского коллектива, даже если ребенок еже­дневно проводит несколько часов вдетском саду. Семейная идеология на деле оказывает гораздо большее влияние надетский сад, нежели этот последний — на семейное воспи­тание.

Итак, ребенок "втискивается" в семью, чтопорождает фиксацию на родителях как образце сексуальных отношений и воплощенииавторитета. Родительская власть, независимо от того, строга она или нет,подавляет ребенка просто в силу его физической малости. Привязанность,зиждущаяся на власти, вскоре начинает преобладать над сексуальной,оттес­няет ее всостояние неосознанного существования, а позже, когда сексуальные интересыдолжны обратиться за пределы семьи, оказывается труднопреодолимым барьероммежду сексуальным интересом и действительностью. Именно пото­му, что привязанность, зиждущаяся навласти, сама стано­витсяв значительной степени неосознанной, она не подда­ется сознательному воздействию.Ребенок мало что может сказать, если неосознанная привязанность к родительскомуавторитету часто выражается как ее противоположность, как невротический бунт.Он, тем не менее, не в состоянии добиться развития сексуальных интересов, разветолько в форме инстинктивных и неконтролируемых сексуальных действий какболезненных компромиссов между сексуально­стью и действительностью. Ликвидацияэтой привязанности к родителям — вот предпосылка здоровой половой жизни. Сегодня же удаетсяликвидировать ее лишь в немногих случаях.

Привязанность к родителям — как сексуальная, так иавторитарная (подчинение авторитету отца) — затрудняет шаг в сексуальную исоциальную реальность в период по­лового созревания, если не делает этот шаг полностью не­возможным. Мелкобуржуазный идеалпослушного сына и добропорядочной дочери семейства, сохраняющийся всо­знании детей вплотьдо зрелости, является крайней проти­воположностью представления о свободной, самостоятель­ной юности.

Другой признак семейного воспитаниязаключается в том, что родители, в особенности мать, если она невынуж­дена зарабатыватьна жизнь вне семьи, начинают со време­нем все более искать и находить вдетях содержание своей жизни. Ущерб, наносимый при этом детям, заключается в том, что онииграют роль домашних собак, которых можно любить, но и мучить какзаблагорассудится, и что аффектив­ное отношение к детям часто делает родителей непригодны­ми для воспитания. Все это слишкомбанальные факты, не стоящие того, чтобы мы уделяли им большоевнимание.

То ощущение убожества брака, которое неудается непос­редственновыплеснуть в супружеских конфликтах, излива­ется на детей. Это вновь наноситущерб их самостоятельно­сти и сексуальной структуре, но одновременно создает и новоепротиворечие — междусопереживанием родительско­го брака и рождающейся отсюда враждебностью к этому институту, с однойстороны, и возникающей впоследствии экономической необходимостью вступить вбрак. Трагедии разыгрываются именно в пору полового созревания: если юношам идевушкам удалось счастливо избежать ущерба, наносимого половым воспитанием вдетстве, то они намере­ваются избавиться от новых оков, накладываемых семьей.

Сексуальные ограничения, которые приходилосьнакла­дывать на себявзрослым, чтобы быть в состоянии вынести существование в браке и семье, онираспространяют и на детей. А так как позже и детям приходится "опускаться" всемейную жизнь, то сексуальные ограничения продолжают действовать из поколенияв поколение.

Поскольку принудительная семья экономическисращи­вается савторитарным обществом, постольку надеяться на выкорчевывание в этом обществепоследствий ее существо­вания означает страдать полной слепотой по отношению к фактам и ихвзаимосвязям. Дело ведь в том, что эти послед­ствия заключаются в положении самойсемьи и закреплены в бессознательном механизме структуры инстинктов каждогоиндивида так, что они не поддаются ликвидации.

К непосредственным препятствиям развитиюсексуаль­ности,вытекающим из отношения к родителям, добавляется чувство вины, порожденноебезмерной ненавистью, которая на протяжении многих лет накапливалась в душахдетей под воздействием отношений в семье. Если эта ненависть осоз­нается, она может стать мощнойиндивидуальной революци­онной движущей силой, превратиться в двигатель освобож­дения из семейного сообщества иможет быть легко перене­сена на рациональные цели, побуждая к борьбе против условий,породивших саму эту ненависть.

Если же эта ненависть вытесняется из сознания,'то развиваются противодействующие ей побуждения к верной приверженности идетскому послушанию, которые, конечно же, превращаются в подобие свинцовыхгирь, если рацио­нальныепричины впоследствии побуждают человека к дви­жению к свободе. В результате можновстретить человека, который, вероятно, и выступает за полную свободу, нопосылает своих детей на уроки Закона Божьего и сам не выходит из церковнойобщины, хотя это противоречит его убеждениям, — и все только потому, что "он неможет сделать что-нибудь такое своим старым родителям". Ему свойственныробость, склонность к колебаниям, нереши­тельность, скованность из-за оглядкина семью и т.д. Это, конечно, не передовой борец за свободу.

Та же самая обстановка в семье может, однако,породить и "революционера" по причинам невротического характера. Такой типвстречается очень часто среди представителей мелкобуржуазной интеллигенции.Это, конечно, ничего не говорит о его ценности как революционера, но связь счувством вины, сохраняющаяся в его характере, делает ре­волюционность личности,структурированной таким обра­зом, весьма проблематичной.

Семейное половое воспитание должно по самойсвоей сути нанести ущерб половой жизни индивида. Если тому или другому человекувсе-таки удастся добиться для себя здоро­вой половой жизни, это происходитобычно в ущерб его привязанности к семье.

Подавление сексуальных потребностейпроявляется, кроме того, в общем снижении духовных и эмоциональных функций,прежде всего уверенности в себе, способности к критическому восприятиюдействительности. Авторитарный общественный строй не заинтересован в "моралисамой по себе". Только изменения в психическом организме, которые стоитприписать укоренению сексуальной морали, создают духовную структуру, образующуюв массовой психологии основу всякого авторитарного общественногостроя18. Пси­хологическая структура подданногопредставляет собой смесь из полового бессилия, беспомощности,несамостоя­тельности,тоски по вождю, страха перед властью, боязни жизни и мистицизма. Онахарактеризуется склонностью к бунтовщичеству и одновременно к подчиненности.Сексу­альный страх исексуальное лицемерие образуют ядро того, что называется мелкобуржуазнойпсихологией. Люди с такой структурой характера неспособны к демократии. Об этиструктуры разбиваются попытки создания или сохранения организаций, руководствокоторых является подлинно де­мократическим. Они создают ту почву в массовой психоло­гии, на которой могут развиватьсядиктаторские вожделения и бюрократические склонности вождей, избранныхдемок­ратическимпутем.

Следовательно, семья имеет двойнуюполитическую фун­кцию:

1. Она воспроизводит самое себя, калечачеловека в сексуальном отношении. Благодаря сохранению патриар­хальной семьи консервируется исексуальное угнетение с его последствиями — сексуальными нарушениями,неврозами, душевными заболеваниями, половыми преступлениями.

2. Она порождает подданных, боящихся властии испы­тывающих страхперед жизнью, и так создает возможность господства кучки властителей надмассами.

Таким образом, семья приобретает, с точкизрения кон­серваторов,особое значение как оплот того общественного строя, который они защищают.Отсюда становится ясной позиция, которую занимают и решительнее всегоотстаивают представители консервативной сексуальной науки: по их мнению, семьяявляется институтом, "сохраняющим госу­дарство и народ", — конечно, в реакционном смысле.Поэ­тому ихарактеристика семьи может быть для нас критерием оценки общего характера тогоили иного строя.

ГЛАВА VI. Проблема половогосозревания

Конечно, авторитарному мировоззрению неудалось ни в какой другой сфере сексуальной науки оказать на нее такогосильного влияния, как в интерпретации полового вопроса применительно кмолодежи. Альфой и омегой всех исследований является прыжок от констатации тогофакта, что пубертатный период, в основном, означает все же половое созревание, к требованиямобщества о необходимости соблю­дать молодежью половоевоздержание. Тот, на кого последний аргумент непроизводит впечатление, хранит молчание. Как бы ни было замаскировано иобосновано это требование, ссылаются ли на биологические аргументы, напримервроде "еще не наступившей зрелости" перед 24-м годом (Грубер), приводятся ли вдоказательство этические, культурные или гигиенические причины, ни одному изизвестных мне авто­ровне пришло в голову, что сексуальные проблемы молоде­жи являются, в принципе, проблемамичисто общественного свойства и что они только и начинаются с выдвижениемтребования о воздержании.Попытки оправдать это обще­ственное требование биологическими, культурными или этическимидоводами приводят аргументацию к совершенно абсурднымпротиворечиям.

Рассмотрим более подробно пубертатныйконфликт и общественные требования к молодежи.

1. Пубертатный конфликт

Явления пубертатного конфликта ипубертатного невроза во всех их формах объясняются противоречием, существующиммежду фактом полной половой зрелости, наступающей примерно к 15 годам, то естьфизиологической необходимо­стью жить половой жизнью, способностью к оплодотворе­нию и деторождению, с одной стороны,и экономической и структурной невозможностью создать в этом возрастетребу­емые обществомзаконные рамки для половых отношений, то есть заключить брак, с другой. Этоосновная черта затруд­нения, к которому добавляются многие другие, например последствияполученного в детстве воспитания, отрицающе­го сексуальность, которое, в своюочередь, является результа­том всей системы консервативного сексуальногоустройства.

Примитивное общество, основанное наматеринском праве, не знает сексуальных проблемы молодежи. Напротив, всесообщения, будь их авторами миссионеры или серьезные исследователи,констатируют — сподобающим возмущени­емотносительно "нравственного упадка диких" или без него, — что пубертатные ритуалы сразу же снаступлением половой зрелости вводят юношу или девушку в половую жизнь, что вомногих этих примитивных обществах большое значение придается сексуальнойрадости, а посвящение во взрослые является большим общественным событием.Рас­сказывают, чтонекоторые примитивные народы не только не препятствуют половой жизни молодежи,но и способст­вуют ейсамыми разными способами, сооружая, например, общинные дома, в которые молодежьпереселяется с дости­жением половой зрелости, чтобы иметь возможность поло­вого общения19. В тех примитивных обществах, в которых уже существует институтстрогого моногамного брака, молодежь со времени наступления половой зрелости доженитьбы или замужества пользуется правом на полную свободу полового общения.Ни в одном из этих сообщений нет указаний на сексуальные бедствия илисамоубийства среди молодых лю­дей, вызванные несчастной любовью (даже если они, что вполневозможно, и имеют место). В рассматриваемых об­ществах отпадает противоречие междуполовой зрелостью и недостатком генитального удовлетворения половойпотреб­ности. Но этотолько основная черта различия между при­митивным и авторитарным обществами.Хотя в последнем и сохраняется праздник посвящения во взрослые, принявфор­му различныхцерковных ритуалов (конфирмация и т.д.), но его подлинная суть полностьюзатушевывается. Более того, имеет место тенденция к влиянию на молодежь, прямопротивоположная смыслу посвящения в совершеннолет­ние10.

Среди проблем пубертатного периода лучше всегоописан онанизм. Если неговорить о патологических случаях, то он представляет собой всего лишь заменуотсутствующих поло­выхконтактов. Констатацию этого факта, какой бы простой и само собой разумеющейсяона ни была, я не обнаружил еще ни в одной работе и прошу извинить, есливсе-таки чего-то не заметил. Достаточно и того, что это само собой разумеющеесяобстоятельство скрывается так тщательно, что на него можно вообще не обратитьвнимания. Здесь мы хотели только отметить, что авторы, о которых идет речь,выводят пубертатный конфликт не из противоречия между зрелостью и отсутствием половой жизни, аиз другого — междузрелостью и невозможностью заключениябрака. Как и прежде, мастурбация вызывает страстныепротесты со сто­роныцеркви и врачей, необразованных в сексологическом отношении, да к тому жепроникнутых моральными пред­убеждениями. Хотя в последнее время и говорят все чаще о том, чтоборьба против онанизма еще усиливает остроту проблемы, закрепляя чувство вины,порождающее болезнь, просвещение увязло в научных трактатах, если не говорить опопулярных работах, например, Макса Ходанна. Масса молодежи ничего не знает обэтом.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.