WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 58 |

Этот переход был вызван необходимостьюсохранения единства российского общества. Стремление к самоуправлению осталосьнереализованным. Оно не могло реализоваться потому, что коммунистическаяпартия, провозглашавшая принцип самоуправления, не признала правомерностьсредств, обеспечивающих самостоятельное развитие самоуправления. ВначалеРабоче-крестьянская инспекция должна была осуществлять контроль и надзор заработой советских комиссариатов и экономических организаций в качестве выборныхпредставителей съезда советов. Другими словами, трудящиеся массы, избиравшиесовет, контролировали работу партии и экономики. Теперь эта функция былапередана партии и ее органам, независимым от местных советских организаций.Если Рабоче-крестьянская инспекция служила выражением стремления масс ксаморегуляции и самоуправлению, то новая «контрольная комиссия» служилавыражением авторитарной реализации партийных решений. Это был один из многихотказов от намерения установить самоуправление в пользу авторитарногоуправления обществом и экономикой.

Была ли обусловлена эта мера неопределеннойсущностью советов На этот вопрос можно дать следующий ответ. Неудачу потерпелине советы как представители трудящихся, а политиканы, манипулировавшиесоветами. Во всяком случае, Советское правительство должно было решать проблемыэкономики и трудовой дисциплины. Нереализованность принципа самоуправлениянеизбежно должна была привести к авторитарному принципу. Это не означает, чтомы оправдываем авторитарный принцип. Напротив, подчеркивая катастрофичностьэтого регресса, мы стремимся понять его причины, чтобы затем устранитьтрудности и в конечном счете обеспечить победу принципа самоуправления.Ответственность за эту неудачу полностью лежит на самих трудящихся массах. Онине могут рассчитывать на освобождение от авторитарных форм правления, если самине научатся освобождаться от своих слабостей. Никто не может им помочь. Они, итолько они, несут за все ответственность. И это вселяет надежду. Нельзя бранитьСоветское правительство за возвращение к авторитарно-моралистическим методамуправления. Оно было вынуждено это сделать, чтобы не поставить все под угрозу.Его следует упрекать за то, что оно не обращало внимания на самоуправление,препятствовало его будущему развитию и не создавало предпосылок для егореализации. Советскому правительству следует поставить в вину забвениенеобходимости отмирания государства. Оно не использовало неудачу самоуправленияи саморегуляции масс в качестве отправной точки для новой, более энергичнойдеятельности. Советское правительство следует укорять за стремление убедить мирв том, что, несмотря ни на что, развивается саморегуляция и торжествуют«социализм» и подлинная демократия. Иллюзии всегда препятствуют подлиннойреализации того, за что они себя выдают. Отсюда видно, что первая обязанностькаждого подлинного демократа состоит в выявлении и анализе трудностей, чтобызатем помочь преодолеть их. Открытое признание существования диктатуры менееопасно, чем ложная демократия. Если от диктатуры можно защищаться, то ложнаядемократия подобна водоросли, цепляющейся за тело утопающего. Советскиеполитики заслуживают упреки в обмане. Они причинили больший вред развитиюподлинной демократии, чем Гитлер. Это тяжелое, но заслуженное обвинение. Нетсмысла рассуждать о самокритике. Как бы это ни было тягостно, необходимо такжеи критиковать себя.

Неудачная попытка осуществить самоуправлениев Советском Союзе привела к усилению трудовой дисциплины. Это ясно проявилось впропагандистском обеспечении выполнения первого пятилетнего плана сиспользованием военной терминологии. Так, экономическая наука была «крепостью»,которую молодежь должна была «взять штурмом». Как в военное время, прессасообщала о «военных кампаниях» и «фронтах». Армии рабочих «вели бои». Бригадыштурмовали «опасные перевалы». «Железные батальоны» брали «под сильным огнемучастки фронта». «Кадры» назначались. «Дезертиры» подвергались общественномупорицанию. Проводились «маневры». Людей «поднимали по тревоге» и«мобилизовывали». «Легкая кавалерия» атаковала «командные посты».

Эти примеры из советской литературысвидетельствуют о том, что осуществить гигантский пятилетний план было возможнотолько с помощью идеологии, заимствованной из военной обстановки и создающейвоенную обстановку. В основе всего этого лежала конкретная реальность— неспособность масск свободе. Ускорение индустриализации способствовало наращиванию военной мощистраны. Ситуацию в Советской России действительно можно было сравнить ссостоянием войны, поскольку социальная революции на Западе и, что более важно,самоуправление советского общества не осуществились. Перед советскойдипломатией в то время стояла трудная задача — отсрочить любую военнуюконфронтацию, особенно конфронтацию с Японией по поводу Восточно-китайскойжелезной дороги и Маньчжурии. И тем не менее благодаря объективному развитиюсобытий все то, что было неизбежным и приносило непосредственную пользу(поскольку Советский Союз смог вооружиться для отражения империалистическойагрессии), имело два разрушительных последствия.

1. Если на протяжении несколькихлет страну с населением 160 миллионов человек держать в атмосфере войны инасыщать милитаристической идеологией, это неизбежно окажет влияние наформирование психологии человека даже в случае достижения цели военнойидеологии. Милитаристская установка руководителей народаполучила независимую власть.«Бескорыстная преданность», воспитываемая в массах как жизненныйидеал, постепенно сформировала массовую психологию, обеспечившую осуществлениедиктаторских чисток, смертных казней и всех видов принудительных мер. Отсюдавидно, что нельзя недооценивать роль биопсихологии в создании свободногообщества.

2. Если правительство,осознавшее, что оно находится в окружении агрессивных держав, оказываетвоенно-идеологическое влияние на народные массы в течение ряда лет и при этомзабывает об актуальных, самых трудных задачах, тогда может случиться так, чтодаже при достижении поставленной цели это правительство будет сохранять иусиливать военную атмосферу после того, как в этом не будет необходимости.Народные массы сохраняют свою отчужденность, держатся особняком, влачат жалкоесуществование и питают склонность к иррациональному шовинизму.

Авторитарное регулирование трудового процессавполне соответствует военной атмосфере, в которой жил советский человек. Немогло быть и речи о превращении методов труда в самоуправление. В определенномсмысле заслуживает восхищения героизм, особенно героизм, проявленный комсомоломв борьбе за строительство индустрии. Но чем отличается героизм комсомола отгероизма гитлеровской молодежи или империалистических солдат Как обстоит здесьдело с борьбой за свободу личности (а не народа) Было бы заблуждениемполагать, что героизм, проявленный в мировых войнах английским или немецкимсолдатом, хуже героизма комсомольской молодежи на строительстве советскойиндустрии. Если не проводить ясное различие между эмоцией героизма и цельюсвободы, тогда можно пойти по проторенной дорожке, которая уведет в сторону отцели (самоуправления). Героизм «необходим». Но перестройка психологии народныхмасс не дала результатов, и, как следствие этого, не состоялось социальноегосударство, за которое отдали свои жизни поколения борцов за свободу.Поскольку трудящийся «лично» не был заинтересован в своей работе, понадобилосьвозвратиться к его «инстинкту стяжательства». Была вновь введена премиальнаясистема. Оценка рабочих производилась в соответствии с их производительностью;те, кто больше производил, обеспечивались лучшим питанием и жильем. Но это былоне самое худшее. Была вновь введена самая строгая форма конкурентной системыоплаты труда. Все это «необходимо»; но все эти меры преследуют диаметральнопротивоположную цель.

Принятие мер по предотвращению ухода рабочихс предприятий свидетельствует об авторитарно-моралистическом регулированиипроцесса труда. Например, с рабочих брали обязательство оставаться работать напредприятии до конца пятилетки. В то время около 40 процентов промышленныхпредприятий Советского Союза производили военные материалы. Это означало, чтодля поддержания на этом уровне производства потребительских товаров необходимобыло существенно повысить производительность труда на соответствующихпредприятиях. Для стимулирования честолюбивых стремлений устраивались «вечератруда», на которых проводились соревнования в выполнении технологическихопераций. На различных предприятиях устанавливались черные и красные щиты синформационными листками. Фамилии «нерадивых» рабочих помещались на черныхщитах, а фамилии «прилежных» рабочих — на красных. Ничего не известно овлиянии морального роста одних работников и моральной деградации других наформирование личности. На основании всего, что нам известно о такихмероприятиях, можно с уверенностью заключить о пагубности их влияния наформирование личностной структуры. Те рабочие, чьи имена появлялись на черныхщитах, непременно испытывали чувство стыда, зависти, своей неполноценности и,пожалуй, ненависти. В то же время рабочие, чьи имена появлялись на красныхщитах, могли испытывать радость победы над соперниками, чувствовать себяпобедителями, давать выход своей грубости и позволять своему честолюбиювыходить за рамки приличия. Несмотря на это, проигравшие в таком соревнованиине всегда были «неполноценными». Напротив, можно предположить, что с точкизрения психологии они были более свободными личностями даже при повышеннойневротичности. Победители не всегда были свободными личностями, так какпсихологические свойства, стимулируемые в их структуре, встречаются уамбициозных людей, предприимчивых дельцов и позеров.

О том, как мало уделялось внимания проблемеотмирания государства и передачи его функций человеку, свидетельствуютследующие строки, предназначенные для укрепления трудовойдисциплины.

«Государству нужны колхозы

И армия стальных агитаторов.

От Тихого океана до Минска,

От Вятки до Крыма

Богатая земля ждет тракторов.

Государство зовет тебя!

Вперед! Вперед! Все как один!

Сомкните ряды!

Днем и ночью

Мы бьем молотом

Мы куем стального коня

Для нашей земли».

Здесь сказано «государству нужны» вместо «намнужны». Такие различия ничего не значат для политического деятеля, которыйвидит все сквозь призму экономики. Но они имеют существенное значение дляперестройки структуры личности.

Так называемое стахановское движение служитярким свидетельством жалкой роли трудовой деятельности. Те рабочие, чьяпроизводительность значительно превышала средний уровень, называлисьстахановцами. Стаханов был первым промышленным рабочим, установившим рекордпроизводительности труда. Ясно, что в основе стахановского движения лежаланезаинтересованность большинства рабочих в своем труде. Претензия напревосходство играет здесь незначительную роль. Советский Союз был вынужденповышать производительность. Поскольку рабочие в целом не выполнялипроизводственные нормы, Советское правительство было вынуждено принимать меры,направленные на использование амбициозных стремлений рабочих. Кроме того, онобыло вынуждено ввести жесткую шкалу ставок оплаты за труд. Этот процесс былнеобходим. Но при этом нельзя забывать о сути дела: минимальное повышениеработоспособности и заинтересованности рабочих в своем труде устранитнеобходимость в стахановском движении. Для этого понадобилось бы полностьюизменить сексуальную политику и сексуальное воспитание в российском обществе.Но в этом случае отсутствовали необходимые знания и желание.

Стахановское движение оказало пагубноевоздействие на формирование личности. Отличиться в производственномсоревновании способны были только грубые, амбициозные личности. Большинстворабочих либо значительно отставало в соревновании, либо отказывалось в немучаствовать. Создается разрыв между большинством обычных рабочих и меньшинствомударников труда, которые быстро превращаются в новый правящий класс. Нельзяставить вопрос о переходе от принудительной дисциплины к труду, способномудоставлять удовольствие, до тех пор, пока у подавляющего большинства рабочихбудет отсутствовать заинтересованность в своем труде и сознание личнойответственности за него. По-прежнему будут поступать жалобы на рабочих, низкуюпроизводительность, прогулы и халатное отношение к технике. Этот новый разрывпорождает зависть и честолюбие в среде рабочих, а также высокомерие в средесильных рабочих. В таких условиях не может возникнуть коллективное чувствопричастности и сотрудничества. Будут и дальше преобладать обличения и мнения,характерные для «эмоциональной чумы».

В этом отношении надежным критерием служитиспользуемый национал-социалистами и фашистскими идеологами способ оценкидемократического и недемократического характера процесса труда. Необходимопроявлять бдительность, когда политиканы националистического, шовинистическоготолка начинают восхвалять что-нибудь. Например, Менерт сообщаетследующее:

«Очень часто случается так, что, придя напредприятие, чтобы помочь повысить производительность, комсомольцы не находяттам радушного приема. Это объясняется тем, что методы, используемыекомсомольцами, чтобы побудить рабочих повысить производительность своего труда,как правило, не отличаются тактичностью. Особенно не любят рабочихкорреспондентов, которые обо всем печатают в своих газетах. Отсутствиеинструментов и сырья, ужасные жилищно-бытовые условия и пассивное сопротивлениемногих рабочих — всеэто нередко оказывалось не по силам комсомольцам. Случалось и так, что ониприходили, распевая победные песни, а уходили со слезами отчаяния».

Здесь изложены факты. А теперь приведемфашистское восхваление советского духа:

«Этот миф прост и ясен. В наше время,свободное от мифов и тоскующее по мифам, он оказывает удивительное воздействие.Как и каждый миф, он создает этос, который носят в себе миллионы людей. Каждыйгод этос овладевает другими людьми. Для русских этос означает следующее: «Нашанужда велика. Наши цели далеки. Мы можем достичь их только в борьбе со всеммиром, который боится и ненавидит нас, и в борьбе с внешними и внутреннимиврагами. По мере приближения к социализму наша нужда уменьшится. Но мы можемодержать победу только тогда, когда будем осуществлять девиз «один за всех ивсе за одного». Если завод в военное время выпускает недоброкачественноеоружие, он совершает преступление не только против солдат, которые гибнут из-затакого оружия, но и против всего народа. Если теперь завод выпускаетнедоброкачественное оборудование, он совершает преступление против социализма,против всех нас —борцов за построение социализма. В военное время дезертирство с фронта— это не преступлениепротив офицера, а предательство своих товарищей. Дезертирство с фронтапятилетки и социализма — это не удар по какому-то хозяину, а преступление против всех икаждого из нас Ибо это наша страна, наши заводы и наше будущее!»

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.