WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 58 |

Отвечая на этот вопрос, мы должны в первуюочередь учитывать, что при первом своем успешном выступлениинационал-социалистическое движение опиралось на широкие слои так называемогосреднего класса, т. е. миллионы государственных чиновников, служащих частныхфирм, средних торговцев, мелких и средних фермеров. С точки зрения социальнойосновы национал-социализм был мелкобуржуазным движением, и таким он был везде,где бы он ни появлялся, будь то в Италии, Венгрии, Аргентине или Норвегии.Поэтому мелкая буржуазия, которая прежде поддерживала различные буржуазныедемократии, должна была пройти этап внутренней трансформации, вызвавшейизменение ее политической позиции.

Социальная ситуация и соответствующая ейпсихология мелкой буржуазии позволяют объяснить основные сходства и различиямежду идеологией либеральной буржуазии и фашизмом.

Мелкая буржуазия, ставшая на сторону фашизма,была той силой, которая поддерживала либеральную демократию на другом этаперазвития капитализма. Во время выборов с 1930 по 1932 год национал-социалистыполучили новые голоса только за счет немецкой национальной партии и мелкихпартий германского рейха. В то же время католический центр удержал свои позициидаже во время прусских выборов в 1932 году. Проникнуть в массы промышленныхрабочих национал-социалистам удалось лишь на следующих выборах. Средняябуржуазия была и осталась главной опорой свастики. Отстаивая делонационал-социализма, эта буржуазия выступила на арену политической борьбы и впериод жесточайших потрясений капиталистической системы (1929 — 1932 гг.), задержалареволюционное переустройство общества. Политическая реакция дала абсолютноверную оценку значения среднего класса. В листовке немецкой национальной партииот 8 апреля 1932 года мы читаем: «Средний класс имеет решающее значение длясуществования государства».

После 30 января 1933 года вопрос социальногозначения среднего класса широко обсуждался левыми партиями. До этого временисреднему классу уделяли слишком мало внимания. Отчасти это объясняется тем, чтовсе интересы были сосредоточены на проблемах развития политической реакции иавторитарного правления государством. С другой стороны, исследования в областипсихологии масс оставались чуждыми интересам политических деятелей. Отныне вразличных исследованиях начали придавать большее значение «мятежу среднегокласса». При обсуждении этого вопроса были отмечены две основные точки зрения.С одной точки зрения фашизм представлял собой партию, которая стояла на стражеинтересов среднего класса. Сторонники второй точки зрения учитывали этупозицию, но подчеркивали «мятеж среднего класса». В результате этогосторонников второй точки зрения обвинили в забвении реакционной роли фашизма.При обосновании обвинения указывалось на выдвижение Тиссена на постэкономического диктатора, роспуск экономических организаций среднего класса ипровал «второй революции». Короче говоря, отмечалось, что примерно с конца июня1933 года несомненно реакционный характер фашизма стал приобретать все болеезримые формы.

В ходе вышеупомянутых, весьма горячихдискуссий были выявлены некоторые неясности. Тот факт, что после захвата властинационал-социализм стал быстро превращаться в империалистический национализм,который стремился изгнать из движения все «социалистическое» и использовал вседоступные средства для подготовки к войне, не противоречит другому факту, аименно: с точки зрения опоры в массах фашизм действительно был движениемсреднего класса. Гитлер никогда не получил бы его поддержки, если бы не далобещания начать борьбу против крупных корпораций. Средний класс помог емуодержать победу потому, что был против большого бизнеса. Под его давлениемвласти были вынуждены принять антикапиталистические меры аналогично тому, какнекоторое время спустя они были вынуждены отказаться от них под давлением состороны крупных предпринимателей. Невозможно достигнуть какого-либо понимания,не установив различия между субъективной заинтересованностью реакционногодвижения в приобретении опоры в массах и его объективной реакционной ролью. Приэтом необходимо учитывать, что, несмотря на противоречия между этими двумясторонами, на начальном этапе они находили примирение в общем контекстенацистского движения. Если первая сторона связана с реакционными интересамифашистских масс, то вторая имеет непосредственное отношение к реакционной ролифашизма. Все противоречия берут начало в противопоставлении указанных двухсторон фашизма в той мере, в какой их примирение в одной форме — «национал-социализме»— характеризуетгитлеровское движение. Национал-социализм был вынужден подчеркивать, что онявляется движением среднего класса, и поэтому он действительно имелантикапиталистическую и революционную направленность. И тем не менее, посколькунационал-социализм не отобрал права у крупных предпринимателей и был вынужденукреплять и держаться за захваченную власть, капиталистическая сторона егодеятельности стала все более выдвигаться на передний план, пока, наконец, он непревратился в крайнего поборника империализма и капиталистической экономики. Вэтом отношении представляется совершенно незначительным факт существования ичисло руководителей партии с подлинной или неподлинной социалистическойориентацией (в их понимании этого термина). Точно так же представляетсянезначительным факт существования и число откровенных мошенников и политическихавантюристов. Радикальная антифашистская политика не может опираться на такиесоображения. Все необходимое для понимания немецкого фашизма можно было быпочерпнуть из истории итальянского фашизма, так как итальянский фашизм такжевыполнял эти две совершенно противоположные функции, находившие примирение вего общем контексте.

Тех, кто отрицает значение массовой основыфашизма или не учитывает ее должным образом, приводит в замешательствоследующее соображение. Поскольку средний класс не владеет основными средствамипроизводства и не работает с ними, он не может выступать в качестве постояннойдвижущей силы истории и поэтому вынужден колебаться между капиталом и рабочими.При этом не учитывается, что, как свидетельствует развитие итальянского инемецкого фашизма, средний класс может выступать и действительно выступает вкачестве если не постоянной, то по крайней мере временной «движущей силойистории». Здесь мы имеем в виду не только разгром рабочих организаций,бесчисленные жертвоприношения и вспышки варварства, но и, что самое Южное,предотвращение развития экономического кризиса и превращения его в социальнуюреволюцию. Очевидно, что чем более многочисленным и значительным становитсясредний класс нации, тем более важной становится его роль в качестведейственной социальной силы. В годы с 1933 по 1942 мы сталкиваемся со следующимпарадоксом: фашизм опередил социал-революционный интернационализм в качествемеждународного движения. Социалисты и коммунисты были настолько уверены в том,что революционное движение опережает в своем развитии политическую реакцию, чтофактически совершили политическое самоубийство. Этот вопрос заслуживает самогопристального рассмотрения. Процесс, протекавший в годы в различных слояхсреднего класса всех стран, заслуживает большего внимания, чем банальноеутверждение о том, что фашизм представляет собой крайнюю политическую реакцию.Как убедительно показали события, происходившие в годы с 1428 по 1942, однойреакционности фашизма недостаточно для разработки эффективных мер политическойборьбы с ним.

Включившись в фашистское движение, среднийкласс проявился в качестве социальной силы. Поэтому проблема заключается не вреакционных целях Гитлера или Геринга, а в социальных интересах различных группсреднего класса. Благодаря своей характерологической структуре средний классиграет социальную роль, которая значительно превосходит его экономическоезначение. Этот класс в течение нескольких тысячелетий поддерживаетсуществование патриархата со всеми его противоречиями.

Вообще говоря, само существование фашистскогодвижения, несомненно, служит социальным выражением националистическогоимпериализма, и все же превращение фашизма в массовое движение и захват власти(с последующим выполнением своей империалистической задачи) следует отнести засчет полной поддержки его со стороны среднего класса. Понять проявление фашизмаможно только с учетом вышеупомянутых противоречий.

Социальное положение среднего классаобусловливается: 1) его положением в капиталистическом производственномпроцессе, 2) его положением в аппарате авторитарного государства в 3) егоособым семейным положением, которое непосредственно определяется его положениемв производственном процессе и служит ключом к пониманию его идеологии.Действительно, несмотря на различия в экономическом положении мелких фермеров,чиновников и средних предпринимателей, основной характер их семейного положенияостается одинаковым.

Быстрое развитие капиталистической экономикив XIX столетии, непрерывная и быстрая механизация производства, а также слияниеразличных предприятий в монополистические синдикаты и тресты создают основу дляпостепенного обнищания мелких торговцев и ремесленников. Мелкие предприятия немогут конкурировать с более рентабельными крупными предприятиями и поэтомуразоряются.

Накануне выборов президента республики в 1932году немецкие националисты предостерегали: «Эта система ничего не можетпредложить среднему классу, кроме безжалостного уничтожения. Вопрос стоит так:либо мы все погрузимся в серую мглу пролетарского существования, где нас ждеттолько одно, а именно — ничто, либо энергия и усердие снова позволят каждомучеловеку наживать доброупорным трудом!» В своей пропаганде национал-социалисты действовали не такпрямолинейно, как немецкие националисты, опасаясь усугубить разрыв междусредним классом и основной массой промышленных рабочих, и такой подход позволилим достигнуть более высоких результатов.

Борьба с универсамами занимала важное место впропаганде НСДАП. Противоречия между той ролью, в которой национал-социализмвыступал перед крупными предпринимателями, и интересами среднего класса, укоторого он получил свою основную поддержку, нашло отражение в беседе Гитлера сНикербокером:

«Мы не собираемся ставитьгермано-американские отношения в зависимость от какой-нибудь галантерейнойлавки (здесь имеется в виду участь, постигшая магазин Вулворта в Берлине)существование таких предприятий поощряет распространение большевизма.. Онигубят множество мелких предприятий. Поэтому мы относимся к ним с неодобрением;но вы можете быть уверены, что к вашим предприятиям такого рода в Германиибудут относиться так же, как и к аналогичным немецкимпредприятиям..»10

Долги частных предприятий иностраннымгосударствам легли непосильным бременем на среднюю буржуазию. Поскольку успехвнешней политики зависел от удовлетворения иностранных претензий, Гитлервыступил за оплату долгов частных предприятий. Однако его последователипотребовали аннулирования долгов. Таким образом, мелкая буржуазия выступила спротестом «против системы», под которой понимался «марксистский режим»социал-демократии.

Под давлением кризиса различные группы мелкойбуржуазии вынуждены были создавать объединения. В то же время экономическаяконкуренция между мелкими предприятиями препятствовала возникновению такогочувства солидарности, как у промышленных рабочих. В силу своего общественногоположения мелкий буржуа не мог примкнуть ни к своему общественному классу, ни кпромышленным рабочим. Если к своему классу он не мог примкнуть из-за царившей вего среде конкуренции, то к промышленным рабочим он не мог примкнуть из-зачувства страха перед пролетаризацией. И тем не менее фашистам удалосьобъединить различные группы мелкой буржуазии. Что в психологии масс послужилоосновой этого объединения

Ответ на этот вопрос дает социальноеположение мелких и средних чиновников и служащих частных фирм. Экономическоеположение среднего служащего хуже экономического положения среднегоквалифицированного промышленного рабочего; худшее положение служащего частичнокомпенсируется за счет слабой надежды продвинуться по службе, а в случаечиновника — за счетожидания пожизненной пенсии. Таким образом, для этого класса характернызависимость от государственной власти и конкурентное отношение к сослуживцам,которое препятствует развитию чувства солидарности. Социальное сознаниечиновника характеризуется не солидарностью с сослуживцами, а его отношением кправительству и «нации». Оно заключается в полной идентификации сгосударственной властью11, а в случае служащегочастной компании — видентификации с компанией. Чиновник столь же покорен, как и промышленныйрабочий. Почему у него не возникает чувство солидарности, как у промышленногорабочего Это объясняется его промежуточным положением между органом управленияи основной частью работников ручного труда. Подчиняясь вышестоящему, онявляется представителем власти для нижестоящих и в качестве такового занимаетпривилегированное моральное (но не материальное) положение. В психологии масстакой тип персонифицируется армейским сержантом.

Примерами власти вышеупомянутой идентификациимогут быть дворецкие, лакеи и другие слуги аристократических семей. Перенимая угоспод образ мышления и нормы поведения, они полностью изменяются, причем ихстремление устранить последствия своего низкого происхождения нередкопревращает их в карикатуры на лиц, у которых они находятся вуслужении.

Идентификация с властью, фирмой,государством, нацией и т. д., которую можно выразить формулой: «Я — государство, власть, фирма,нация», конституирует психическую реальность и служит замечательным примеромпревращения идеологии в материальную силу. Вначале в сознании служащего иличиновника зарождается лишь смутная мысль о том, что хорошо быть таким, какначальник, однако под давлением материальной зависимости его личность полностьюизменяется в соответствии с требованиями правящего класса. У всегда готовогоприноровиться к начальству буржуа возникает раскол между его экономическимположением и его идеологией. Жизнь его проходит в материально стесненныхобстоятельствах, но в своем стремлении подражать господам он нередко доходит досмешного. Он недоедает, но придает большое значение «приличному костюму».Цилиндр и фрак превращаются в материальный символ его характерологическойструктуры. Одежда людей дает замечательную возможность составить суждение об ихмассовой психологии на основании первого впечатления. Приспособительнаяустановка позволяет установить конкретное отличие психологической структурымелкого буржуа от структуры промышленного рабочего12.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.