WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 34 |

Эйслер не дал пациентке не только веры в то,что страдание может иметь смысл, но отнял у неё веру и в то, что вся жизньможет иметь хоть малейший смысл. Спросим себя о том, как не толькопсихоаналитик, но и бихевиорист подходит к преодолению трагизма ситуации, когдачеловек оказывается лицом к лицу с предстоящей смертью, своей собственной иликого-то из близких. Один из наиболее представительных сторонников теориимодификации поведения на основе научения полагает, что в таких случаях пациентдолжен позвонить кому-нибудь по телефону, покосить траву на лугу или помытьпосуду, и терапевт его похвалит за эти занятия, или он будет вознаграждёнкаким-либо иным способом».

Как может психотерапия, которая своёпонимание человека строит на экспериментах с крысами, объяснитьосновополагающий антропологический факт, что человек, с одной стороны,совершает самоубийство, живя в обществе изобилия, а с другой стороны,— готов страдать приусловии, если его страдания имеют смысл Передо мной лежит письмо молодогопсихолога, который очень живо описывает, как он пытался приободрить своюумирающую мать. «Мне было очень горько сознавать, — пишет он, — что я не могу применить ничегоиз того, чему меня учили семь долгих лет и как-то облегчить матери тяжесть ибесповоротность этих последних дней жизни». Ничего кроме того, что он узнал вовремя последних занятий по логотерапии «о смысле страдания и о богатствеплодов, сохраняющихся благодаря невозвратимости прошлого». И перед лицом этогоон должен был себе признаться, что «почти ненаучные, но мудрые аргументыобретают небывалый вес на последней дистанции жизненного путичеловека».

Теперь, наверное, понятно, что только тапсихотерапия, которая отваживается выйти за пределы психодинамики иисследований поведения и войти в измерение специфически человеческих феноменов,одним словом, только регуманизированная психотерапия, будет в состоянии понятьприметы времени и откликнуться на его потребности. Другими словами, становитсяясно, что мы, диагностируя экзистенциальную фрустрацию или даже ноогенныйневроз, должны видеть в человеке существо, которое — в силу своейсамотрансцедентности — постоянно находится в поисках смысла. Что же касается недиагноза, а самой терапии, причём терапии не ноогенного, а терапии психогенногоневроза, то мы должны исчерпать все возможности использования не менеесвойственной человеку способности к самодистанцированию, которая зачастую (и нев последнюю очередь) проявляется в виде чувства юмора. Человечная,гуманизированная, регуманизированная психотерапия, таким образом, предполагает,что мы приобретаем опыт самотрансцеденции и навык самодистанцирования. И то идругое невозможно, если мы видим в человеке животное. Ни одно животное неинтересуется смыслом жизни, и ни одно животное не умеет смеяться. Под этимвовсе не подразумевается, что человек — это только человек и что в нёмнет ничего от животного. Но человеческое измерение по отношению к измерениюживотного является высшим, и это значит, что оно включает в себя все низшиеизмерения. Выявление специфически человеческих феноменов в человеке иодновременное признание в нём субчеловеческих проявлений отнюдь не противоречатдруг другу, потому что между человеческим и субчеловеческим существуютотношения, если так можно сказать, включённости одного в другое.

Задача логотерапевтической техникипарадоксальной интенции как раз в том и состоит, чтобы мобилизовать способностьк самодистанцированию в рамках лечения психогенного невроза, тогда как другаялоготерапевтическая техника — дерефлексия — основана на фундаментально-антропологическом факте — на способности ксамотрансцеденции. Понять оба этих терапевтических метода можно, только еслиисходить из логотерапевтической теории неврозов.

В ней мы различаем три вида патогенныхреакций. Первый можно описать следующим образом: пациент реагирует наконкретный симптом (рис. 1) опасением, что симптом может появиться снова, тоесть страхом ожидания, и этот страх ожидания приводит к тому, что данныйсимптом, действительно, появляется снова, — событие, которое укрепляетпациента в его ожиданиях.

(Надписи — сверху-вниз, слева-направо(здесь и далее): вызывает, подкрепляет, симптом, фобия, усиливает)

Рис. 1.

Теперь получается: пациент так боитсяповторения симптома, что у него, при известных условиях, появляется страх передсвоими опасениями. Наши пациенты говорят о «страхе перед страхом», причёмсовершенно спонтанном. И как они объясняют этот страх Большей частью онибоятся потери сознания, инфаркта или инсульта. Как же они реагируют на свойстрах перед страхом Бегством. Например, они избегают необходимости выходить издому. Действительно, агарофобия представляет собой парадигму этой первойневротической реакции страха.

Почему же эта реакция может быть«патогенной» В одном докладе, сделанном по приглашению Американской ассоциацииновых методов в психотерапии мы сформулировали ответ следующим образом: «Фобиии обсессивно-компульсивные неврозы частично обусловлены попыткой избежатьситуации, в которой возникает тревога».20 Однако наше представление отом, что бегство от страха методом избегания ситуации, вызывающей страх, играетрешающую роль в бесконечном самовоспроизведении невротической реакции страха,— эта наша точказрения теперь уже неоднократно подтверждена бихевиористами. Так, Маркс (I.Marks) говорит, что фобия подкрепляется механизмом избегания, уменьшающимтревогу. Как тогда можно не признать, что логотерапия предвосхитила многое изтого, что позже было установлено поведенческой терапией на основании солидногоэкспериментального материала. Разве мы не высказали ещё в 1947 году следующуюточку зрения: «Как известно, неврозы можно, в некотором известном смысле и снекоторым известным правом, трактовать как механизм, обусловленный рефлексами.Во всех, главным образом, ориентированных на психоанализ психиатрическихметодах лечения речь идёт преимущественно о том, чтобы пролить свет сознания напервопричины условного рефлекса, а именно на внешнюю и внутреннюю ситуациюпервого появления невротического симптома. Мы же придерживаемся мнения, чтоподлинный невроз, уже проявившийся и зафиксированный, обусловлен не толькосвоей первопричиной, но и своим (вторичным) проявлением. Условный рефлекс, какмы и понимаем невротический симптом, формируется вследствие образованияcirculus vitiosus21 страха ожидания! Если мыхотим впоследствии разрушить уже, так сказать, сформировавшийся рефлекс, то мывсякий раз должны устранять этот страх ожидания как раз тем методом, принципкоторого был заложен нами в парадоксальную интенцию».22

Второй тип патогенной реакции можнонаблюдать не в случае невроза страха, а в случае невроза навязчивых состояний.Пациент оказывается под давлением (рис. 2) накинувшихся на него навязчивых идейи реагирует на них, стараясь их подавить или заглушить. Он пытается такимобразом оказать им противодействие. Но это противодействие только усиливаетпервоначальное давление. Круг замыкается и пациент снова попадает внутрь этогозаколдованного круга. Однако для невроза навязчивых состояний, в отличие отневроза страха, характерно совсем не бегство, а борьба, борьба противнавязчивых идей. И мы опять должны задаться вопросом, что пациента к этомупобуждает и что им движет. Итак, пациент либо боится, что навязчивые идеи могутпредставлять собой нечто большее, чем невроз, что они являются признакомпсихоза, либо он опасается, что сможет воплотить в дело криминальное содержаниесвоих навязчивых идей, что он сделает что-то кому-то — кому-то или себе самому. Либоодно либо другое: пациент, страдающий неврозом навязчивых состояний, неиспытывает страха перед самим страхом, он испытывает страх перед самимсобой.

(порождает, давление, противодействие,повышает)

Рис. 2.

Задача парадоксальной интенции состоит втом, чтобы разорвать оба порочных круга, взломать их, вытолкнуть из колеи. Иесли это удастся, опасениям пациента придёт конец, ибо, как выразился одиннесчастный, «тогда-то уж он возьмёт быка за рога». При этом нужно учитывать,что страдающий неврозом страха боится чего-то, что может произойти с ним, тогдакак страдающий неврозом навязчивых состояний боится чего-то, что можетнатворить он сам. И то и другое будет охвачено, если мы определимпарадоксальную интенцию следующим образом: теперь пациент должен хотеть именнотого (невроз страха), или совершить именно то (невроз навязчивых состояний),чего он всегда так сильно боялся.

Как мы видим, при парадоксальной интенцииречь идёт об инверсии того намерения, которое характеризует оба вида патогеннойреакции, а именно избегания страха и принуждения через бегство перед первым илиборьбу против последнего. Именно это бихевиористы сегодня считают решающим.Так, Маркс в заключение гипотезы о том, что фобия поддерживает себя черезмеханизмы избегания, уменьшающие страх, даёт рекомендацию: «Фобию можнопреодолеть только тогда, когда пациент снова столкнётся лицом к лицу сфобической ситуацией». Как раз это и предлагает парадоксальная интенция. Водной совместной работе с Рахманом (S. Rachman) и Ходжсоном (R. Hodgson) Марксговорит также о том, что терапевт должен убедить пациента пойти прямо на то,что его больше всего пугает, и поддержать его в этом. И в совместной работе сВатсоном (D. Watson) и Гайндом (R. Gaind) он высказывает мнение, что втерапевтических целях пациент должен быстро, как только может, подойти поближек предмету своих опасений и уже больше никогда не избегать подобныхпредметов.

Сегодня всеми ведущими специалистами вобласти поведенческой терапии признаётся то, что уже в 1939 году в формеописанной парадоксальной интенции логотерапия на деле использовала этитерапевтические рекомендации. «Парадоксальная интенция, однако, исходит совсемиз другой научно-теоретической предпосылки, — пишут Диллинг (Н. Dilling),Розефельдт (Н. Rosefeldt), Кокотт (G. Kockott) и Хайзе (Н. Heyse) изпсихиатрического института им. Макса Планка, — её действие, вероятно, могло быбыть объяснено простыми принципами психологии научения». После того, как авторыпризнают, что при помощи парадоксальной интенции «можно добиться хорошихрезультатов и порой довольно быстро», они интерпретируют успех, достигаемыйтаким образом, с точки зрения психологии научения, «предполагая разрыв условнойсвязи между пусковым стимулом и страхом. Чтобы затем сформировался новый,адаптированный, тип реакции на определённые ситуации, нужно добиться отказа отизбегающего поведения с его постоянным подкрепляющим эффектом, и тогдавышеупомянутый человек сможет приобрести новый опыт реагирования на стимулы,провоцирующие возникновение страха». Именно это и позволяет осуществитьпарадоксальная интенция. Арнольд Лазарус (A. Lazarus) подтверждает еёэффективность и объясняет достигнутый успех с точки зрения поведенческойтерапии следующим образом: «Если люди позволяют ожидаемой тревоге проявиться,то почти всегда они сталкиваются с тем, что на первый план выступаетпротивоположная реакция: худшие их страхи постепенно ослабевают, а принеоднократном применении метода, в конце концов, полностьюисчезают».

Парадоксальная интенция использовалась мноюна практике уже в 1929 году, но только в 1939 была описана23 и только в1947 названа своим именем в публикациях.24 Сходство с появившимисягораздо позже методами, применяемыми в рамках поведенческой терапии, а именно:провокация тревоги, погружение, имплозивная терапия, индуцированная тревога,моделирование, модификация ожиданий, отрицательный опыт, метод насыщения ипролонгированная экспозиция — сходство с этими методами абсолютно очевидно и не остаётсянезамеченным некоторыми терапевтами, работающими в рамках поведенческойтерапии. По мнению Диллинга, Розефельдта, Кокотта и Хайзе, «возможно, в основеметода парадоксальной интенции, разработанного В. Франклом, лежит механизмдействия, подобный тому, на котором основаны такие способы лечения, как методпогружения или имплозивной терапии, хотя первоначально метод Франкла и незадумывался как метод психологии научения». Что же касается названных способовлечения, то Маркс тоже указывает на «определённое сходство с методомпарадоксальной интенции», а также на тот факт, что наш метод «близко напоминаетто, что теперь называют моделированием». Профессор Майкл Ашер, ассистент Вольпев Университетской клинике поведенческой терапии в Филадельфии, считает нужнымзаметить, что большинство психотерапевтических систем разрабатывали своиметодики, никогда не используемые представителями других систем.Логотерапевтический метод парадоксальной интенции является исключением из этогоправила, поскольку очень многие психотерапевты самых различных школ встраиваютэтот метод в свою собственную систему. За последние два десятилетияпарадоксальная интенция завоевала популярность у множества психотерапевтов, накоторых произвела неизгладимое впечатление эффективность зтого метода. Ашердаже полагает, что методы поведенческой терапии были разработаны как простойперевод парадоксальной интенции на язык теории научения, что особенно верно вотношении методов, названных «имплозией». Профессор Ирвин Ялом из Стэнфордскогоуниверситета считает, что Логотерапевтический метод парадоксальной интенциипредвосхитил метод под названием «symptom prescription»,25 внедрённныйМилтоном Эриксоном, Джеем Хейли, Доном Джексоном и ПоломВацлавиком.

Что касается терапевтической«эффективности» парадоксальной интенции, о которой Ашер говорит, что онасделала данный метод особо «популярным», то приведём лишь один пример,связанный с «инвалидизирующей эритрофобией», которую Ламонтань (I. Lamontagne)вылечил за четыре сеанса, несмотря на двенадцатилетнюю продолжительностьзаболевания.

Если кто-то и может претендовать наприоритет в отношении метода парадоксальной интенции, то это, на мой взгляд,следующие авторы, которым я выражаю свою признательность: Рудольфу Дрейкурсу(Dreikurs) за указание на аналогичный «трюк», описанный им уже в 1932 году, иЭрвину Вексбергу (Wexberg), который занимался этим ещё раньше и первымиспользовал термин «антиссуггестия». В 1956 году я узнал, что фон Хаттинберг(Н. v. Hattinberg) тоже описывает подобный опыт: «Кому, например, удастсяосознанно возжелать проявления невротического симптома, от которого он до сихпор защищался, тот сможет, благодаря своему волевому усилию избавиться отстраха и, в конце концов, от самого симптома. Таким образом, возможно вышибитьклин клином. Этот опыт, разумеется, только иногда удаётся на практике. Однакоедва ли есть опыт, который был бы более поучителен для человека спсихологическими проблемами».

Нельзя также предположить, чтобыпарадоксальная интенция, если она, действительно, столь эффективна, не имеласвоих предшественников. Логотерапии можно поставить в заслугу лишь то, что онапретворила принцип в метод и встроила его в систему.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.