WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 52 |

чувства неполноценности: пациентуникогда не удается преодолетьего

посредством прямого усилия. Чтобы избавиться от чувстванеполноценности, он

должен пойти, так сказать, в обход, напримерпосещая определенные места,

несмотря на чувство неполноценности, или выполняя своюработу, несмотря на

это чувство. До тех пор, пока оннаправляет свое внимание на чувство

неполноценности в себе и "борется" с ним, онпродолжает страдать от него;

однако, как только он сосредоточитвнимание на чем-нибудь, кроме себя,

например на задании, чувство неполноценности начнетатрофироваться.

Уделение излишнего внимания чему-либо яназываю "гиперрефлексией". Это

сходно с гиперинтенцией в том отношении, что и то идругое может породить

невроз. И фактически и то и другое может быть усиленов "группе". Пациенту

предлагается внимательно наблюдать себя и следитьза собой-что еще более

важно, участники группы поощряют его к бесконечномуобсуждению с ними всего,

что он может извлечь из себя. Подходящим терминомдля того, что при этом

происходит, может быть "переобсуждение".И это "переобсуждение" все в

большей мере заменяет смысл жизни, который в наши дни такчасто отсутствует,

которого не хватает тем нашимпациентам, кто охвачен "экзистенциальным

вакуумом" [3]- чувством пустоты и бессмысленности. В этомвакууме расцветает

невроз. Напротив, если экзистенциальный вакуумзаполняется, неврозы часто

исчезают.

Нельзя не согласиться с тем, что говоритШарлотта Бюлер [1]: "Несмотря на

значительные отклонения инегативные побочные эффекты, ясновидятся

определенные существенные достоинствадвижения групп общения". Среди

основных достоинств онаназывает "дух кооперации ивзаимопомощи".

Действительно, правильно понятая группа общения может,конечно же, создать

атмосферу взаимной помощи, в которой можно обсуждать смыслжизни. Правильно

понятая группа общения не довольствуется созданием условийдля самовыражения

ее участников, но также обеспечивает ихсамотрансценденцию. Или, как говорит

Роберт М. Холме [6], "групповая лого-терапия можетдать большой выигрыш".

Холме представляет себе "возможности введениялоготерапевтиче-ской философии

в конкретных групповых ситуациях".

Психотерапия и религия

Религия-это один из феноменов, скоторыми сталкивается логотерапия у

человека, своего пациента. Впринципе для логотерапии религиозность и

иррелигиоз-ность-сосуществующие феномены, и логотерапияобязана занимать по

отношению к ним нейтральнуюпозицию. Ведь логотерапия-это одноиз

направлений психотерапии, и ею вправе заниматься-поменьшей мере согласно

австрийскому закону о врачебной деятельности-только врачи. Логотерапевт,

давший, как и все врачи, клятву Гиппократа, уже по однойэтой причине должен

быть озабочен тем, чтобы егологотерапевтическая методика и техника

применялись к любому больному,верующему или неверующему, имогли

применяться любым врачом, вне зависимостиот его мировоззрения. Другими

словами, для логотерапии религия может быть лишьпредметом, но не почвой, на

которой она стоит. Считая этой почвоймедицину, мы теперь обратимся к

разграничению ее с теологией, которое, понашему мнению, можно наметить

следующим образом.

Цель психотерапии-исцеление души, цельже религий-спасение души. Если,

однако, религию, согласно ее исходной направленности, маловолнуют и заботят

такие вещи, как выздоровление или предупреждение болезней,тем не менее по

своим результатам-не намеренно-онаоказывает психогигиеническое, даже

психотерапевтическое действие. Это происходит благодарятому, что она дает

человеку беспрецедентную возможность,которую он не в состоянии найти

где-либо еще: возможность укрепиться,утвердиться в трансцендентном, в

абсолютном. В психотерапии мытакже можем зафиксировать аналогичный

непреднамеренный побочный эффект,поскольку мы наблюдаем в отдельных

случаях, что пациент в ходе психотерапии приходит обратнок давно утраченным

источникам изначальной, подсознательной, вытесненнойрелигиозности. Однако,

хотя такое и случается, врач не вправе ставить себе такуюцель. Ведь в этом

случае врач объединяется с патентом на почве общей верыи действует исходя

из этого, но тем самым он уже с самого началаобращается с ним не как с

пациентом.

Если мы хотим определить отношениечеловеческого к божественному, то есть

к сверхчеловеческому, измерению,то напрашивался сравнение с золотым

сечением. Как известно, в нем меньшая часть относится кбольшей так же, как

большая часть относится к целому. Не подобно ли этомуотношение животного к

человеку и человека к Богу Как известно, у животного естьлишь среда, в то

время как человек "обладает миром"(Макс Шелер); однако мир человека

относится к сверхмиру так же, как среда обитания животногоотносится к миру

человека. И это означает, что подобно тому, как животное,находясь в своей

среде, не в состоянии понять человека и его мир,так и человек не может

иметь представление о сверхмире.

Возьмем для примера обезьяну, которойделается болезненная инъекция с

целью получения сыворотки. Может ли обезьяна понять,почему ей приходится

страдать Исходя из своей среды, она нев состоянии понять соображения

человека, подвергающего ее своим экспериментам. Ейнедоступен мир человека,

мир смысла, он непостижим для нее, она не может выйтив это измерение. Не

следует ли нам предположить, что в еще более высокомизмерении есть еще один

непостижимый для человекамир, в котором толькои приобретают

смысл-сверхсмысл-его страдания

Психотерапия не должна такжевступать на почву веры в божественные

откровения. Ведь признание вообщесуществования подобных откровений уже

подразумевает выбор в пользу веры. Бесполезно спорить сневерующим, говоря,

что откровения существуют: если бы он убедился в этом, онбы давно уже был

верующим.

Но хотя религия и является для логотерапии"всего лишь" предметом, она

для нее по меньшей мере очень небезразлична по однойпростой причине: логос

в логотерапии подразумевает смысл. Человеческоебытие всегда стремится за

пределы самого себя, всегда устремляется к смыслу.Тем самым главным для

человеческого бытияявляется не наслаждение иливласть и не

самоосуществление, а скорее осуществление смысла. Поэтомулоготерапия ведет

речь о "стремлении к смыслу".

Если психотерапия будет рассматривать феноменверы не как веру в бога, а

как более широкую веру в смысл, то в принципе онавправе включить феномен

веры в сферу своего внимания и заниматься им. Здесь оназаодно с Альбертом

Эйнштейном, для которого задаваться вопросомо смысле жизни-значит быть

религиозным.

В любом случае можносказать, что логотерапия, относящаясявсе-таки

прежде всего к психотерапии и тем самымк психиатрии, медицине, вправе

заниматься не только стремлением к смыслу, нои стремлением к конечному

смыслу, сверхсмыслу, как я его обычно называю. Религиознаявера является в

конечном счете верой в сверхсмысл, упованием насверхсмысл.

Конечно, это нашепонимание религии имеет очень малообщего с

конфессиональной ограниченностью и ееследствием-религиозной близорукостью,

при которой бог видится как существо, для которого важно,в сущности, одно:

чтобы в него верило возможно большеечисло людей. Причем именно таким

образом, как это предписывает определеннаяконфессия. Я просто не могу

вообразить себе бога таким мелочным. Но я не могутакже представить себе,

чтобы для церкви имело смысл требовать от меня, чтобыя верил. Ведь я не

могу хотеть верить, хотеть любить, я не могу заставитьсебя любить, как и не

могу заставить себя надеяться, не покривив душой. Естьвещи, которые нельзя

хотеть и которые нельзя поэтому организоватьпо требованию, по приказу.

Приведу простой пример: я не могу смеяться покоманде. Если кто-то хочет

вызвать у меня смех, ему придется потрудиться и рассказатьмне анекдот.

Аналогичным образом обстоитдело с любовью и с верой: иминельзя

манипулировать. Это интенциональные феномены, которыевозникают тогда, когда

высвечивается адекватное им предметноесодержание.

Как-то раз у меня брала интервьюжурналистка из американского журнала

"Тайм". Она задала вопрос, вижу ли я тенденцию к уходу отрелигии. Я сказал,

что существует тенденция к уходу не от религии, а от техверований, которые,

похоже, не занимаются ничемдругим, кроме борьбы друг сдругом и

переманивания друг у друга верующих. Значит лиэто, спросила журналистка,

что рано или поздно мы придем к универсальной религииНапротив, ответил я,

мы движемся не куниверсальной, а к личной,глубочайшим образом

персонализированной религиозности, с помощью которойкаждый сможет общаться

с богом на своем собственном, личном, интимномязыке.

Разумеется, это не означает, что уже не будетникаких общих ритуалов и

символов. Ведь есть множество языков, но разве многие изних не объединяет

общий алфавит Так или иначе,разнообразие религий подобно разнообразию

языков. Никто не может сказать, что его язык вышедругих языков: на любом

языке человек может прийти к истине, к единой истине, ина любом языке он

может заблуждаться и даже лгать. Так же посредством любойрелигии может он

обрести бога-единого бога.

Теория и терапия неврозов

Прежде чем начать говорить о том,что, собственно, такое логотерапия,

стоит сказать, чем она неявляется: она не панацея! Выбор методав

конкретном случае можно свести к уравнению с двумянеизвестными:

( = х + у,

где х-своеобразие иуникальность личности пациента, а у-неменее

своеобразная и уникальная личность терапевта. Другимисловами, как не может

любой метод применяться в разных случаях с одинаковойнадеждой на успех, так

и не может любой терапевтпользоваться разными методами с одинаковой

эффективностью. И то, что верно дляпсихотерапии вообще, справедливо, в

частности, и для логотерапии. Одним словом,можно теперь дополнить наше

уравнение следующим образом:

( = х+у = (

И все же Пол Е. Джонсон осмелился утверждатьследующее: "Логотерапия-это

не терапия, конкурирующая состальными методами, но она вполнеможет

соперничать с ними благодаря дополнительному фактору,который она включает".

Что может образовывать этотдополнительный фактор, раскрывает нам Н.

Петрилович, высказавший мнение,что противоположность логотерапии всем

остальным системам психотерапии проявляется не науровне неврозов, а при

выходе за его пределы, в пространство специфическичеловеческих проявлений

[1]. Например, психоанализ, всущности, видит в неврозерезультат

психодинамических процессов и в соответствии сэтим пытается лечить его,

приводя в действие новыепсиходинамические процессы, например перенос.

Поведенческая терапия, связанная с теорией научения, видитв неврозе продукт

процессов научения или обусловливания ив соответствии с этим пытается

воздействовать наневроз, организуя своегорода переучивание,

переобусловливание. Впротивоположность им логотерапиявыходит в

человеческое измерение, включая всвой инструментарий те специфически

человеческие проявления, с которыми она тамсталкивается. Конкретно речь

идет о двух фундаментально-антропологическиххарактеристиках человеческого

существования, а именно:во-первых, о его самотрансцен-денции [2]и,

во-вторых, о столь же характерной длячеловеческого бытия способности к

самоотстранению [3]. Тем самым должно быть ясно,что только психотерапия,

которая отваживается выйтиза рамки психодинамики иповеденческих

исследований ипроникнуть в измерениеспецифически человеческих

проявлений-короче говоря, только регуманизированнаяпсихотерапия,- будет в

состоянии понимать приметы времени и отвечать назапросы времени. Другими

словами, должно быть ясно, что да-же длятого, чтобы поставить диагноз

"экзистенциальная фрустрация" или, тем паче, "ноогенныйневроз", мы должны

рассматривать человека каксущество, постоянно находящееся-благодаря

самотрансценденции-в поисках смысла. Что жекасается уже не диагноза, а

собственно терапии, в частноститерапии не ноогенных, а психогенных

неврозов, мы должны, дабы исчерпать все возможности,обратиться к столь же

характерной для человека способности ксамоотстранению, не последним из

проявлений которой выступает способность к юмору.Таким образом, гуманная,

гуманизированная, регуманизированная психотерапиявозможна, если мы будем

учитывать са-мотрансценденцию и использоватьсамоотстранение. Однако ни то,

ни другое невозможно, если мы будем видеть в человекеживотное. Животное не

озабочено смыслом жизни, и животное не можетсмеяться. Мы не хотим этим

сказать, что человек - это только лишь человек и неявляется одновременно и

животным. Человеческое измерение является высшим поотношению к животному

измерению, и это означает, что оно включает в себя иэто низшее измерение.

Констатация наличия у человекаспецифически человеческих проявлений и

одновременно признание существованияу него субчеловеческих проявлений

ничуть не противоречат друг другу,ведь человеческое и субчеловеческое

находятся друг к другу в отношении, так сказать,иерархической включенности,

а отнюдь не взаимного исключения.

Мобилизация способности к самоотстранению вконтексте лечения психогенных

неврозов достигается с помощьюлоготерапевтической техники парадоксальной

ин-тенции, авторой фундаментально-антропологическийфакт-феномен

самотрансценденции-лежит в основедругой логотерапевтической техники -

техники дерефлексии. Для пониманияэтих двух терапевтических методов

необходимо начать с логотерапевтической теорииневрозов.

В этой теории мы различаем три патогенныхпаттерна реагирования. Первый

можно описать следующим образом:некий симптом (см. рис.) вызывает у

пациента опасение, что он может повториться вновь, ивместе с этим возникает

страх ожидания (фобия), который приводит к тому, чтосимптом действительно

появляется снова, что лишь усиливаетизначальные опасения пациента. При

известных условиях сам страх может оказаться тем,повторения чего пациент

боится. Наши пациенты сами спонтанно говорили нам "обоязни страха". Как же

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.