WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 52 |

которые владеют деньгами, в действительности саминаходятся во власти денег,

охвачены стремлением приумножать их, и, такимобразом, они уничтожают их

смысл. Обладание деньгами должноозначать, что человек находитсяв

благоприятном положении. Человек может не обращатьвнимания на деньги, на

средства, но думать о самих целях-тех целях, которымденьги могут служить.

Президент одного американского университетаоднажды предложил мне девять

тысяч долларов за работу на его факультете в течениенескольких недель. Он

не мог понять моего отказа."Вы хотите больше"-спросил он. "Никоим

образом,-ответил я,-но если я начну размышлять, как мнеиспользовать девять

тысяч долларов, то я придук выводу, что есть лишь одиндостойный

способ-купить время для работы. Но сейчас у меня естьвремя для работы, так

зачем же мне продавать его за девять тысячдолларов"

Деньги не являются целью сами посебе. Если доллар может быть более

полезным и осмысленным в чьих-либо других руках, я недолжен держать его у

себя в кошельке. Это не имеет никакого отношения кальтруизму. Альтруизм и

эгоизм-это устаревшая альтернатива. Как яговорил, моралистический подход

должен уступить место онтологическому, в рамкахкоторого хорошее и дурное

определяются с точки зрения того,что способствует и что препятствует

осуществлению смысла, независимо от того, мой ли этосмысл или чей-нибудь

еще.

Для тех людей, которые жаждут иметьденьги, как будто это может быть

целью само по себе, "время- деньги". Они проявляютстремление к скорости.

Для них более быстрая машина становится целью самапо себе. Это механизм

защиты, попытка избежать столкновенияс экзистенциальным вакуумом. Чем

меньше человек сознает цель, тем скорееон старается ехать. Знаменитый

венский комедиант Квотлингер, играя роль хулигана,садился на мотоцикл и

пел: "Правда, я не знаю, куда я еду, но куда быя ни ехал, я постараюсь

попасть туда поскорее".

Это пример того, что я назвалбы центробежным досугом в отличие от

центростремительного. Сегодня центробежныйдосуг преобладает. Бегство от

себя позволяетизбежать возможности обнаружитьпустоту в себе.

Центростремительный досуг даетвозможность решать проблемы идля

начала-увидеть их. Люди, мечущиеся между профессиональнойсверхактивностью и

центробежным досугом, не имеют времени, чтобы додуматьсвои мысли. Когда они

начинают думать, приходит секретарь,чтобы подписать что-то, или нужно

ответить на телефонный звонок. То,что при этом происходит, описывает

псалмопевец: "Даже ночью его сердце увещевает его".Сегодня можно сказать,

что по ночам экзистенциальные проблемы возвращаются.Совесть напоминает о

них. Это источник того, что яназвал бы ноогенной бессонницей. Люди,

страдающие от нее,часто пользуются снотворнымитаблетками. Они

действительно засыпают, но они также отдают своюдань патогенным эффектам

вытеснения-вытеснения не сексуальных фактовжизни, а ее экзистенциальных

фактов.

Мы нуждаемся в новыхтипах досуга, которые дадут намвозможность

созерцания и размышления. Для этого человек должениметь мужество остаться

один.

В конечном счете экзистенциальныйвакуум-это парадокс. Если только мы

расширим свой горизонт, мы увидим, что пользуемсясвободой, но не сознаем

полностью свою ответственность. Иначе мыпоняли бы, что есть множество

смыслов, ждущих, чтобы мыих осуществили по отношениюк менее

привилегированным людям или малоразвитымстранам.

Разумеется, намследует начать с расширенияпредставления о

единственности человека. Речь идет о единственности нетолько человека, но и

единственности человечества.

Тысячи лет назад человечество создаломонотеизм. Сегодня нужен следующий

шаг. Я бы назвал его монантропизмом. Не вера вединого Бога, а сознавание

единого человечества, единства человечества.Единства, в свете которого

различие в цвете кожи становитсянесущественным.

Критика чистого "общения":насколько гуманистична "гуманистическая

психология"

В настоящее время кажется,что для психологии нужнее всего,чтобы

психотерапия обрелачеловеческое измерение, измерениечеловеческих

феноменов. Поэтому уместен вопрос, былли этот шаг реально предпринят

направлением, которое получилонаименование движения "гуманистической

психологии". Хотя и было заявлено, что логотерапия"присоединилась" к этому

движению [2], из эвристических соображений, может быть,правильнее отделить

логотерапию от гуманистической психологии, чтобыиметь возможность бросить

на последнюю критический взгляд. Мы обратим специальноевнимание на аспект

этого движения, связанный с понятием"общение-встреча", потому что именно

это понятие получило стольложное толкование, чтобы не сказать-стало

предметом злоупотребления среди тех, кто за негоратует.

В действительности понятиеобщения-встречи было привлечено скорее из

экзистенциалистской, нежели из психологической литературы.Оно было введено

Мартином Бубером, Фердинандом Эбнером и Якобом Л.Морено, вклад которых в

экзистенциалистскую мысль состоитв интерпретации существованиякак

со-существования,совместного существования.В этом контексте

общение-встреча понимается каквзаимоотношение между "Я" и"Ты" -

взаимоотношение, которое по самой своейприроде может быть установлено

только на человеческом и личностном уровне.

Но дело в том, что в таком воззрении нечтоупущено, не более и не менее

чем целое измерение. Это можно понять, вспомнивтеорию языка, предложенную

Карлом Бюлером. Он различалтри функции языка. Во-первых, языкдает

возможность говорящемувыразить себя, то естьслужит средством

самовыражения. Во-вторых, язык-это обращение, адресуемоеговорящим тому, с

кем он говорит. И в-третьих, язык всегда представляетнечто, то "нечто", о

котором человек говорит. Иными словами, когда кто-тоговорит, он а) выражает

себя, б) обращается "к" кому-то другому; однако если он неговорит при этом

"о" чем-то, то не оправданно называть этотпроцесс "языком". Мы будем в

таком случае иметь дело со своего рода псевдоязыком,который действительно

не более чем способсамовыражения (и которому иногда недостаетдаже

обращения к партнеру). Естьшизофреники, разговор которых может быть

интерпретирован как такой "язык", выражающий лишьнастроение, но лишенный

обращения к реальности*.

То, что справедливо дляязыка, относится также к сосуществованиюи

общению-встрече, поскольку здесь такжетретий аспект межчеловеческой и

межличностной коммуникации должен бытьрассмотрен и принят во внимание.

Именно для этого аспекта феноменология Брентано иГуссерля создала термин

"интенциональный референт" [7].И все потенциальныеинтенциональные

референты вместе, все объекты, к которымотсылает язык, объекты, которые

"имеются в виду" двумя коммуницирующими друг сдругом субъектами, образуют

структурированное целое, мир "смысла";эту необъятность смыслов уместно

назвать "логосом". Из этого можно видеть,что любая психология, которая

отбрасывает смыслы,отрезает человека отего "интенциональных

референтов",-так сказать, кастрирует себя. Психология,заслуживающая своего

имени, должна уделять должное вниманиеобеим половинам этого имени-как

психе, душе, так и логосу. Бубер и Эбнер нетолько обнаружили центральное

место, занимаемое общением-встречей в жизни человеческогодуха, но также и

определили эту жизнь как по сути своей диалог между"Я" и "Ты". Однако я

убежден, что никакой истинный диалог невозможен, если не затрагивается

измерение логоса. Я бы сказал, что диалог безлогоса, диалог, в котором

отсутствуетнаправленность наинтенциональный референт,-это в

действительности взаимный монолог, всего лишь взаимноесамовыражение. Здесь

отсутствует качествочеловеческой реальности, котороея называю

"самотрансценденцией" [4], обозначая тот факт, что бытьчеловеком, по сути,

означает находиться в отношении к чему-то и бытьнаправленным на чтото иное,

нежели он сам. "Интенциональность"когнитивных актов, которая всегда

подчеркивалась феноменологической школой, составляет лишьодин аспект более

широкого человеческогофеномена, самотрансценденциичеловеческого

существования. Диалог, ограниченныйтолько самовыражением, не входит в

самотрансцендирующеекачество человеческойреальности. Истинное

общение-встреча - это модуссо-существования, открытый логосу, дающий

партнерам возможность трансцендировать себя клогосу, даже способствующий

такой взаимной самотрансценденции.

Не следует также недооцениватьили забывать, что са-мотрансценденция

означает стремление не только к смыслу, который ждетосуществления, но и к

другому человеку, которого можно полюбить. Без сомнения,любовь идет далее

общения-встречи, поскольку общение-встреча осуществляетсяна человеческом, а

любовь - на личностном уровне. Общение-встреча в самомшироком смысле слова

дает нам осознать партнера как человека, любовь жек нему показывает нам

большее-его сущностную уникальность. Этауникальность - основополагающая

характеристика личностного бытия. Самотрансценденция жеравно присутствует,

превосходит ли человек себя в осуществлении смысла или вобщении-встрече, в

любви: в первом случае участвует внеличный логос, вовтором - личностный,

так сказать, воплощенный логос.

В отличие от традиционного понятияобщения-встречи, развитого Бубером и

Эбнером, расхожее понятие, предлагаемое большей частьюлитературы в области

гуманистической психологии, по-прежнему привязано кустаревшей психологии,

которая реально представляет собой монадологию:рассмотрение человека как

монады без окон, которыедопускали бы самотрансцендирующие отношения.

Поэтому понятие общения-встречи вульгаризируется.Оно скорее механистично,

чем гуманистично, и, таким образом, оказывается, чтодвижение групп общения

все еще привязано к тому,что Питер Р. Хофштеттер изГамбургского

университета однажды удачно назвал "гидравликойлибидо".

Следующий случай может бытьвопиющим примером. Женщина, входившая в

группу общения, была очень возбуждена и полна гнева насвоего бывшего мужа,

с которым она развелась. Ведущийгруппы предложил ей проколоть ударом

воздушный шар, чтобы дать выход своейагрессии и гневу. Иными словами,

воздушный шар должен был заместить реальный объект, аименно ее мужа. Однако

можно сказать точно так же, что целью того, что она "даласебе выход", было

сделать воздушный шар заместителем самой женщины каксубъекта этого взрыва.

В конце концов, цель ведь была в том, чтобы предотвратитьее "взрыв". После

"отреагирования действием" она могла почувствоватьоблегчение. Но вправе ли

мы принимать, что облегчение послепредполагаемого выхода агрессии, о

котором человек говорит,-это подлинное переживание Чтодоказывает, что оно

не является скорее результатом ненамеренноговнушения, внушения устарелого

представления о совершенноймеханистичности человека "Отреагирование

действием" ничего не изменило: все субъективные основаниядля гнева остались

на своем месте! По сути, человек занят прежде всеготем, есть ли у него

основания, чтобы сердиться, и лишь побочно- собственнымиэмоциями, будь то

гнев или какая-либо иная реакция, которую онпроявляет. Но механистическое

представление о человеке, лежащее в основетерапевтических процедур вроде

вышеописанной, заставляет пациентарассматривать себя с точки зрения

"гидравлики либидо", в нем действующей, и тем самымзабыть о том, что, в

конце концов, человек может также и сделать что-то сданной ситуацией; он

может занять определенную позицию и дажевыработать какое-то отношение к

собственным эмоциям, агрессии и пр.Этому "человеческому потенциалу" в

лучшем смысле следовало быотвести центральное место вподлинно

гуманистическом представлениио человеке. Терапевтическаяпрактика,

основанная на такой теории, могла бы стремиться к тому,чтобы пациент все в

большей мере сознавал этот потенциал: свободучеловека изменить что-то в

мире к лучшему, если возможно,и изменить себя к лучшему, еслиэто

необходимо. Возвращаясь к случаю разведеннойженщины - почему бы ей не

выбрать отношение, называемое "примирением", будьто примирение с мужем,

если это возможно, или, если необходимо, примирениес судьбой разведенной

женщины, а затем превратить этозатруднительное положение в повод для

достижения на человеческом уровне! Развемы не лишаем нашего пациента

возможности подняться над положением, вырастиза его пределы, превратить

негативные переживания в нечто позитивное, конструктивное,творческое, разве

мы не блокируем такую возможность для пациента, еслизаставляем его верить в

то, во что невротик и так склонен верить, аименно что он пешка, жертва

внешних влияний и внутренних обстоятельств Или,опять обращаясь к нашему

примеру, внушая нашей пациентке, что она зависит от мужа,который примирится

или не примирится с ней, зависит отагрессии, которая проявится или не

проявится и найдет себе выход в том, скажем,что она проколет воздушный

шар

Или возьмем, например, не гнев, а печальи спросим себя, какой должна

быть реакция человека, который оплакиваетлюбимого и которому предлагают

транквилизатор: "Закрывать глаза нареальность-не значит уничтожить ее.

Уснуть и не сознавать смерть того, кого я люблю,-не значитуничтожить факт,

что он мертв. Единственное, что меня заботит, жив онили мертв, а не то,

угнетен я или нет!" Иными словами, человек заботится не отом, счастлив он

или несчастен, а о том, есть ли унего основания быть счастливым или

несчастливым. Систему ВильгельмаВундта критиковали за то, чтоэто

"психология без психе, души". Это давно ушло впрошлое, но все еще имеет

место то, что я назвал бы "психологиейбез логоса",-психология, которая

интерпретирует человеческое поведениене как вызываемое основаниями,

лежащими в мире, а каквозникающее по причинам, действующим вего

собственной психе (или в его соме). Но, как я говорил,причины - не то же

самое, что субъективные основания. Если вы подавленыи выпьете виски, оно

может быть причиной того, что ваша подавленностьрассеется, но основания для

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.