WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 52 |

молодого человека к своему воспитателю играетпервостепенную роль. Испытывая

это доверие, молодойчеловек, обеспокоенный сексуальнымивопросами,

обратится только к тому взрослому, которому он доверяет,-иименно в нужный

момент, ни раньше, ни позже.

Второй вид веры, которая должна бытьцелью воспитания подростков,- это

собственная вера молодого человека в самого себя,которая поможет ему не

падать духом на крутой дорогек личностной зрелости. Третья ипостась

веры-это наша вера в этогомолодого человека-вера, которая в идеале

предназначена для поддержки и повышения его уверенностив себе и создания

фундамента для его веры в нас. Доверяяему (или ей), мы помогаем ему

развивать самостоятельность мысли и действий и темсамым поддерживаем его

собственные шаги к своей свободе иответственности.

Часть III Основы логотерапии

Что такое смысл

Я старался передать мысль, что существованиеколеблется, если отсутствует

"сильная идея", как назвалэто Фрейд, или идеал, к которомуможно

стремиться. Говоря словами АльбертаЭйнштейна, "человек, считающий свою

жизнь бессмысленной, не только несчастлив, он вообщеедва ли пригоден для

жизни".

Однако существование не толькоинтенционально, но также и трансцендентно.

Самотрансценденция- сущностьсуществования. Быть человеком-значит быть

направленным не на себя, а на что-то иное.Среди этого иного, как пишет

Рудольф Аллерс [1], также "инакость" интенциональногореферента, на который

указывает человеческое поведение.Тем самым конституируется,вновь

процитируем Аллерса [2], "область транссубъективного".Однако стало модным

оставлять эту транссубъективность в тени. Подвоздействием экзистенциализма

на первый планвыходит субъективность человеческогобытия. В

действительности это неправильноепонимание экзистенциализма. Авторы,

которые делают вид, что преодолели дихотомию объекта исубъекта, не сознают,

что подлинный феноменологический анализ обнаружит, что неттакой вещи, как

познание вне поля напряжения, возникающего между объектоми субъектом. Эти

авторы привыкли говорить о "бытии-в-мире". Ночтобы правильно понять эту

фразу, нужно признать, что быть человекомв глубоком смысле-значит быть

вовлеченным, втянутымв ситуацию, бытьпротивпоставленным миру,

объективность и реальность которого нисколько неумаляется субъективностью

того "бытия", которое находится "в мире".

Сохранение "инакости",объективности объекта означаетсохранение

напряжения, устанавливаемого междуобъектом и субъектом. Это тоже

напряжение, что напряжение между"я есмь" и "я должен" [3],между

реальностью и идеалом, между бытиеми смыслом. И чтобы сохранять это

напряжение, нужно оградить смысл от совпадения с бытием.Я бы сказал, что

смысл смысла в том, что он направляет ходбытия.

Я люблю сравнивать эту необходимость систорией, рассказанной в Библии.

Когда сыны Израиля скитались в пустыне. Божья славадвигалась впереди в виде

облака: только таким образом Бог могруководить Израилем. Но представьте

себе, что случилось бы, если бы присутствие Бога,символизируемое облаком,

оказалось бы посреди израильтян: вместо тогочтобы вести их, это облако

покрыло бы все туманом, и Израиль сбился бы спути.

В этом смысле понятнарискованность "слияния фактов и ценностей",

происходящего "при предельных переживаниях и усамоактуализирующихся людей"

[4], поскольку в предельном переживании "семь" и "должен"сливаются друг с

другом [5]. Однако быть человекомозначает быть обращенным к смыслу,

требующему осуществления, и ценностям, требующимреализации. Это значит жить

в поле напряжения, возникающегомежду полюсами реальности и идеалов,

требующих материализации. Человек живет идеалами иценностями. Человеческое

существование не аутентично, если оно не проживается каксамотрансценденция.

Изначальной и естественной заботе человека осмысле и ценностях угрожают

преобладающие субъективизм и релятивизм, подрывающиеидеализм и энтузиазм.

Я хочу привлечь ваше внимание к примеру,взятому из статьи американского

психолога: "Чарльз... особенно "сердился", как он называлэто, когда получал

счет за профессиональные услуги, например отдантиста или врача, и либо

оплачивал часть счета, либо не платил вовсе...Я лично иначе отношусь к

долгам, я высоко ценю аккуратность в оплате своих счетов.В этой ситуации я

не обсуждаю мои собственныеценности, я сосредоточиваю вниманиена

психодинамике его поведения... потомучто моя собственная компульсивная

потребность аккуратно оплачивать счета мотивировананевротически... Ни при

каких обстоятельствах я не пытаюсьсознательно направлять или убеждать

пациента принять мои ценности, потому что я убежден, чтоценности... скорее

относительных... нежели абсолютны" [6].

Я полагаю, что оплачиваниесчетов имеет смысл независимо оттого,

нравится ли это кому-то, и независимо от бессознательногозначения, которое

это может иметь. Гордон У. Олпорт справедливосказал однажды: "Фрейд был

специалистом по части как раз тех мотивов, которые немогут быть приняты за

чистую монету" [7]. То, что такие мотивы существуют, неменяет того факта,

что в общем и целом мотивы могут приниматься в своемистинном значении. А

если это отрицается, токаковы могут быть бессознательныемотивы,

скрывающиеся за таким отрицанием

Вот что пишет д-р Юлиус Хойшер в рецензии надва тома, которые известный

фрейдистски ориентированный психоаналитик посвятил Гёте:"На 1538 страницах

автор представляет нам генияс признаками маниакально-депрессивных,

параноидальных и эпилептоидных расстройств,гомосексуальности, склонности к

инцесту, половым извращениям,эксгибиционизму, фетишизму, импотенции,

нарциссизму, обсессивно-компульсивному неврозу, истерии,мегаломании и пр.

... Он, по-видимому, обращаетвнимание исключительно на инстинктивные

динамические силы, лежащие в основе... художественногопродукта. Мы должны

поверить, что гётевское творение-это всеголишь результат прегенитальных

фиксаций. Его борьба имеет целью неидеал, не красоту, не ценности, а

преодоление беспокоящей проблемы преждевременнойэякуляции..." "Эта книга

показывает вновь,- заключаетавтор рецензии,-что основныепозиции

(психоанализа) в действительности не изменились"[8].

Теперь мы можем понять, насколькоправ Уильям Ирвин Томпсон, задавая

вопрос: "Если наиболееобразованные люди нашей культурыпродолжают

рассматривать гениев как скрытых половыхизвращенцев, если они продолжают

думать, что ценности-это особые фикции, нормальные дляобычных людей, но не

для умного ученого, который лучше знает, какобстоит дело,-можно ли бить

тревогу по поводу того, что массы в нашей культуревыказывают мало уважения

к ценностям и вместо этого погружаются в оргиипотребления, преступления и

безнравственности" [9].

Неудивительно, что такое положение дел имеетместо. Совсем недавно Лоренс

Джон Хэттерер [10] указывал, что"многие художники и артисты покидают

кабинет психиатра в ярости по поводу егоинтерпретаций, что они пишут,

потому что являются собирателяминесправедливостей или садомазохистами,

играют, потому что они эксгибиционисты, танцуют, потомучто хотят сексуально

соблазнить аудиторию, рисуют, чтобы преодолетьограничения навыков туалета

посредством свободы размазывать нечто".

Как мудр и осторожен был Фрейд, заметиводнажды, что иногда сигара может

быть просто сигарой, и ничем иным. Или само этоутверждение было защитным

механизмом, способомрационализации собственного куренияВозникает

regressus in infinitum. В конце концов,мы не разделяем веру Фрейда в

тождественность "детерминации" и"мотивации", как пишет Маслоу [11],

обвинивший Фрейда вошибке отождествления "детерминированного"с

"мотивированным бессознательно", какбудто поведение не можетбыть

детерминировано иным образом.

Существует определение, гласящее, что смыслыи ценности-не что иное, как

реактивные образования и механизмы защиты. Что до меня,то я не хотел бы

жить ради моих реактивных образований, и еще менее-умеретьза мои механизмы

защиты.

Но являются ли смыслы и ценности стольотносительными и субъективными,

как полагают В некотором отношении да, но вином, нежели это понимается

релятивизмом и субъективизмом. Смыслотносителен постольку, поскольку он

относится к конкретному человеку, вовлеченномув особую ситуацию. Можно

сказать, что смысл меняется,во-первых, от человека к человекуи,

во-вторых,-от одного дня к другому, даже от часа кчасу.

Конечно, я предпочел бы говорить обуникальности, а не об относительности

смыслов. Уникальность, однако,-это качество не толькоситуации, но и жизни

как целого, поскольку жизнь-этовереница уникальных ситуаций. Человек

уникален как в сущности, так и в существовании. Впредельном анализе никто

не может быть заменен-благодаря уникальности каждойчеловеческой сущности. И

жизнь каждого человека уникальна втом, что никто не может повторить

ее-благодаря уникальности его существования.Раньше или позже его жизнь

навсегда закончится вместе со всеми уникальнымивозможностями осуществления

смысла.

Я нигде не видел это сформулированным болееточно и сжато, чем в словах

Гиллеля, великого еврейского мудреца, жившего околодвух тысячелетий тому

назад. Он говорил: "Если я не сделаю этого-кто сделает Иесли я не сделаю

этого прямо сейчас-то когда же мне это сделать Но если ясделаю это только

для себя самого- то кто я". "Если я не сделаю этого"-это,как мне кажется,

относится к уникальности моей самости."Если я не сделаю этого прямо

сейчас"--относится к уникальноститекущего момента, который дает мне

возможность осуществления смысла. "Еслия сделаю это только для себя

самого"-это выражение не более и не менее каксамотрансцендентного качества

человеческого существования. Вопрос "кто я, если ясделаю это только для

себя самого" предполагает ответ: никоим образом неистинно человек. Потому

что характерная составляющая человеческогосуществования-трансцендирование,

пре-восхождение себя, выход к чему-тоиному. Говоря словами Августина,

человеческое сердце не находитсебе покоя, пока оно не найдет ине

осуществит смысл и цель жизни. Это формулировка резюмируетмногое в теории и

терапии того типа неврозов, который я назвалноогенными.

Но вернемся к уникальности смыслов. Изсказанного следует, что нет такой

вещи, как универсальный смыслжизни, есть лишь уникальныесмыслы

индивидуальных ситуаций. Однако мы не должны забывать, чтосреди них есть и

такие, которые имеют нечто общее, и,следовательно, есть смыслы, которые

присущи людям определенного общества, идаже более того-смыслы, которые

разделяются множеством людей на протяженииистории. Эти смыслы относятся

скорее к человеческому положению вообще, чем куникальным ситуациям. Эти

смыслы и есть то, что понимается подценностями. Таким образом, ценности

можно определить как универсалиисмысла, кристаллизующиеся в типичных

ситуациях, с которыми сталкивается общество или даже всечеловечество.

Обладание ценностями облегчает для человекапоиск смысла, так как, по

крайней мере в типичных ситуациях, он избавлен отпринятия решений. Но, к

сожалению, ему приходится расплачиваться за этооблегчение, потому что в

отличие от уникальных смыслов,пронизывающих уникальные ситуации, может

оказаться, что две ценностивходят в противоречие друг с другом.А

противоречия ценностей отражаютсяв душе человека в форме ценностных

конфликтов, играя важную роль в формировании нооген-ныхневрозов.

Представим себе уникальные смыслы в видеточек, а ценности-в виде кругов.

Понятно, что две ценности могут пересекаться друг сдругом, в то время как с

уникальными смыслами этого не может произойти (см.рис.).

Но мы должны задать себе вопрос,действительно ли две ценности могут

войти в противоречие друг с другом, иными словами,справедлива ли аналогия с

кругами на плоскости. Не будет ли болееправильным сравнить ценности с

трехмерными шарами Два шара, проецируемые наплоскость, могут давать два

круга, пересекающие друг друга, в то время как сами сферыдаже не касаются

друг друга (см. рис.).

Впечатление, что двеценности противоречат друг другу,является

следствием того, что упускается целое измерение. Что этоза измерение Это

иерархический порядок ценностей. ПоМаксу Шелеру, оценивание имплицитно

предполагает предпочтение одной ценности другой.Таков конечный результат

его глубокого феноменологического анализа процессаоценивания. Ранг ценности

переживается вместе с самойценностью. Иными словами,переживание

определенной ценности включает переживаниетого, что она выше какой-то

другой. Для ценностных конфликтов нет места.

Однако переживание иерархического порядкаценностей не избавляет человека

от принятия решений. Влечениятолкают человека; ценности притягивают.

Человек всегда волен принять или отвергнутьценность, которая предлагается

ему ситуацией. Это справедливо такжеотносительно иерархического порядка

ценностей, которые передаются моральными и этическимитрадициями и нормами.

Они должны пройти проверку совестью человека- если толькоон не отказывается

подчиняться своей совести и не заглушает ееголоса.

Разобравшись с вопросом об относительностисмыслов, перейдем к вопросу о

том, насколько они субъективны. Развене верно, что в конечном счете

смыслы-это вопрос интерпретации И развене подразумевает интерпретация

всегда решения Развенет ситуаций, которые допускаютразличные

интерпретации, так что человек должен делатьвыбор Мой собственный опыт

говорит, что есть [12].

Незадолго до того, какСоединенные Штаты вступили во вторуюмировую

войну, я получил приглашение из американскогопосольства в Вене прийти и

получить визу для въезда в Штаты.В то время я жил в Вене смоими

родителями. Они, разумеется, не ждали от меня ничегоиного, нежели что я

получу визу и поспешу уехать. Но в последниймомент я начал сомневаться,

спрашивая себя: "Следует ли мне делать это Могу ли я такпоступить" Потому

что мне внезапно пришло в голову, чемэто будет для моих родителей, а

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.