WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 52 |

возбуждается его собственно психологическаяэмоциональность-она возбуждается

особой (но не единственной в своем роде) психическойорганизацией партнера,

скажем, какими-то конкретными чертами его характера. Итак,чисто сексуальное

отношение направлено на физическую сущностьпартнера и не способно идти

дальше этого уровня. Эротическоеотношение, "отношение увлеченности",

направлено не только на физическую сущность, но оно всееще не проникает в

сердце другого человека. Это делается толькона третьем возможном уровне

отношений: на уровне самой любви. Любовь (в самом узкомсмысле этого слова)

представляет конечную стадию эротического отношения (всамом широком смысле

этого слова), так как только она проникаетнаиболее глубоко в личностную

структуру партнера. Любовь представляет собой вступлениево взаимоотношения

с другим человеком как с духовным существом.Духовная близость партнеров

является наивысшей достижимой формойпартнерства. Тому, кто любит, уже

недостаточно больше длявозбуждения соответствующего физическогоили

эмоционального состояния - его по-настоящемузатрагивает только духовная

близость партнера.Любовь таким образом являетсявхождением в

непосредственные отношения с личностьюлюбимого, с его своеобразием и

неповторимостью.

Духовное ядроявляется носителем техпсихических и телесных

характеристик, которые привлекают эротическии сексуально расположенного

человека; духовное ядро-это то,что лежит в основе тех физическихи

психических внешних проявлений; это то, чтопроявляется в этих "внешних

проявлениях". Телесные ипсихические черты личности-это, таксказать,

внешние "одежды", которые "носит"ее духовная суть. Хотя сексуально

расположенный или увлеченный человек чувствуетпривлекательность физических

характеристик и психических черт партнера-тоесть того, что этот другой

человек "имеет",-любящий любит любимого самого: не что-тотакое, что "имеет"

любимый, а то, чем является он сам. Взгляд того, ктолюбит, проникает через

физическое и психическое "одеяние"духовного ядра, проникает до самой

сердцевины другого существа. Его уже больше неинтересует обольстительный

физический "тип" или привлекательный темперамент;его интересует человек,

партнер как единственный в своем роде, незаменимый и несравнимый ни с кем.

Тенденции, с которыми мы встречаемся в"увлеченности"-которая, как мы уже

заметили, не носитстрого сексуального характера,-былиназваны в

психоанализе тенденциями "зацикливания". Терминисключительно удачный,-хотя

как раз в смысле, противоположном тому, чтоподразумевается в психоанализе.

Психоаналитики считают эти тенденции "тенденциямизацикливания", поскольку,

согласно их теории, любая цель, порожденнаяинстинктами, носит сексуальный

характер. На наш взгляд, эти тенденции "зациклены"(ограничены) в совершенно

ином смысле: они резко ограничиваютвозможность перехода к новой, более

высокой форме отношения- кистинной любви, они лишаютвозможности

проникновения в следующий, более глубокий слойличности партнера, в его

духовную сущность. Тот, ктолюбит, стремится постичь своеобразиеи

неповторимость духовного ядра своего партнера;это можно объяснить даже

тому, чьи идеи основываются на простом эмпиризме. Давайтепопросим скептика

представить себе, что та, кого он любит, потерянадля него навсегда: она

либо умерла, либо уехала.Затем ему предлагают двойникалюбимого

существа-человека, который телом и темпераментом всовершенстве напоминает

ее. Теперь мы задаем вопрос этому скептику, можетли он переключить свою

любовь на эту другую женщину,-и ему придетсяпризнать, что он не сможет

этого сделать. Такой "перенос" истинной любви немыслим.Потому что тот, кто

любит по-настоящему, меньше всего задумываетсяо каких-то психических и

физических характеристиках любимой, он задумывается не окакой-то черте ее

характера, а о том, чем онаявляется в своей неповторимости. Икак

неповторимая личность, она не может быть замененаникаким двойником, каким

бы совершенным ни был этот "дубликат". Но тот, ктопросто сильно увлечен,

мог бы, вероятно, найтикакого-нибудь двойника для своих целей.Его

привязанности без труда могли бы быть перенесены надвойника. Потому что его

чувства связаны только с темпераментомпартнера, а не с его духовной

сущностью.

Духовное ядро как объект истинной любвинезаменимо для того, кто любит

по-настоящему, потому что оно (ядро) неповторимои своеобразно. Из этого

следует, что настоящаялюбовь является своимсобственным гарантом

постоянства. Потому что физическоесостояние проходит и психологическое

состояние не постоянно. Сексуальноевозбуждение носит только временный

характер; сексуальное побуждение исчезает мгновенно послеудовлетворения. И

сильное увлечение тоже редкопродолжается долго. Но духовныйакт,

посредством которого человекпонимает духовное ядро другого человека,

является действующим раз и навсегда. Такимобразом, настоящая любовь как

духовная связь с другим существом,как созерцание другой своеобразной

сущности не носит того преходящегохарактера, который свойствен чисто

временным состояниямфизической сексуальностии психологической

чувственности. Любовь-нечто большее, чем эмоциональноесостояние; любовь-это

интенциональный акт, который направлен насущность другой личности. Эта

сущность в конечном счете не зависит от существования;"эссенция" не зависит

от "экзистенции", и, посколькуона имеет эту свободу,она имеет

превосходство над "экзистенцией".Вот почему любовь переживает смерть

любимого человека; в этом смыслемы понимаем, почему любовь "сильнее"

смерти. Существование любимогоможет быть прекращено смертью, но его

сущность не может быть затронута смертью. Его неповторимаясущность, как и

все истинные сущности, являетсячем-то безвременным и, таким образом,

бессмертным. Сама "мысль" о человеке-а это как раз то,что видит любящий,-

относится к области, не имеющейпараметра времени. Действительно, эти

соображения восходят еще к схоластике и философииПлатона. Но давайте не

будем думать, что они поэтому далеки от простогоэмпиризма, который, и мы

должны признать это, имеетсвою интеллектуальную обоснованностьи

достоинство. Например, намизвестен следующий рассказ бывшегоузника

концентрационного лагеря.

"Все мы в лагере, и я, и мои товарищи, былиуверены, что никакое счастье

на земле никогда в будущем не можеткомпенсировать то, что нам пришлось

вынести во время нашегозаключения. Если бы мы подводилиитог, то

единственное, что нам осталось бы делать,- это броситьсяна проволоку (под

током), то есть покончить с собой. Те, кто этого несделал, поступили так

только из глубокого чувства какого-нибудь обязательства.Что касается меня,

то я считал своим долгом перед матерью остатьсяв живых. Мы любили друг

друга больше всего на свете. Поэтому моя жизнь имеласмысл, несмотря ни на

что. Но я должен был рассчитывать на то, что каждыйдень я мог умереть в

любую минуту. И поэтому моя смерть тоже должна былаиметь какой-то смысл,

так же как и все страдания, которые мнепредстояло перенести, прежде чем

наступит смерть. Итак, я заключил соглашение с Небесами:если мне придется

умереть, тогда пусть моя смерть спасет жизнь моей матери,и что бы мне ни

пришлось выстрадать до момента смерти-этобудет расплата за приятную и

легкую смерть матери, когда наступит ее час. Моемученическое существование

можно было вынести только в виде такой жертвы. Ямог прожить свою жизнь,

если только она имела смысл, но я такжехотел вынести свои страдания и

умереть своей смертью, если только и страдания, и смертьтакже имели смысл".

Далее заключенный рассказывает, что всякийраз, когда позволяли время и

обстановка в лагере, он размышлял о внутреннем мире своейматери. Мы могли

бы выразить это так: в то время как в его действительнойситуации невозможно

было реализовать созидательныеценности, ему открылось все богатство

преданной любви, с любовью думая оматери, он выполнял свою жизненную

"миссию", реализуя "ценностипереживания". Продолжение егорассказа

необычайно поражает нас.

"Но я не знал, жива ли все еще моя мать. Всевремя, пока я находился в

лагере, мы не имели никаких сведений друго друге. Затем внезапно меня

осенила мысль, что, когда, как я часто это делал, я велвоображаемые диалоги

с матерью, тот факт, что я даже не знал,жива ли она, едва ли являлся

помехой для меня!"

То есть этот человек так и незнал, существует ли физически человек,

которого он так любит, и тем не менее это так мало влиялона его чувства к

матери, что он совершенно случайно столкнулся свопросом: "Жива ли она"

Причем это не явилось длянего камнем преткновения. Любовь такмало

направлена на тело любимого, что она легко может пережитьего смерть, может

существовать в сердце того, кто любит, до тех пор,пока не умрет он сам.

Тому, кто по-настоящему любит, смертьлюбимого существа всегда кажется

непостижимой, так же как "непостижима" для него иего собственная смерть.

Ведь хорошо известно, что никто не можетполностью осознать факт своей

собственной смерти, что это в корне так же непостижимо,как и тот факт, что

нас не было до рождения. Всякий, кто на самом деле веритили утверждает, что

он может постичь смерть человека, обманывает сам себя.Потому что то, во что

он хотел нас заставить поверить, непостижимо,а именно: что человеческое

существо устраняется из мира простопотому, что его организм, который

является его средством передвижения, стал трупом. Когдаисчезает физическая

внешность, неверно говорить, что личность самабольше уже не существует.

Самое большее, что мы можем сказать,-это то, что она(личность) уже больше

не проявляется, потому что проявлениетребует физических форм выражения

(речь и т.д.). Таким образом, мы еще раз видим,почему и в каком смысле

истинная любовь не зависит от физического присутствиячеловека. Все это не

означает, конечно, что любовь не имеет желания "воплотить"себя. Но она в

такой степени независима от тела, что не нуждается в этомтеле. Даже в любви

между людьми разного пола тело, то естьсексуальный элемент, не является

первичным; оно только средствосамовыражения. Любовь как таковая может

существовать без него. Там, где сексуальность возможна,любовь будет желать

и стремиться к ней; но там, где требуется отказ от нее,любовь не охладеет и

не умрет.

Тело человека выражает его характер, а егохарактер выражает человека как

духовное существо. Дух стремится к выражению и требуетвыражения в теле и в

психике. Таким образом, телесное проявлениелюбимого человека становится

символом для того, кто любит, простым символом чего-то,что проявляется во

внешнем виде, но не полностью содержится в нем.Настоящая любовь сама по

себе и для себя не нуждается в теле ни длявозбуждения, ни для свершения,

хотя она использует тело и для того, и для другого.Возбуждение в человеке

со здоровыми инстинктами стимулируется телом партнера,хотя его любовь не

направлена на него. В то время как "мелкий"человек видит только внешний

облик партнера и не может постичь егоглубины, "более глубокий" человек

рассматривает самуповерхность как проявлениеглубин, не как

основополагающее или решающее проявление, но какзначимое. В этом смысле

любовь "использует" тело длявозбуждения. Мы уже говорили, чтолюбовь

"использует" также тело и дляисполнения. Потому что физически зрелые

любовники в итоге неминуемо придут к физическойсвязи. Но для того, кто

любит по-настоящему, физическая, сексуальная связьостается формой выражения

духовной связи, которой на самом деле являетсяего любовь; и как форма

выражения именно любовь, духовный акт, придает ейчеловеческое достоинство.

Поэтому мы можем сказать, что кактело для того, кто любит, является

выражением духовной сути партнера, так и сексуальный актявляется для него

выражением духовного единения.

Физическая внешность человека тогда имеетмало общего с тем, за что его

любят. Его действительные физические черты ичерты характера приобретают

свое эротическое (чувственное) значение благодаря самойлюбви; именно любовь

и делает эти характерные черты "привлекательными". По этойпричине мы должны

сдержанно и критически относиться к использованиюкосметики. Потому что даже

недостатки являются существенной частью личности. Внешниечерты воздействуют

на того, кто любит, не сами посебе, а как часть любимого человека.

Пациентка, например, рассматривалавопрос о пластической операции по

исправлению некрасивой груди, надеясь тем самымгарантировать любовь мужа.

Она посоветовалась со своим врачом. Докторвысказался против операции; он

заметил, что, поскольку муж любит ее, он любитее тело таким, какое оно

есть. Вечернее платье, отметил врач, воздействует намужчину не "само по

себе"; он считает его красивым только тогда, когда онона женщине, которую

он любит. И наконец, женщина спросиламнение мужа. И он заметил, что

результат операции вызовет у него беспокойство, онневольно будет думать:

"Так или иначе, а это уже не совсем моя жена".

Психологически, конечно, можнопонять, что непривлекательный человек

будет мучительно и искусственно добиваться того, чтоприходит так легко к

привлекательному человеку. Некрасивый человек будетпереоценивать любовную

жизнь-и чем меньше радости он имеет в своей собственнойжизни, тем больше он

преувеличивает ее значение. В действительностилюбовь-это только один из

возможных способов наполнить жизнь смыслом, и дажене лучший способ. Наше

существование пришло бы к печальному концу и нашажизнь была бы поистине

бедна, если бы ее смысл зависел только от того, испыталимы или нет счастье

в любви. Жизнь бесконечно богата возможностямиреализовать ценности. Нам

нужно только помнить о важностиреализации созидательных ценностей. Но

человек, который не любит и которого не любят, можеторганизовать свою жизнь

так, что она будет полнавысоким смыслом. Единственный вопрос здесь

заключается в том, действительно ли отсутствиелюбви -это судьба, а не

невротически обусловленное явление, в котором человекдолжен винить только

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.