WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 52 |

Однако радость может сделать жизньосмысленной, только если она сама

имеет смысл. Смысл радостине может заключаться в нейсамой. В

действительности этот смысл лежит за еепределами-поскольку радость всегда

направлена на какой-нибудь объект. Шелер убедительнопоказал, что радость

является направленной эмоцией-в отличие от простоудовольствия, которое он

считает ненаправленной эмоцией и относит кклассу так называемых "эмоций

состояния". Удовольствие, таким образом,-это эмоциональноесостояние. Здесь

мы снова возвращаемся к Эрвину Штраусу и егопредставлениям о "сиюминутном"

модусе жизни. В этом модусечеловек остается в условномсостоянии

удовольствия (скажем, в опьянении), не достигая мирапредметов, который в

этом случае выступал бы миром ценностей. Индивидощущает истинную радость

только тогда, когда эмоции выступают как ценности. Этимобъясняется, почему

радость никогда не может бытьсамоцелью-радость саму по себе невозможно

преследовать как цель. Как удачно эта мысль выраженав максиме Кьеркегора:

"Дверь к счастью открывается наружу". И тот, кто, пытаясьоткрыть эту дверь,

толкает ее вперед, только ещеплотнее закрывает ее! Человек, который

отчаянно рвется к ощущению счастья, такимобразом, отрезает себе к нему

дорогу. В конце концов оказывается, что никакое стремлениек счастью само по

себе не может быть ни основным принципом, нипредельной целью человеческой

жизни.

Ценность, на которую направлено действие,трансцендентна по отношению к

самому этому действию. Она выходит за его рамки,подобно тому как предмет

познавательного действия находится за пределами данногокогнитивного акта (в

узком смысле этого слова).Из феноменологии хорошоизвестно, что

надситуативные качества предмета намеренного действиявсегда присутствуют в

содержании этого действия. Если я вижу горящую лампу, фактее существования

в пространстве и во времениесть нечто данное, независимое отмоего

восприятия, даже если я закрою глаза или повернусь кэтой лампе спиной. В

моем восприятии предмета как чего-то реальносуществующего подразумевается,

что я признаю его реальность независимо от моего иличьего-либо восприятия.

То же самое верно и в отношении предметов ценностноговосприятия. Как только

я постигаю какую-либо ценность, я автоматическиосознаю, что эта ценность

существует сама по себе, независимо от того, принимаю я ееили нет.

Рассмотрим конкретный пример. Предположим,некто замечает, что кажущаяся

эстетическая привлекательность его эротического партнерасуществует для него

только до тех пор, пока он находится в состояниисексуального возбуждения.

Он обнаруживает, что по мере ослабления этого чувстваэстетические ценности

и видимая красота как-тоисчезают. Из этого он делаетвывод, что

привлекательности его партнеракак таковой в действительностине

существует-она является просторезультатом искаженного чувственностью

восприятия; что она поэтому представляет собойне объективную, а скорее

относительную ценность, которая зависитот специфического состояния его

организма и подчиняется его собственным внутренниминстинктам.

Но такой выводнесправедлив. Определенное субъективноесостояние,

несомненно, является необходимым условиемдля того, чтобы те или иные

ценности стали в принципе видимыми; несомненно, чтобыосознать эти ценности,

человеку требуется, как вописанном выше случае, особая специфическая

чувствительность. Но это ни вкоей мере не опровергает объективность

ценностей, а скорее подразумевает их. Какэтические, так и эстетические

ценности подобны предметам восприятия-в том смысле,что для их постижения

требуются соответствующие действия;и в то же время этидействия

обнаруживают несводимость всех этих предметов к темдействиям, которыми они

выявлены, что и подтверждаетих объективность. Все это, однако,не

противоречит уже отмеченномуфакту, что наши ценности, равно каки

мировоззренческая позиция, позволяют нам видеть вкаждом конкретном случае

лишь фрагмент реальности. Другими словами, то,что мы видим, ограничено

нашим собственным индивидуальным углом зрения.Возможно, мы недооцениваем

всеобщность закономерности, согласно которойчеловеческая ответственность

проявляется только в конкретнойжизненной задаче. Объективные ценности

становятся конкретными обязанностями,"отливаются" в форму ежедневных

требований и индивидуально-личныхжизненных задач. Ценности, лежащие в

основе этих задач, могут быть достигнуты, очевидно, толькочерез их решение.

Вполне возможно, что каждое конкретноеобязательство является некоторой

частью чего-то целого, никогда не видимогодля индивида, который всегда

ограничен углом зрения своих каждодневныхобязательств.

Каждая человеческая личность представляетсобой нечто уникальное, каждая

жизненная ситуация возникает лишь однажды. Конкретнаязадача любого человека

всегда связана с его уникальностью и неповторимостью.Таким образом, в любой

заданный момент каждый может иметьлишь одну-единственную задачу. Мир

ценностей поэтому видится под углом зрения отдельнойличности, а для каждой

данной ситуациисуществует один-единственныйподходящий взгляд.

Соответственно абсолютно верноепредставление о чем-либо существует не

вопреки относительности индивидуальных точек зрения, аблагодаря им.

Мы предприняли поэтому попыткупротивопоставить скептицизму, который так

часто выражают наши пациенты,контраргументы, необходимые для смягчения

остроты нравственного нигилизма.Но нередко, помимо этого, становится

необходимым раскрывать все богатство мира ценностей,пояснять, сколь широки

его границы. Ведь несмотря на нашу концепцию особойжизненной задачи, люди

должны быть готовы к переменам. Иногдаслучается так, что какая-нибудь

задача никак не дается человеку, в то времякак в качестве альтернативы

появляется другая, со своимспецифическим множеством ценностей. Человек

должен вырабатывать в себе гибкость, чтобы суметьпереключиться на другую

ценностную группу, если она, итолько она, способна предоставить ему

возможность реализации ценностей.Жизнь требует от человека духовной

гибкости, с тем чтобы онмог регулировать свои усилия сообразнос

возможностями, которые она ему предоставляет.

Как часто кто-нибудь из наших пациентовсетует на свою жизнь, которая, по

его словам, бессмысленна, коль скоро егодеятельность не имеет никакой

высокой цели. Именно здесьмы должны спорить с ним, показывая,что

положение, занимаемое человеком, его профессия абсолютноничего не значат.

Решающим является то, как он работает, соответствует ли онместу, на котором

оказался. Не имеет значения радиус его деятельности, важнолишь, справляется

ли он с кругом своих обязанностей.Обыкновенный человек, действительно

справляющийся с конкретными задачами, которые ставит передним его положение

в обществе и в семье, несмотря на свою "маленькую" жизнь,более "велик", чем

"великий" государственный деятель, который способенвершить судьбы миллионов

росчерком пера, но чьибезнравственные решения могут нести всебе

непоправимое зло. Любой беспристрастный судья оценит такую"маленькую" жизнь

выше, чем, к примеру, существование хирурга, которомувверены жизни многих и

многих больных, но который делает свое в высшей степенинелегкое дело слабо,

отдавая при этом себе отчет в той огромнойответственности, что на него

возложена.

Ценности, которые реализуются впродуктивных творческих действиях, мы

будем называть "созидательными". Помимо созидательных,существуют ценности,

реализуемые в переживаниях,-это "ценностипереживания". Они проявляются в

нашей чувствительности к явлениям окружающегомира-например, в благоговении

перед красотой природы или произведений искусства. Нельзянедооценивать всей

полноты смысла, которую приобретает наша жизньблагодаря этим ценностям.

Наивысший смысл каждогоданного момента человеческогосуществования

определяется просто интенсивностью его переживания и независит от какого бы

то ни было действия. Для тех, кто сомневается вэтом, рассмотрим следующую

ситуацию. Представьте себе истинного ценителя музыки,сидящего в концертном

зале и поглощенного благородным звучанием любимойсимфонии. Он охвачен таким

же эмоциональным трепетом, какойиспытываем мы перед лицом чистейшей

красоты. Попробуем теперь спросить его в этот самыймомент, имеет ли смысл

его жизнь. И он обязательно ответит, что действительностоило жить- хотя бы

ради того, чтобы испытать подобныймомент духовного экстаза. Ибо даже

несмотря на то, что речь идет об одном-единственноммоменте, величие жизни

может быть измерено величием момента: ведь высота горнойгряды определяется

не высотой какой-нибудь долины, а величинойвысочайшей вершины. Так же и

жизненные пики определяют осмысленность всейжизни, и единичное событие

может задним числом наполнить смыслом предшествующеесуществование. Спросите

альпиниста, наблюдавшего горный закат и ощутившегоэто великолепие природы

до "мурашек по коже",-спросите его, сможет лион когда-нибудь после этих

переживаний ощутить такую полноту и осмысленность своейжизни...

Можно также определить и третьювозможную категорию ценностей-поскольку

жизнь остается в основе своейосмысленной, даже когда она бесплоднав

созидательном смысле и небогата переживаниями. Этатретья группа ценностей

заключается в отношении человека кфакторам, ограничивающим его жизнь.

Именно реакция человека на ограничения его возможностейоткрывает для него

принципиально новый тип ценностей,которые относятся к разряду высших

ценностей. Таким образом, даже очевидно скудноесуществование-существование,

бедное в отношении и созидательных ценностей, иценностей переживания,-все

же оставляет человеку последнюю и вдействительности высшую возможность

реализации ценностей. Ценностиподобного рода мы назовем "ценностями

отношения". Ибо действительно значимым является отношениечеловека к судьбе,

выпавшей на его долю. Другими словами, человек,сталкиваясь со своей судьбой

и вынужденный ее принимать, все же имеет возможностьреализовывать ценности

отношения. То, как он принимает тяготы жизни,как несет свой крест, то

мужество, что он проявляет в страданиях, достоинство,которое он выказывает,

будучи приговорен и обречен,-все этоявляется мерой того, насколько он

состоялся как человек.

Как только список категорий ценностейпополняется ценностями отношения,

становится очевидным, что человеческое существование посути своей никогда

не может быть бессмысленным.Жизнь человека полна смысла досамого

конца---до самого его последнеговздоха. И пока сознание не покинуло

человека, он постояннообязан реализовывать ценностии нести

ответственность. Он в ответе за реализацию ценностейдо последнего момента

своего существования. И пусть возможностей для этого унего немного-ценности

отношения остаются всегда доступными для него.

Таким образом, и в нравственной сфереподтверждается тезис, который мы

выдвинули вначале, о том, что быть человеком - это значитбыть сознательным

и ответственным.

Каждый раз жизнь предоставляет человекувозможность реализовать ценности

то одной, то другой группы. То она требует от насреализации созидательных

ценностей, то мы ощущаем необходимостьобратиться к категории ценностей

переживания. В отдельные моменты жизнь призывает насобогатить собственными

действиями этот мир, в другое же времямы обогащаем переживаниями самих

себя. Для выполнения своего предназначения человекто должен действовать,

то-предаваться очарованию переживаемого. Испытыватьрадость может быть также

"обязанностью" человека. В этом смысле можнообвинить в пренебрежительном

отношении к своим обязанностям человека,который, сидя в трамвае, имеет

возможность созерцать великолепие заката иливдыхать благоухание цветущих

акаций, а вместо этого продолжает, не отрываясь, читатьгазету.

Один умирающий, о последних событиях жизникоторого мы расскажем ниже,

последовательно и драматично реализовывал все трикатегории ценностей. Этот

молодой человек лежал в больнице с диагнозомнеоперабельной опухоли спинного

мозга. Ему уже давно пришлось оставить свою профессию, онбыл парализован и

не мог работать. Таким образом, унего совсем не осталось возможности

реализовывать созидательные ценности. Но даже в такомтяжелом состоянии ему

доступен был мир ценностей переживания.Он проводил время в оживленных

разговорах с другими больными-развлекая, подбадривая,утешая их. Он читал

хорошие книги и в особенности любил слушать по радиохорошую музыку. Однако

наступил день, когда он уже не смог переноситьнатиска звука в наушниках,

полностью парализованные руки уже совсем не держали книги.Настал новый этап

его жизни; и если ранее от созидательных ценностей он былвынужден перейти к

реализации ценностей переживания,теперь он должен был отступить еще

дальше-ему оставались доступнымилишь ценности отношения. Иначеего

поведение и не охарактеризуешь-ведь теперь он принял насебя роль советчика,

наставника больных, находящихсярядом, изо всех сил старалсясвоим

поведением быть для них примером. Он мужественнопереносил свои страдания.

За сутки до смерти-а он предвиделдень своей смерти - он узнал,что

дежурному врачу было назначено сделать ему ночью инъекциюморфия. И что же

сделал этот больной Когда врач после обеда обходилбольных, молодой человек

попросил его сделать этот укол вечером- чтобы из-за негодоктор не прерывал

своего ночного отдыха.

Разве не должны мы спроситьсебя, имеем ли мы вообще праволишать

неизлечимо больного возможности"умереть своей смертью", возможности

наполнить смыслом свое существование до самогопоследнего мгновения, даже

если единственно доступнойбольному остается лишь областьреализации

ценностей отношения: единственное, что всилах страдающего,-это изменить

свое отношение к собственным страданиям, когда онидостигнут своей высшей

точки и завершатся То, как он умирает - коль скоро ондействительно умирает

собственной смертью,-является неотъемлемой составляющейего жизни; это как

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.