WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 52 |

"неотрефлектированной" духовности. Но все же мыподразумеваем нечто большее:

мы подразумеваем также "нерефлектируемая" (ведьчеловеческая духовность не

просто неосознанна, а неизбежнобессознательна).

Действительно, дух оказываетсянерефлектирующим сам себя, так как его

ослепляет любое самонаблюдение, пытающееся схватить его вего зарождении, в

его источнике. В моей книге"Подсознательный бог" я привел следующее

сравнение: у самого основания сетчатки, вместе входа в глазное яблоко

зрительного нерва, находится так называемоеслепое пятно этой сетчатки.

Однако напрашивается и другое сравнение: такое пятно,слепое к любой попытке

увидеть себя, можно создать, еслипопытаться заглянуть себе в глаза,

направив в них свет с помощью зеркала,-в тот же момент выослепнете. Кстати,

сетчатка генетически является частью мозга, а мозг-органощущения боли--сам

не обладает ни малейшей чувствительностью к боли. Ещеодной аналогией служит

личность-центр духовных актов, по Максу Шелеру, исоответственно центр всего

сознания, который сам не может быть, однако,осознан.

С помощью телескопа можнонаблюдать все планеты Солнечной системыс

единственным исключением: нельзянаблюдать планету Земля. Аналогичным

образом обстоит дело с любымчеловеческим познанием: любое познание,

поскольку оно осуществляется человеком, привязано к точкеопоры. Но там, где

находится эта точка опоры, не можетнаходиться предмет, поэтому субъект

никогда не может окончательно стать своим собственнымобъектом.

Полная саморефлексия, однако, не тольконевозможна, но и не требуется,

ведь в задачу духа не входит наблюдать иотражать самого себя. Сущность

человека включает в себя его направленность вовне, начто-то или на кого-то,

на дело или на человека, на идею или наличность! И лишь поскольку мы

интенциональны, постольку мы и экзистенциальны; лишьв той мере, в какой

человек духовно соприсутствует чему-тоили кому-то, духовной или иной

сущности, лишь в меру такогосоприсутствия человек соприсутствует себе.

Человек не для того здесь, чтобы наблюдать и отражатьсамого себя; он здесь

для того, чтобы предоставлять себя, поступатьсясобой, чтобы, познавая и

любя, отдавать себя.

Личность раскрывается всвоей биографии, она открывает себя,свое

"так-бытие", свою уникальную сущность толькобиографическому объяснению, не

поддаваясь прямому анализу. В конечном счете биография-этоне что иное, как

объяснение личности во времени. В этом смыслесамо собой разумеется, что

любым биографическим данным и даже любой деталииз истории жизни присуща

биографическая ценность иблагодаря этому одновременно иличная

экспрессивная ценность (однако лишьдо определенной степени и лишь в

определенных границах). Ограниченностьэта соответствует обусловленности

человека, который обладает лишь факультативнойбезусловностью, фактически же

он обусловлен. Хотя он является духовным посвоей сущности существом, он

остается при этом конечным существом. Из этого вытекает, вчастности, и то,

что духовная личность не можетосуществлять себя, минуя обусловленность

психофизической организации. Через психофизические слоиличность не может ни

постоянно проявляться, ни постоянно реализовываться.Во всяком случае, не

может быть и речи о том, что психофизическаяорганизация и соответственно

все болезненные явления в нейрепрезентируют духовную личность, которая

стоит за ними и как-то ими управляет; ведьэто невозможно ни при каких

условиях и ни при каких обстоятельствах. Так как духовнаяличность тем самым

не при всяких условияхможет реализовать себя вдействии через

психофизическую организацию, по тем же причинам она непри всяких условиях

позволяет себя увидеть через эту организацию; именнопотому, что эта среда

инертна, она одновременно непрозрачна. Есличеловеческий организм-и не в

последнюю очередь при заболеваниях-представляетсобой зеркало, в котором

отражается личность, то это зеркало не лишено пятен.Другими словами: не все

пятна на нем следует относить за счет личности,которая в нем отражается.

Тело человека отнюдь не является точным зеркальнымотражением его духа. Это

было бы верно лишь для "просветленного"тела; лишь "просветленное" тело

репрезентирует духовную личность, тело же"падшего" человека представляет

собой разбитое и поэтомуискажающее зеркало. Никоим образом телесное

нездоровье нельзя приписыватьнездоровому духу, то есть выводитьиз

душевного нездоровья. Не каждая болезнь имеет ноогенноепроисхождение; тот,

кто утверждает иное, является спиритуалистом или-соответственно в том, что

касается телесных недугов,- ноосоматиком. Человек не можетосуществить все,

что он хочет как духовная личность, посредствомсебя как психофизического

организма. Пока мы будем это осознавать,мы-перед лицом этой Impotentia

oboedientialis-сумеем уберечься от того, чтобыинкриминировать любую болезнь

тела несостоятельности духа. Конечно, любаяболезнь имеет свой "смысл",

однако настоящий смысл болезнизаключен не в факте заболевания, ав

особенностях страдания. Таким образом, болезнь должнаприобретать смысл, и

это происходит лишь тогда, когдастрадающий человек, Homo patiens, в

подлинном и бесстрашном страдании несущий своюучасть, осуществляет этим

смысл неотделимого от его судьбы страдания (встолкновении его самого как

духовной личности и болезни как пораженияпсихофизического организма). В

этом столкновении с участью больного, всвоем отношении к этой участи

пораженный болезнью человек осуществляет некоторый-нет,глубочайший!-смысл и

реализует некоторую-нет, высшую!-ценность. Болезнь имеетсмысл как сама по

себе, так и смысл для меня, однакосмысл, который она имеет сама по

себе,-это сверхсмысл, который выходит за пределывозможностей человеческого

постижения смысла. Тем самым он находится по ту сторонуграницы узаконенной

психотерапевтической проблематики.Пересечение этой границычревато

затруднительным положением, в которое попадаетздесь врач, например как

человек, который на вопрос своего ребенка,почему бог есть любовь, дал

казуистический ответ: "Он избавил тебя от кори", но несмог ничего ответить

на возражение ребенка: "Да, но ведь сначала он послал мнекорь!"

Бессилие человеческогодуха при психозе заключаетсяв том и

соответственно ограничивается тем, что этот дух, равно каки его отношение к

психозу, не получает своего выражения,заключается ли это отношение в

сопротивлении болезни или в примирении с ней. Этуневозможность проявления

мы не должны, однако,смешивать с невозможностью самогоотношения.

Возможность последнегосохраняется и то идело претворяется в

действительность благодаря тому, что мы называемупрямством духа. Не кто

иной, как нейропсихиатр является знатокомзакономерностей психофизической

обусловленности духовной личности,однако именно он становится также

свидетелем ее упрямства.

Человеческий дух обусловлен-не менее, но и неболее того. Тело ни на что

не влияет, оно лишь обусловливает, но эта обусловленностьчеловеческого духа

не в последнюю очередь состоит в привязанностичеловеческого духа к его

телу. Так называемые внеличностныемеханизмы (В. Е. фон Гебзаттель)

локализованы не в сфере духовного,а в психофизическом (в зависимости

человеческого духа от сохранности инструментальной иэкспрессивной функции

его психофизического организма). Эта двойнаяфункция, на которой целиком

зиждется способность духовной личности действовать ипроявлять себя вовне,

может быть нарушена; однако духовная личность вследствиеэтого еще долго не

претерпевает разрушения. Если на основаниинеспособности духовной личности

выразить себя и свое отношение к психозу сделатьвывод о ее неспособности

вообще противостоять психозу, то этот вывод будетложным. Так или иначе,

пусть это отношение весьма дискретно и скрыто от нашихглаз, оно от этого не

исчезает, просто человек несет и терпит свои страданиямолча.

При этом, как и прежде, само собойразумеется, что хорошо функционирующий

психофизический организм является условием развитиячеловеческой духовности.

Важно лишь не забыть, что психофизическое, как бы оно ниобусловливало такую

духовность, не может на что-либовоздействовать, не может породить эту

духовность, что биос не влияет на логос, так же как фюзисили сома на психе,

а лишь обусловливает его [3, с. 39]. Кроме того,нельзя упустить из виду,

что поражающему воздействию типапсихотического заболевания подвергается

всегда только лишь психофизический организм, ведьличность, будучи духовной,

находится вне здоровья и болезни. Все же нарушениепсихофизической функции

сказывается в том, чтостоящая за психофизическим организмоми в

определенном смысле над ним духовная личностьне может получить внешнее

проявление, выразить себя вовне. Психоз означает дляличности именно это-не

больше и не меньше.

Пока я не могу обнаружить в человеке духовнуюличность в связи с тем, что

в условиях психоза оназабаррикадирована и скрыта от моих глаз,я,

естественно, не могу и терапевтически на неевоздействовать, и мое обращение

должно потерпеть неудачу. Отсюда следует, чтологоте-рапевтический подход

годится при психозах лишь легкой и средней клиническойтяжести (см. [4]).

Логотерапия при психозах (логотерапиипсихозов не существует) является, в

сущности, терапией здоровых, а именносохранением у больного установки

здорового человека в противовес установкезаболевшего; ведь здоровый не

может заболеть, а больной не может быть вылечен спомощью психотерапии (не

только логотерапии!), а доступен лишьсоматотерапии.

Итак, оказывается, что судьба, именуемаяпсихозом, уже сложилась, ведь

личность всегда принимает в ней участие, личностьвсегда в этом замешана,

она оказывает воздействие на развитиепроявлений болезни. Ведь болезнь

случается с человеком. Животноебы обязательно впало вболезненную

аффективность и неизбежнодействовало бы под влияниемболезненной

импульсивности. Лишь человек может противостоятьвсему этому. И обратите

внимание: он всегда этому противостоял, однако не отдаваясебе ни в малейшей

степени сколько-нибудь сознательного отчета в том, что жепроисходит. Одним

словом, столкновение человеческого вбольном и болезненного в человеке

протекает помимо рефлексии,в имплицитной форме. Этомолчаливое

столкновение.

Эту имплицитнуюпатопластику не следуетсмешивать с расхожим

утверждением, что бредпредставляет собой психическуюреакцию на

соматический процесс. Ведь у нас речь идет не опсихических реакциях, а о

духовных актах, а именно личностной установке по отношениюк психозу.

Выявить впсихозе личностное и датьему проявиться задача

экзистенциального анализа. Этот анализ стремитсясквозь клинический случай

разглядеть человека, раздвинуть рамки картины болезнидо картины человека.

Ведь картина болезни-это лишь шарж, тень собственночеловека, его простая

проекция на уровеньклинических проявлений, проекцияиз измерения

человеческого бытия, которое расположено по ту сторонуневроза и психоза, и

в этом метаклиническом пространствеэкзистенциальный анализ прослеживает

феномены и симптомы невротическихи психотических заболеваний. В этом

пространстве он обнаруживает невредимую и неуязвимуючеловечность. Если бы

обстояло иначе, то не стоило быбыть психиатром ни ради испорченного

"психического механизма", ни ради разрушенного душевного"аппарата", ни ради

сломанной машины,--лишь ради человеческого в больном,которое скрывается за

всем этим, и ради духовного в человеке, котороевозвышается над всем этим,

стоит быть психиатром. Экзистенциальный анализраспространяется на человека

во всейего целостности,которая носитне только

психофизически-организмический, но и духовно-личностныйхарактер. И он был

бы настоящей глубинной психологией, поскольку онопускается не только до

бессознательных влечений, но и до духовногобессознательного. Или же мы

можем, наоборот, рассматривать духовное в человеке каквысшее измерение, в

противоположность психофизическомууровню. И тогда мы согласимся, что

экзистенциальный анализ естьнечто противоположное такназываемой

(называющей себя так) глубинной психологии.Глубинная психология забывает,

что ее противоположностью является не поверхностная, авершинная психология.

Мы, впрочем, не настолько "высоко"мерны,пользуясь этим выражением. Оно

применимо к любой психологии, котораяв своем клиническом практическом

приложении не забывает за соматическими психическим в человеке также

духовное в нем и стремится быть психотерапией духа и вэтом смысле знает о

существовании духовного измерения-высшегоизмерения человеческого бытия.

Глубинная психология в чести,но "лишь вершина человека-это человек"

(Парацельс).

Сегодняшний человек, однако, духовнопресыщен, и это духовное пресыщение

составляет сущность современного нигилизма.

С духовным пресыщением борется коллективнаяпсихотерапия. Фрейд однажды

сказал, что человечеству было известно,что оно обладает духом, а ему

пришлось показать человечеству, что у него естьвлечения. Однако сегодня,

по-видимому, дело скорее опять втом, чтобы придать человеку мужество

духовно жить, чтобы напомнить ему, что у негоесть дух, что он духовное

существо. И психотерапия, особеннопринимая во внимание коллективные

неврозы, должна сама об этом помнить!

2. Свобода

Наше знание о себеговорит нам: мы свободны. Это знаниео себе,

очевидность этого фундаментального факта нашей свободы,может, однако, быть

затуманено. Его,например, может затемнитьпсихология в своем

естественнонаучном варианте: она не знает никакой свободы,ей нельзя о ней

знать, как, скажем, физиологиинепозволительно признавать или хотя бы

замечать нечто вроде свободы воли.Психофизиология заканчивается по эту

сторовне влечений. Напротив, как уже было выяснено,влечения всегда, прежде

чем проявиться, как бы пересекают зону свободы;вместе с тем человеческой

свободе нужны влечения, можносказать, как основание, на которомона

покоится, но и как основание, над которым она можетподняться, от которого

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.