WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 52 |

Поэтому здоровый дух демократии будет выглядеть однобоко,если понимать его

как свободу без ответственности. Свобода, если еереализация не сопряжена с

ответственностью, угрожает выродиться в простой произвол.Я люблю говорить,

что статуя Свободы на восточном пробережье США должна бытьдополнена статуей

ответственности на западном побережье.

Потенциализм и калейдоскопизм

Зафиксируем тезис: лишь существование,трансценди-рующее само себя, лишь

человеческое бытие, выходящее за пределы самого себяв "мир", в "котором"

оно "существует", может реализовать себя,тогда как, делая само себя и

соответственно самореализацию своим намерением, оно лишьтеряет себя.

Осуществление себя фактически сводится вконечном счете к осуществлению

собственных возможностей. Обстоит ли делотак, что человек предназначен

именно для этого Заключаетсяли его существование восуществлении

возможностей, заложенных в самом человеке, иливсе же в том, о чем мы

говорили ранее: в осуществлении возможностейсуществующего в мире смысла,

возможностей, которые ждут человека, способногореализовать их

Сделаем просто: отталкиваясь от прецедента, вкотором экспрессивно была

высказана и осталась после этого в историиопределенная позиция по этому

вопросу, отталкиваясь от исторического прецедента Сократа,спросим себя: кем

бы он стал, если бы все дремлющие в нем потенциидействительно нашли свою

реализацию Сам Сократ не скрывал, что наряду с другимивозможностями в нем

была заложена возможность стать преступником. О чем этоговорит О том, что

дело не в осуществлениикаких-либо возможностей, а,напротив, в

осуществлении необходимости-того единственного, что нужнов данный момент.

Дело в том, чтобы стремиться всякий раз не к возможному, ак должному.

Здесь мы, однако, сталкиваемся с основнымпредметом нашего рассмотрения.

Ведь эта истинная проблема отодвигается всторону и даже затушевывается

теми, кто всевремя говорит лишь ореализации возможностей,-

потенциалистами, как их можно было бы назвать. Истиннойпроблемой была, есть

и остается проблема ценностей, и мы не можемуклониться от столкновения с

ценностной проблематикой,принимая решение, какая изсуществующих

возможностей достойна реализации,какая из существующих возможностей

является в то же время и необходимостью.Сталкиваясь с этим вопросом о

ценностях, мы тем самым сталкиваемся с проблемой нашейответственности.

Каков может быть мотивстремления уклониться, убежать от вопросао

ценностях, о котором шла речь выше,стремления, присущего, в частности,

потенциализму Ведь подобный эскапизм чреватболезнью.

Еще Шарлотта Бюлер отметила: "Когда говоритсяо том, что "каждый из нас

должен лишь стать тем, кем он на самомделе является" (Ролло Мэй), это

звучит так просто, как если бы это было само собойразумеющимся". Мы хотим

добавить, что это звучит не только просто, но и приятно.Ведь если убедить

меня в том, что я уже являюсь (и всегда был) тем, кем ядолжен стать, то я

освобождаюсь от бремени выбора, я избавляюсьот необходимости каждый раз

решать, какие извозможностей я долженотвергнуть, оставив их

нереализованными, а какие из них я должен увековечить,реализовав их.

Существующие возможностивсегда носят преходящий характер.Будучи,

однако, единожды осуществленными, они осуществленыуже раз и навсегда, и

хотя они уже в прошлом, они тем самымсохранены, спасены от тлена, от

исчезновения, они нашли прибежище в прошлом. Они небезвозвратно потеряны в

нем, а, напротив, надежно укрыты. Ведь то, что однаждыпроизошло, не может

быть отменено, не может быть изъято из прошлого. Развене обстоит все как

раз наоборот-оно помещается впрошлое Это и накладывает, глубоко и

окончательно, печать ответственности на человеческоебытие. Мы видим, что к

бремени выбора, сопутствующемулюбому решению о выбореединственной

необходимости среди ряда возможностей, добавляется ещеодно-гнет времени.

Бремя выбора-к тому же под гнетомвремени- побуждает человека к тому,

чтобы по примеру потенциа-лизма ставить должноев один ряд с возможным,

равнять первое по второму и в конечномсчете устранять напряжение между

сущим и должным. По сути, человек подчиняется этим самымзакону равновесия,

характерному, как известно, для неврозов (и только дляневрозов).

Подобно тому как потенциализм стараетсяустранить коренящееся в сущности

человека и потому неустранимое инеобходимое напряжение между сущим и

должным, так экзистенциализм пытается преодолетьразрыв между субъектом и

объектом. Более того, он делает вид, что ужепреодолел его. Что стоит за

этой претензией Оправданны ли эти притязания, имеют лиони вообще смысл Мы

считаем, что разрыв между субъектом и объектом преодолетьнельзя. Можно лишь

что-то спрятать-либо объект, либо субъекта, смотряпо обстоятельствам. М.

Тиль в этой связи говорит о "самообмане", утверждая:"В действительности и

экзистенциалист остается в рамкахдихотомии субъект объект постольку,

поскольку он вообще мыслит". Тому же,кто вместе с картезианской водой

выплеснул иребенка-объект-и говорит послеэтого о преодолении

субъект-объектной дихотомии, следует объяснить, что этоневозможно, но это

не только невозможно, но и не нужно.Ведь в отношении принятия решения

человеческое бытие полностьюобусловлено тем обстоятельством,что

требование, исходящее из ситуации, если оно затрагиваетличность, адресовано

этой личности, а не исходитиз нее самой по механизмупростого

самовыражения, экспрессии или проекциисамой личности в мир. Так и в

познавательном или когнитивномотношении человеческое бытие неминуемо

выходит за пределы самого себя, так что нельзя говорить опознании, если оно

не имеет своим объектом нечто,трансцендирующее само человеческое бытие,

трансцендирующее постольку, посколькуэто бытие является существенно

большим, нежели просто выражение себя самого. Тольколишь благодаря выходу

человеческого бытия за пределы самого себя, благодаряего устремленности к

объекту и лишь ценой того, что оно тем самым конституируетсебя как субъект,

познание является изначально возможным. Оно коренитсяв полярной структуре

напряженного поля, существующего между полюсами объекта исубъекта, которые

являются той предпосылкой, которая делает познаниевозмо-жным. Одним словом,

в этом напряженном поле заключе-ны истоки всейноодинамики.

Игнорирование этойноодинамики, в частностиотрицание полюса

объекта-объективного коррелята всякогопознания, - берет началов

специфической разновидностисубъективизма, которую мы хотимназвать

калейдоско-пизмом. Мы исходим при этом изследующего. В чем заключается

сущность калейдоскопии В калейдоскоп можно увидеть толькосам калейдоскоп,

в отличие от бинокля или подзорнойтрубы, в которые можно разглядывать

звезды или театральноепредставление. В соответствии с этоймоделью

калейдоскопизм рисует картину человеческогопознания, в которой человек

предстает как субъект, который лишь "проектирует" своймир, который во всех

своих "проектах мира" выражает каждый раз самого себя,так что через этот

спроектированный "мир" виден всякий раз лишь онсам-проектирующий субъект.

По нашему мнению, проект мира вдействительности является не субъективным

проектом субъективного мира, афрагментом, хоть и субъективным,но

фрагментом объективного мира. Другими словами, мир-этосущественно большее,

чем простое проявление моего бытия.

Вернемся к аналогии скалейдоскопом-к тому, что в калейдоскопможно

увидеть лишь сам калейдоскоп. Не справедливо ливообще, что лишь то, что

само по себе прозрачно, позволяет увидеть нечто большее,чем оно само Лишь

в той степени, в какой я сам отступаю на заднийплан, предаю забвению мое

собственное существование, я приобретаю возможностьувидеть нечто большее,

чем я сам. Такое самоотречение является ценой, которую ядолжен заплатить за

познание мира, ценой, которой я должен приобрести познаниебытия, большего,

чем просто проявление моего собственногобытия. Одним словом, я должен

игнорировать самого себя. Если мне это неудается, то мои познавательные

возможности терпят ущерб, ведь я сампреграждаю путь своему собственному

познанию. Другими словами, рефлексия-это неполный ивторичный модус исходной

бытийной направленности, подобно тому каки самоосуществление-производный

модус смысловой направленности, интенции к осуществлениюсмысла.

Резюме. Нормальный человек(а также невротик на начальныхэтапах

заболевания) стремится не к удовлетворениюсвоих влечений и потребностей

ради сохранения или восстановлениядушевного равновесия. Изначально по

крайней мере он направлен на осуществление смысла иреализацию ценностей, и

лишь в ходе осуществления смысла и реализацииценностей он осуществляет и

реализует себя самого. Последнее приходит как следствие, астремление к нему

как к цели делает невозможным ее достижение.Мир не является ни простым

средством достижения цели удовлетворения потребностей ивлечений, ни просто

проявлением собственного бытия субъекта вформе его "проекта мира". Все

человеческое бытие неизбежно

и необходимо протекает в двойном поле: в поленапряжения между сущим и

должным и в поле разрыва междусубъективным и объективным. Потенциализм

игнорирует первое поле; калейдоскопизм-второе. Такимобразом, "бытие-в-мире"

подменяется отсутствием мира, так исказившим образчеловека в монадологизме.

Детерминизм и гуманизм: критикапандетерминизма

Два вечных философских вопроса-проблемателесного и душевного и проблема

свободного выбора (иначе говоря, детерминизмаи индетерминизма)-не могут

быть разрешены. Но можнопо крайней мере указатьоснования их

неразрешимости.

Проблема телесного идушевного может быть сведена к вопросу,как

постижимо то единство вмногообразии, которое может бытьопределением

человека. Кто же будет отрицать, что вчеловеке есть многообразие Как

говорит Конрад Лоренц, "стена, разделяющая эти великиенесопоставимые сферы,

физиологическое и психологическое,непреодолима. Даже распространение

научных исследований в область психофизики не приводит насближе к решению

проблемы телесного и душевного" [1]. Надежды на то, чтобудущие исследования

могут приблизить это решение, помнению Вернера Гейзенберга, столь же

маловероятны: "Мы не ожидаемпостижения прямой связи между телесными

движениями и психологическими процессами, потому чтодаже в точных науках

реальность разрывается на отдельные уровни".

Фактически мы живем во времена научногоплюрализма, когда отдельные науки

представляют реальность столь различно, что картиныпротиворечат друг другу.

Однако я убежден, что эти противоречия не противоречатединству реальности.

Это справедливо также и относительно человеческойреальности. Чтобы показать

это, вспомним, что каждая наука дает,так сказать, сечение реальности.

Посмотрим теперь, что следует из этой геометрическойаналогии (см. рис.).

Мы берем два ортогональныхсечения цилиндра, при этом горизонтальное

сечение представляет его каккруг, а вертикальное--как квадрат.Как

известно, никому не удалось преобразовать кругв квадрат. Равным образом

никому до сих пор не удалосьпреодолеть разрыв между соматическим и

психологическим аспектами человеческой реальности.И, можем мы добавить,

вряд ли кому-нибудь и удастся,поскольку coincidentia oppositorum, как

называет это Николай Кузанский, невозможно впределах одного сечения: это

возможно лишь за пределами всех их, в ином,более высоком измерении. Не

иначе обстоит дело и с человеком. Набиологическом уровне, в плоскости

биологии, мы имеем дело ссоматическими аспектами человека, ана

психологическом уровне, вплоскости психологии,-с его психологическими

аспектами. Таким образом, в плоскости каждого из научныхподходов мы имеем

дело с многообразием, но упускаем единство человека,потому что это единство

доступно лишь в человеческом измерении.Только в человеческом измерении

лежит "uni-tas multiplex", какопределял человека Фома Аквинский. Это

единство на самом деле не в многообразии, а скореенесмотря на многообразие.

То, что справедливо относительно единствачеловека, имеет отношение и к

его открытости. Возвращаясь к нашему цилиндру, представимсебе, что это не

твердое тело, а открытый сосуд, например стакан. Какими вэтом случае будут

сечения Горизонтальное останетсязамкнутым кругом, в вертикальной же

плоскости стакан предстанет как открытаяфигура (см. рис.). Но если мы

понимаем,

что обе фигуры-лишь сечения, замкнутостьодной не исключает открытости

другой. Нечто подобное справедливо для человека. Его такжечасто изображают

как всего лишьзакрытую систему, в пределахкоторой действуют

причинно-следственные отношения вродеусловных и безусловных рефлексов.

Вместе с тем человеческое бытие

в своей глубине характеризуется какоткрытость к миру, что показали Макс

Шелер, Арнольд Гелен и Адольф Портман. Или,как сказал Мартин Хайдеггер,

быть человеком-значит "быть в мире". То, что яназвал само-трансценденцией

существования, указывает нафундаментальный факт, что бытьчеловеком

означает находиться в отношении к чему-тоили кому-то иному, нежели он

сам,-будь то смысл, требующий осуществления, иличеловек, сулящий встречу.

Существование человека колеблется и терпит крушение,если он не проживает

это качество самотрансценденции.

Понятно, что самотрансценденциясуществования, открытость человеческого

бытия выражается одним геометрическимсечением и не выражается другим.

Закрытость и открытость становятся совместимыми. Ия полагаю, что то же

самое справедливо относительно свободы идетерминизма. Есть детерминизм в

психологическом измерении и свобода в ноологическом,человеческом измерении,

в измерении человеческих феноменов. Если проблемутелесного и душевного мы

подытожили фразой "единство, несмотря на многообразие", топроблему свободы

выбора мы можем выразить фразой "свобода,несмотря на детерминизм". Это

соответствует формулировке НиколаяГартмана: "автономия, несмотря на

зависимость".

Однако как человеческийфеномен свобода-нечто слишком человеческое.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.