WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |

В заведениях, которые считаются достаточно компетентными, чтобы исцелять подобные душевные состояния, сфера применения этой методики ограничивается только изобре­тательностью тех, кто там служит. Так, например, можно оставить на ус­мотрение пациента решать самому, хочет ли он заниматься тем или иным ви­дом трудотерапии или нет. Если пациент с благодарностью отклоняет пред­ложение, его с самой искренней заботой попросят объяснить причины. Если разобраться, ответ пациента не имеет ровно никакого значения, ибо, что бы он ни сказал, окружающие все равно истолкуют это как свидетельство злокозненного сопротивления больного тем, кто желает его вылечить, и следовательно, как явление по природе своей чисто патологическое. В сущ­ности, единственное, что ему остается, так это принять — сознательно и по доброй воле — участие в том виде трудовой деятельности, которую сочли для него целесообразной его больничные благодетели. Здесь весьма важно, однако, чтобы пациент никоим образом не дал им пронюхать, что он согла­шается исключительно потому, что понимает: другого выхода у него практи­чески нет. Иначе ему все равно припишут внутреннее сопротивление и от­сутствие сознательности. Его участие непременно должно быть «добро­вольным» (см. главу 10), даже невзирая на тот факт, что своим «добро­вольным» участием он как бы косвенно признает, что болен и нуждается в лечении. В рамках более широких социальных систем, смоделированных по принципу закрытых психиатрических лечебниц, эта методика известна под малопочетным и весьма реакционным названием »промывание мозгов». Дальнейшие размышления на эту тему выходят за рамки целей данного скром­ного пособия, поэтому позвольте мне вернуться к предмету нашего исследо­вания и подвести итоги того, что сказано выше.

Один из полезных и весьма эффективных приемов испортить отношения заключается в том, что партнеру предоставляется две альтернативные воз­можности выбора. Как только выбор сделан, можно тут же упрекнуть за пре­небрежение другой из предложенных возможностей. В сфере коммуникационных исследований эта уловка называется иллюзорной альтернативой, и структура ее весьма проста. Если партнер выбирает альтернативу А, ему говорят, что он должен был бы остановиться на альтернативе Б; если же он предпочитает альтернативу Б, сетуют, почему он не выбрал альтернативу А. Наглядный пример применения этой методики можно найти в инструкциях, которые дает «еврейской матери» уже упомянутый в предисловии Дэн Гринберг.

«Подарите своему сыну Марвину два разных галстука. Подождите, пока он наденет один из них, окиньте сына скорбным взглядом и проговорите своим излюбленным, особым голосом: Я так и знала, что второй тебе понравится меньше...»40

Этот прием дает прекрасные результаты и если использовать его задом наперед. При­родным даром создавать видимость альтернатив, то есть те самые иллюзор­ные альтернативы, которых на самом деле вовсе не существует, обладают подростки. Находясь на узкой полоске ничейной земли, отделяющей мир детства от царства взрослых, они не испытывая никаких сомнений, самым естественным образом требуют от родителей предоставления им всех приви­легий и свобод, которыми пользуются взрослые. Однако стоит возникнуть какой-нибудь ситуации, где подростки оказываются перед необходимостью взять на себя взрослые обязанности и по-взрослому ответить за свои пос­тупки, как они тотчас же — словом или делом — дают вам понять, что еще слишком малы, чтобы принять на себя столь тяжкое бремя ответственности. Если же родители в ответ на подобные заявления впадут в амбицию и еще, чего доброго, вслух пожалеют о том часе, когда им пришла в голову мысль обзавестись детьми, то подростки тут же поймают их на слове, с искренним возмущением обвинив в отсутствии родительских чувств и нежелании выпол­нять элементарные родительские обязанности. В любом случае последнее слово останется за представителями юного поколения.

Психиатры и психологи до сих пор ломают головы, пытаясь объяснить, почему мы все с такой готовностью попадаемся в ловушку ложных, иллюзор­ных альтернатив, хотя, как правило, способны довольно легко отвергнуть каждую из этих возможностей, если они возникают перед нами не в паре, а в отдельности. Этот скромный эмпирический факт открывает широчайшие перспективы перед теми, кто стремится стать творцом собственного нес­частья. Особую пользу могут извлечь из него лица, решившие посвятить жизнь благородной цели искоренения добрых отношений с окружающими и превращению этих отношений в неисчерпаемый источник адских мучений. Для них, только начинающих путь в этом направлении, предлагаем несколько простейших упражнений.

Упражнение 1.

Попросите партнера оказать вам какую-нибудь услугу. Как только он направится исполнять вашу просьбу, тут же, не давая опомниться, обрати­тесь к нему с новым поручением. Поскольку партнер сможет выполнить обе ваши просьбы только поочередно, а никак не одновременно, победа вам практически обеспечена. Если он предпочтет сперва довести до конца пер­вое дело, то вы сможете упрекнуть

его в невнимании к вашей второй просьбе, и наоборот. В том же случае, если партнеру вздумается рассердиться, не упустите возможности кротко и грустно заметить, что в последнее время он почему-то стал очень раздра­жительным.

Упражнение 2.

Скажите или сделайте что-нибудь такое, что партнер может с равным ос­нованием воспринять как в шутку, так и всерьез. Теперь, в зависимости от реакции партнера, вы сможете обвинить его либо в стремлении превращать в шутку серьезные вещи, либо в полном отсутствии чувства юмора. (Данный пример заимствован из уже упоминавшейся выше статьи Серлза.)

Упражнение 3.

Попросите партнера прочитать то, что написано выше, утверждая, что там в точности воспроизведено его обычное поведение по отношению к вам. Если случится почти невероятное, и партнер скажет, что вы совершенно правы, то тем самым он раз и навсегда признает, что вероломно манипули­рует вашими чувствами. Если же — что гораздо реальнее — он категорически отвергнет ваши инсинуации, то все равно победа за вами. Ведь у вас всег­да остается возможность показать ему, что самим своим стремлением опро­вергнуть очевидное он только что проделал «это» с вами снова. Объясните ему свою мысль примерно в следующих выражениях: «Пока я молча терпела твои гнусные манипуляции, это вдохновляло тебя на новые и новые «подви­ги»; теперь же, когда я наконец решилась тебе об этом сказать, ты пыта­ешься оказать на меня давление, утверждая, что у тебя и в мыслях никогда не было манипулировать моими чувствами».

Это всего лишь начальные, элементарные примеры. Когда вы станете по-настоящему квалифицированным СПО, вы сможете развить эту методику, полностью раскрыв заложенные в ней неисчерпаемые возможности, обнаружив все сложные ходы и лабиринты, придав ей истинно византийское величие. В конце концов вашему партнеру придется всерьез задавать себе вопрос, не сошел ли он в самом деле с ума. А уж легкие приступы головокружения ему просто гарантированы. Таким образом, вы сможете овладеть тактикой, кото­рая не только позволит вам доказать правоту и нормальность в любое время и в любом деле, но и обеспечит максимум страданий как для партнера, так и для вас самих. Все это можно дополнить иерархической системой, позво­ляющей ставить под сомнение любой полученный ответ, и, требуя все новых и новых подтверждений, переводить беседу на более высокие уровни абстракции. Здесь может оказаться весьма полезен опыт, описанный в книге Р. Д. Ланга «Ты меня любишь», где, в частности, приводятся примеры, ко­торые по праву могут считаться шедеврами дискуссий такого рода. Во мно­гих примерах решающую роль играет использование ключевого слова «прав­да». Именно так это происходит в приведенном ниже обмене репликами, ко­торый хоть и не является точной цитатой из вышеупомянутой книги, но, на­деюсь, вполне передает аромат беседы:

— Ты меня любишь

— Люблю.

— Правда, любишь

— Правда, люблю.

— Правда-правда41

Далее, по всей видимости, следует то, что Олби42 в своей пьесе «Кто боится Вирджинии Вулф» назвал «лесными звуками», — воп­ли, рычание и прочие свидетельства полного озверения. Пользуясь подходя­щим случаем, хочу дать читателю, желающему достигнуть сходных результа­тов, еще один полезный совет.

Как уже отмечалось автором в предисловии к настоящей книге, весьма трудно, если вообще возможно, определить содержание понятий «счастье» и «удовлетворение», пользуясь ясными терминами позитивного характера. Од­нако это обстоятельство, разумеется, не может служить достаточно веским основанием для того, чтобы помешать блюстителям нравственности истолко­вывать эти понятия в негативном, то есть резко отрицательном, смысле. Читателю, возможно, хорошо известно, — что неофициальным кредо пурита­низма служит фраза: «Делай все, что хочешь, при условии, что это не дос­тавляет тебе ни малейшего удовольствия». И действительно, в нашем мире существует множество людей, считающих непристойным чему-то радоваться, когда планета находится в столь плачевном состоянии. Следуя такой логи­ке, непозволительно получить удовольствие даже от глотка воды, ведь в этот самый момент, возможно, в каком-то уголке света мучаются от жажды миллионы ни в чем не повинных людей. Но если когда-нибудь, пусть и в от­даленном будущем, в мире все-таки воцарится всеобщее счастье и благо­денствие, пессимисты кальвинистского толка все равно не должны вешать носа. Ибо и тогда никто не отнимет у них права использовать универ­сальный рецепт Ланга — упрекнуть своего безмятежного счастливого партне­ра: «Как ты можешь смеяться! Может, ты забыл, что Христос ради тебя принял смерть на кресте! Думаешь, ему было смешно»43 После этих слов должно воцаряться напряженное молчание.

Глава 10. Будь самим собой! веди себя непосредственно!

Итак, до настоящего вре­мени мы занимались в основном различными вариациями одной основной темы, которую кратко охарактеризовали «Любовь и чеснок». Но то, что дает при­менение этой методики, — всего лишь мелкие, безвредные стычки в сравнении с взрывной силой такой, казалось бы, безобидной на первый взгляд просьбы, как просьба вести себя непосредственно. Из всех силков, капка­нов и прочих хитроумных ловушек различных размеров и назначений, которые имеются в арсенале всякого уважающего себя квалифицированного СПО, пара­докс «призывов к непосредственному поведению» является, вне всякого сом­нения, оружием, получившим наиболее широкое распространение. А уж коли речь зашла о парадоксах, то тут мы имеем налицо парадокс самого что ни на есть наипервейшего сорта — что называется, редкий экземпляр, удовлет­воряющий самым строгим требованиям формальной логики.

В освященных временем храмах логического Олимпа понятие «принуждение» и понятие «непосредственное поведение» — то есть такое поведение, кото­рое не сдерживается ни логикой, ни памятью, никакими внешними силами или ограничениями, — считаются понятиями совершенно не совместимыми. Подчи­няться приказу и оставаться при этом естественным и непосредственным так же невозможно, как усилием воли заставить себя забыть о каком-то непри­ятном происшествии или выполнить сознательно принятое решение спать крепче. Одно из двух, либо мы ведем себя непосредственно, пользуясь пол­ной свободой выбора, либо подчиняемся воле других — и тогда какая уж не­посредственность! Но с точки зрения чистой логики делать и то, и другое одновременно мы никак не можем.

Не можем с точки зрения чистой логики Подумаешь, тоже препятствие! Да кто это в наше время заботится о логике Если я могу безнаказанно на­писать фразу «Будь непосредственным!» на бумаге, то я имею полное право и произнести ее вслух — совершенно не заботясь о том, удовлетворяет она требованиям этой самой вашей чистой логики или нет. В конце концов, язык без костей, а бумага все стерпит. Чего, разумеется, нельзя сказать о несчастном адресате подобных призывов к непосредственности — но что за дело И потом, у него, в сущности, нет никакого выхода...

Если вы читали роман Джон Фауэлза «Собиратель», то вы прекрасно пони­маете, о чем я веду речь. Собиратель, некий юноша, поначалу довольство­вался тем, что коллекционировал бабочек, чьей красотой он мог потом спо­койно любоваться в минуты досуга. По крайней мере они были надежно при­колоты булавками и не могли улететь прочь. Но однажды он влюбился в прекрасную студентку по имени Миранда и, призвав на помощь описанную вы­ше методику «продолжайте в том же духе», попытался применить к ней так­тику, так хорошо зарекомендовавшую себя в его предшествующей коллекцио­нерской практике. Но тут же натолкнулся на серьезные трудности. Пос­кольку юноша не отличался слишком приятной наружностью и отнюдь не счи­тал себя неотразимым для прекрасного пола, он убедил себя в том, что Ми­ранда никогда не влюбится в него естественным, непосредственным образом, то есть сама по себе. Поэтому он решил похитить девушку, а в качестве булавки использовал уединенный домик, где и держал ее в заточении. Соби­ратель всерьез надеялся, что в обстановке такого явного, неприкрытого насилия девушка в конце концов постепенно привыкнет к нему, оценит и по­любит. Надо ли говорить, что для несчастной пленницы ситуация с каждым днем становилась все более и более кошмарной. Увы, слишком поздно начал молодой человек осознавать всю безжалостность и трагическую безнадеж­ность своих попыток реализовать парадокс под названием «Будь самим со­бой! Веди себя непосредственно!», слишком поздно до него дошло, что сво­ими действиями он сделал невозможным то, чего так хотел добиться. Более того, теперь юноша уже не мог просто признать свою ошибку и отпустить на свободу Миранду, ибо к тому времени ему грозил арест за достаточно тяж­кое преступление.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.