WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |

«Когда мы уходили из города, бельгиец отдал немцам, у которых мы квартировались, остатки захваченного с собой кофе. Неделю назад его при­вела бы в негодование сама мысль поделиться кофе с «бошами». Но отноше­ние моего случайного знакомого, как он сам мне в этом признался, карди­нально изменилось после того, как он увидел у моста «се pauvre mort»29, внезапно ему открылась вся жестокая бессмыслица войны. А случись нам войти в город другой дорогой, и ему так и не довелось бы увидеть ни од­ного трупа, в которых превратила миллионы живых людей война»30. Но вер­немся к нашей действительности. Если даже месть не так сладка, то нас­колько же менее приятным должно оказаться достижение целей, которые ра­нее, казалось, сулили нам счастье и блаженство Так что повторяю: не старайтесь достичь цели. Кстати, наверное, не случайно Томас Мор назвал тот далекий остров счастья Утопией, что означает Нигде

Глава 9. «Если бы ты любил меня, то ты любил бы и чеснок...»

«L'enfer — c'est les autres»31 — такова знаменитая строка из послед­ней сцены пьесы Жан Поля Сартра «Нет выхода». Если у вас, дорогой чита­тель, создалось впечатление, что я оставил эту важную тему без должного внимания или упоминал о ней лишь мимоходом, фокусируя свои советы на том, как стать несчастным без посторонней помощи, оставаясь в ис­кусственной изоляции от окружающих, то вы совершенно правы. Но сейчас настало время поближе познакомить вас с изощренными пытками преисподней человеческих взаимоотношений и почерпнуть кое-что из богатейшего профес­сионального опыта квалифицированных Специалистов по Порче Отношений — далее для краткости мы будем называть их просто СПО.

Попробуем подвести под эту тему разумную методическую основу. Почти семьдесят лет назад Бертран Рассел настаивал на необходимости проводить строгое разграничение между утверждениями, касающимися определенных ве­щей, и утверждениями, относящимися к сфере взаимоотношений. Так, утверж­дение «Это яблоко красное» характеризует свойства данного яблока. Ут­верждение же «Это яблоко больше, чем то» относится уже к сфере взаимоот­ношений между двумя яблоками. Такую характеристику бессмысленно давать тому или иному яблоку, взятому по отдельности, ибо качество яблок «больше чем» не присуще ни одному яблоку как таковому, но служит для описания их взаимоотношений друг с другом. Это важная идея о различии между утверждениями, касающимися определенных вещей, и утверждениями, относящимися к сфере взаимоотношений, была впоследствии использована и получила дальнейшее развитие в трудах антрополога и специалиста по ком­муникациям Джорджа Бейтсона. Он отметил, что в любых человеческих комму­никациях обычно присутствует два типа суждений, и назвал их соот­ветственно уровнем предмета и уровнем взаимоотношений. Различие между ними поможет нам яснее понять, как можно быстро и без лишних усилий ис­портить отношения с любым партнером — и чем более тесные узы вас с ним связывают, тем лучше. Давайте представим себе, что жена говорит мужу: «Дорогой, я приготовила суп по новому рецепту. Тебе нравится» Если суп ему действительно нравится, то он может без всяких колебаний немедленно довести это до сведения подруги, и все будут довольны. Если суп ему не понравился и он не слишком заботится о том, чтобы уберечь жену от огор­чений, то ему достаточно просто сказать «нет» и инцидент исчерпан. Одна­ко настоящие сложности немедленно возникают в том случае, если мужу но­вое кулинарное творение жены показалось совершенно несъедобным — что, как утверждает статистика, в жизни случается чаще всего, — но он не хочет ее огорчать. Ответ на уровне предмета, то есть о качестве самого супа, должен был бы быть резко отрицательным. На уровне же взаимоотношений му­жу следовало бы ответить утвердительно, ведь ему не хочется огорчать же­ну. Что же в таком случае должен ответить муж Ведь он же не сможет от­ветить одновременно утвердительно и отрицательно. Скорее всего, попыта­ется выкрутиться из этого безвыходного положения, сказав что-нибудь вро­де «Знаешь, пожалуй довольно своеобразно» — в надежде, что жена поймет, что он хотел сказать на самом деле»32. Но он не знает, что практически обречен. Пожалуй, лучшее, что он мог бы предпринять в этой трудной ситу­ации, — это последовать примеру одного моего знакомого. Наутро после свадьбы, накрывая стол к первому в их супружеской жизни совместному завтраку, жена поставила у прибора мужа большую коробку кукурузных хлопьев, исходя из ошибочного — на уровне предмета, — но исполненного благих намерений — на уровне взаимоотношений — предположения, что это любимое лакомство ее избранника. Он, не желая огорчать молодую супругу, решил героически есть ненавистный продукт, пока не кончится вся коробка, а потом попросить жену никогда больше не покупать кукурузных хлопьев. Но преданная супруга оказалась чертовски внимательной, и не успела подойти к концу первая коробка, как на столе появилась вторая. Теперь, после шестнадцати лет супружеской жизни, он, конечно, уже давно оставил надеж­ды как-нибудь собраться с силами и деликатно объяснить жене, что с детства ненавидит кукурузные хлопья. Можно представить себе ее реакцию.

Или давайте рассмотрим такую на первый взгляд безобидную просьбу, как «Дорогой, тебя не затруднит отвезти меня завтра утром в аэропорт». Знаю, знаю, что «правильным» был бы ответ, учитывающий различия между двумя уровнями коммуникации, скажем, нечто вроде: «Нет, меня очень даже затруднит тащиться в аэропорт в шесть часов утра, но мне будет приятно оказать тебе эту услугу».

Думаю, вы уже догадались, какую важность обретают все эти коммуника­ционные проблемы применительно к теме нашего исследования. Ведь даже в том случае, если партнер изловчится выразить свое отношение к просьбе жены в той форме, в какой это указано выше, — а кто, интересно, в наше время изъясняется столь изысканным слогом — все равно настоящий мастер своего дела, достойный носить высокое звание СПО, без труда завладеет ситуацией и превратит ее в конфликтную.

Например, жена может заявить, что готова принять услугу только в том случае, если мужа действительно не затруднит просьба отвезти ее в аэро­порт. И как бы тот ни старался с честью выпутаться из этой семантической ловушки, ему все равно не избежать силков, сплетенных из перепутанных между собой различных уровней коммуникаций — уровня предмета и уровня взаимоотношений. В итоге долгих безрезультатных дискуссий каждый будет вне себя от ярости, во всем виня другого. Вот видите, на практике приме­нить этот метод совсем несложно; главное — прочувствовать кардинальное различие между двумя уровнями коммуникаций и научиться путать их не только случайно, но и намеренно. Все это не вызывает никаких затруднений даже у новичков благодаря сложности общения на уровне, который мы назы­ваем уровнем взаимоотношений. Среди наиболее наглядных из всех известных мне примеров можно с полным правом назвать привычку путать и валить в одну кучу такие разные вещи, как «любовь» и «чеснок», — она настолько по­казательна, что я даже использовал ее в названии данной главы. Как темы для разговора, неодушевленные предметы — в том числе и чеснок, — кажутся на первый взгляд довольно безобидными. А можно ли то же самое сказать о любви! Ха-ха, ну что ж, попробуйте... Подобно тому, как скурпулезное объяснение смысла шутки наповал убивает весь юмор, любая пустая болтовня о самых, казалось бы, очевидных сторонах человеческих отношений будет порождать все новые и новые неразрешимые проблемы. Самым подходящим вре­менем для таких «задушевных» бесед служит, конечно же, поздний вечер. К трем часам утра даже самая простая тема разговора способна обрести со­вершенно непредсказуемый оборот, и долготерпение собеседников достигает крайнего предела. Бессонная ночь практически гарантирована.

Дальнейшее усовершенствование этой методики предполагает умение зада­вать собеседнику определенные вопросы и выдвигать специфические требова­ния. Приведу один пример. Предположим, собеседник обращается к вам с вопросом: «Почему ты на меня сердишься» В тот момент, насколько вам из­вестно, вы вовсе не сердились ни на партнера, ни на кого бы то ни было еще. Однако сам этот вопрос подспудно предполагает, что задавший его лучше вас осведомлен о том, что происходит у вас в голове. Иными слова­ми, ответ «Я на тебя вовсе не сержусь» не подходит хотя бы потому, что он явно противоречит действительности. Эта методика известна также под названием «умение читать чужие мысли», или «ясновидение». Ее чрезвычайно высокая эффективность объясняется, во-первых, тем, что о таких вещах, как человеческие настроения и их видимые глазу проявления, можно успешно проспорить вплоть до судного дня, и, во-вторых, тем, что большинство лю­дей буквально лезут на стенку, когда им начинают приписывать какие-ни­будь отрицательные эмоции.

Другой весьма действенный прием состоит в том, что некий субъект, на­зовем его А, встретившись с субъектом Б, ошарашивает своего собеседника совершенно голословным заявлением, которое для пущего эффекта должно быть достаточно агрессивным и в то же время довольно туманным — скажем, типа «Знаешь, я сегодня вспомнила об одном твоем поступке и утаено расстроилась, но потом решила, зачем бе­редить старое..» Если Б наберется смелости и полюбопытствует, о каком таком, черт побери, поступке идет речь, то А может ловко вывернуться из, казалось бы, безвыходного положения, парируя удар следующим образом: «И ты еще спрашиваешь! Другой на твоем месте хотя бы помнил... Что ж, по крайней мере ты еще раз показал свое истинное лицо». Этот прием имеет славную историю, ибо его еще с незапамятных времен с огромным и неизмен­ным успехом использовали в отношении так называемых душевнобольных. Не­которое представление об этом дает сцена, где Розенкранц и Гильденстерн пытаются по приказу короля выяснить, «какая тайна мучает»33 Гамлета. Когда Гамлет замечает: «В ваших глазах есть род признанья, которое ваша сдержанность бессильна затушевать»34, и стремится выяснить, с какой же целью появились в Эльсиноре его бывшие университетские товарищи, те об­ращаются к дешевым, но испытанным ответам вроде «Что нам сказать, ми­лорд», или «С какой целью, принц»35, или, наконец, «Принц, ничего по­добного не было у нас в мыслях!»36. Но вернемся к фактам и попробуем се­бе представить, что может произойти, если тот, кого считают так называе­мым душевнобольным, потребует прямо и без всяких экивоков объяснить ему, в чем же заключается его безумие. Сам этот вопрос может быть расценен как еще одно доказательство того, что у подозреваемого явно «не все до­ма»: «Если бы вы были нормальным, вы бы прекрасно понимали, о чем идет речь...» За этим заявлением стоит четкая и продуманная методика, на ко­торой построена практика общения с душевнобольными. Сводится она к сле­дующему: до тех пор, пока так называемый пациент молчаливо признает тип отношений с окружающими, который можно описать формулой «Мы нормальные, а ты сумасшедший», он тем самым соглашается с фактом своего безумия. Од­нако стоит ему поставить эту формулу под сомнение, как само требование дать ему разъяснения немедленно превращается в неоспоримый признак ду­шевной болезни. После такой неудачной экскурсии из своего собственного мира в среду, где обитают прочие человеческие существа, бедняге не оста­ется ничего другого, кроме как либо в бессильной ярости рвать на себе волосы, либо вновь замкнуться в гордом одиночестве. Но в обоих случаях пациент в конечном счете лишь еще раз демонстрирует, насколько серьезно он болен и как правы были в своих подозрениях окружающие. Термин «довес­ти другого до сумасшествия» был введен в научный оборот Гарольдом Ф. Серлзом37, однако методика эта была хорошо известна еще Льюису Кэррол­лу38. В своей книге «В Зазеркалье» он описывает, как Черная и Белая ко­ролевы обвиняют Алису в стремлении говорить наперекор, объясняя это ее душевным состоянием:

«— О, уверяю вас, я без всякого умысла... — начала было Алиса, но ее нетерпеливо перебила Черная королева.

— Вот в том-то и дело, что без умысла! А следовало бы его иметь! Что же это за девочка, если у нее нет никакого умысла Даже в шутке должен быть какой-то умы­сел, а ведь дети, согласитесь, все-таки важнее шуток. И вы не сможете это опровергнуть, даже если попробуете обеими руками.

— Но я не могу опровергать руками, — возразила Алиса.

— А кто же говорит, что можете — изрекла Черная королева. — Я ведь как раз и сказала, что не сможете, даже если попробуете.

— Просто она в таком состоянии, — вмешалась Белая королева, — что ей непременно хочется что-нибудь опровергать — только она никак не решит, что именно!

— Какой, однако, скверный, несносный характер, — заметила Черная коро­лева, и несколько минут все неловко молчали»39.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.