WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

С этих принципиальных позиций Г.И. Челпанов подходит к анализу известного психиатрам феномена раздвоения личности, который его противники приводили в обоснование тезиса о принципиальном отсутствии у человека не только тождества личности, но и души. Именно в том способе, которым познающий субъект решает для себя проблему тождества личности, Г.И. Челпанов видел психологические основания, откуда вульгарные материалисты выводили необходимость отрицания души и понимания психики, например, как суммы «рефлексов», а агностики – тезис о принципиальной непознаваемости и мира и духовной сферы человека методами науки. Отстаивая свою научную позицию, Г.И. Челпанов проводит четкую границу между миром действительности как таковым и его отражением в сознании познающего субъекта. Он пишет: «Нет решительно никакой надобности в признании особой духовной субстанции, когда мы тот же процесс можем объяснить чисто психологически. <…> Идея тождества личности есть продукт умозаключения, а не непосредственного восприятия. Именно, видя незначительные разницы в моем «я» в различные моменты жизни, я игнорирую эту разницу и эти различные «я» подвожу в один класс. Другими словами, я делаю то же самое, что делаю в том случае, когда на основании частичного сходства между вещами я подвожу их в один класс. <…> В различные моменты моей жизни я воспринимаю мое «я» не тождественным, но различным. При несомненном различии между этими «я» имеются и пункты сходства как между отдельными представителями какого-либо класса вещей. Обобщая, я и получаю известное родовое понятие о моем «я»; поэтому вообще не может быть и речи об абсолютном тождестве нашего «я», а потому нельзя ссылаться на этот факт для доказательства абсолютно тождественного «я» или духовной субстанции. Можно говорить только об относительно постоянном «я». <…> Наша личность сегодня и наша личность много лет тому назад – это совершенно различные вещи. Правда, мы признаем их тождество, но это тождество не абсолютное» (Мозг и душа, с. 267-268).

В результате Г.И. Челпанов приходит к обобщенному пониманию интегративного принципа, проявляющегося и на уровне организма, и на уровне душевной жизни человека: «Нельзя сказать, что в нашей жизни все текуче, что наша душевная жизнь представляет из себя только изменяющийся процесс. В нашей душевной жизни есть и нечто постоянное. <…> Нашему духовному миру присуще постоянство еще и потому, что он представляет единство. Это единство мы можем пояснить лучше всего сравнением его с тем единством, которое мы видим в организмах. Ведь относительно последних мы тоже можем сказать, что их части соединены в одно единство. Организм тоже представляет нечто сложенное из отдельных составных частей. Но это соединение есть своеобразное, это не есть простое механическое соединение отдельных элементов. Точно таким же образом и наш психический организм не представляет простого механического соединения отдельных частей, а тоже представляет нечто целое, единое, вроде организма» (Человек и мозг, с. 275). Эти мысли Г.И. Челпанова предвосхищают основные идеи философии холизма (Я. Смитс), развивавшиеся в психологии А. Адлером, и идеи организмической психологии (А. Ангъял, К. Гольдштейн, А. Маслоу). Несомненно и то, что в современных психологических исследованиях этот интегративный принцип, проявляющий себя и на уровне организма, и на уровне психического организма именуется личностью, а Г.И. Челпанов доказывает существование такого предмета для научного исследования.

Положительно решив принципиальный вопрос о наличии такого предмета исследования как личность, Г.И. Челпанов приступает к разработке вопроса о методологии и методиках исследования, развивая экспериментальную психологию («Введение в экспериментальную психологию» (1915г)). Не отрицая важности исследования процессов ощущения и восприятия, памяти и представлений, он приходит к выводу, что экспериментальные исследования в современной психологии должны быть сконцентрированы на проблемах анализа мышления. По его мнению, исследования должны проводиться на основе метода самонаблюдения и дополняться данными эксперимента, сравнительной и генетической психологии. Он считал, что именно этот путь открывает психологической науке не только ясную программу преодоления остро ощущавшегося методологического кризиса, но и путь к построению феноменологии познания через чисто психологические эксперименты, в духе передовой для того времени феноменологической программы Э. Гуссерля. Ведущая роль самонаблюдения, по мнению Г.И. Челпанова, связана с тем, что многие факты душевной жизни являются трансцендентными, а потому не поддающимися изучению методами позитивной науки и объяснению в духе объективизма и вульгарного материализма. Трансцендентными и субъективными, с его точки зрения, являются не только такие категории, как пространство и время, но и цвет и звук. Г.И. Челпанов считал психологию «чисто эмпирической» наукой, предметом которой является изучение именно тех субъективных состояний сознания, которые так же реальны, как и другие события внешнего мира, но не могут быть выведены из чисто физиологических явлений или сведены к ним. В этой связи понятен высокой интерес Г.И. Челпанова к Вюрцюбургской школе, перешедшей от изучения элементарных психических процессов к изучению высших познавательных функций.

Принципиальная позиция Г.И. Челпанова по вопросам предмета и метода психологического исследования имеет глубокие корни в общефилософской традиции исследования личности, которая была заложена В.С. Соловьевым, оказавшем значительное влияние на умы большинства деятелей науки и культуры в конце ХIХ – начале ХХ века. В.С. Соловьев дает следующее определение: Личность – это внутреннее определение единичного существа в его самостоятельности, как обладающего разумом, волей и своеобразным характером при единстве самосознания (ФС В Соловьева, Р-н/Д, 1997, с.245). В.С. Соловьев проводил в своих работах мысль о неразрывной взаимосвязи личности и общества: «бесконечное содержание, потенциально заключающееся в личности, действительно осуществляется в обществе, которое есть расширенная, или восполненная личность, так же как личность есть сосредоточенное или сжатое общество». Личность рассматривается В.С. Соловьевым как ключевой элемент, определяющий прогресс общества от «низших форм общественности к высшим <…> в силу присущего ей неограниченного стремления к большему и лучшему». Общество рассматривается В.С. Соловьевым прежде всего как носитель консервативных тенденций, как «внешнее ограничение» для положительных стремлений личности. В философской концепции Соловьева личность, осознающая наличие такого противоречия, «становится носительницей высшего общественного сознания, которое рано или поздно упраздняет данные ограничения и воплощается в новых формах жизни, более ему соответствующих» (ФС, с.245-247).

Основное содержание «мирового процесса» и роль в нем человека В. Соловьев видит так: «Как результатом первой (астрофизической и геологической) стадии мирового процесса было образование сверх-механических тел, или живых организмов, как затем вторая биологическая стадия имела своим результатом появление сверх-животного организма, или разумно мыслящей и действующей человеческой личности, так, наконец, из третьей, исторической своей стадии мировой процесс явно направляется к образованию сверх-личного человека или собирательного нравственно-общественного целого – и в этом отношении наука, занимающаяся человечеством, справедливо названа социологией. Внешним образом общее направление исторического процесса может быть определено как постепенное расчленение и индивидуализация частных сфер человеческой жизни, при возрастающем взаимодействии людей и объединении целого человечества. Поскольку этот результат достигается не преднамеренным действием какого-нибудь единичного лица в человечестве, а координацией всех частных действий, всемирная история подходит под общее понятие естественного процесса, хотя особый характер элементов этого процесса не позволяет переносить на него всецело аналогии из области жизни органической» (ФС., с.287).

Идеи Г.И.Челпанова никогда не находились в противоречии с идеями, вызревавшими в естественнонаучных исследованиях психических явлений, как это часто декларировалось историками психологии ранее. Так, общий замысел «Рефлексов головного мозга» И.М. Сеченова сводился отнюдь не к тому, чтобы разрушить систему представлений о душе и таким образом полностью освободить человека от ответственности за свои поступки. Наоборот, И.М. Сеченов видел цель объективной науки в том, чтобы научиться формировать таких людей, которые «в своих действиях руководствуются только высокими нравственными мотивами, правдой, любовью к человеку, снисходительностью к его слабостям и остаются верными своим убеждениям, наперекор требованиям всех естественных инстинктов» (Человек, 1998, №2, с. 47). Для И.М. Сеченова научное исследование и наука были отнюдь не самоцелью, а только средствами решения проблем отдельного человека и человечества: «Только при развитом мною воззрении на действия человека в последнем возможна последняя из добродетелей человеческих – всепрощающая любовь, т.е. полное снисхождение к своему ближнему» (там же).

Знаменитый физиолог И.П. Павлов полагал, что они с Г.И. Челпановым по отношению к изучению человека и его психики делают одно общее дело, но с разных сторон. И.П. Павлов сам разрабатывал теорию физиологических оснований функционирования сознания и считал, что работы Г.И. Челпанова открывают путь к проведению такого эксперимента, который даст сведения, способные дополнить «со стороны внутреннего мира» модель внешнего поведения. Отношение сознания к поведению мыслилось И.П. Павловым по «принципу дополнительности»: неразделимости, с одной стороны, и неслиянности - с другой. Именно это позволило знаменитому физиологу предоставить психологии право «на формулировку явлений нашего субъективного мира». В поздравлении, направленном им Г.И. Челпанову в связи с открытием психологического института сказано: «Я, исключающий в своей работе над мозгом малейшее упоминание о субъективных состояниях, от души приветствую Ваш Психологический институт и Вас, как его творца и руководителя, и горячо желаю Вам полного успеха».

Г.И. Челпанов пытался найти подход к решению и тех проблем, которые были поставлены перед научным сообществом В.И. Вернадским. Общий замысел В.И. Вернадского, связанный с изучением развития сознания через изучение истории развития научного мировоззрения, просматривается в одном из его писем: «Меня завлекает мысль о возможности этим историческим путем глубже проникнуть в основы нашего мировоззрения, чем это достигается – путем ли философского анализа или другими отвлеченными способами. Вначале, перед изложением хода развития науки, мне хочется разобрать некоторые отдельные вопросы, которые сами по себе важны, - таковы вопрос о наследственности, о значении личности и уровня общества (политической жизни) для развития науки, о самих способах открытия научных истин (особенно любопытно изучить тех лиц, которые делали открытия задолго до их настоящего признания научного). Мне кажется, изучая открытия в области науки, делаемые независимо разными людьми при разной обстановке, возможно глубже проникнуть в законы развития сознания в мире. С этой точки зрения интересны биографии таких лиц, как Леонардо да Винчи, Роджер Бэкон, Роберт Гук и т.д. Здесь все интересно и то, что отдельная личность среди общей тьмы была в состоянии сделать за сотни лет правильные выводы и т.д. Очень интересны и вопрос о лживом и его значании в развитии науки» (В. Вернадский, цит. по Яншина, с.23).

Выделим некоторые тезисы В.И. Вернадского:

1. научное мировоззрение представляет собой такое же проявление человеческой мысли, как и религиозное мировоззрение, искусство, общественная и личная этика, социальная жизнь, философия;

2. лишь очень небольшая часть явлений и законов, которые мы считаем неопровержимой истиной, действительно является неопровергаемыми, поэтому всегда есть различие между представлением об окружающем нас мире или «формальной действительностью», и действительностью как таковой;

3. «отделение научного мировоззрения и науки от одновременно или ранее происходившей деятельности человека в области религии, философии или общественной жизни или искусства невозможно. Все эти проявления человеческой жизни тесно сплетены между собою, и могут быть разделены только в воображении» ;

4. « религия поднимается в такие высоты и спускается в такие глубины души, куда наука не может за ней следовать»;

5. научное мировоззрение непостоянно во времени, оно все время изменялось и продолжает изменяться. «Для изучения этого изменения надо иметь твердые пункты. Исходя из современного научного мировоззрения, для его понимания необходимо проследить его зарождение и развитие».

Не было серьезных противоречий на момент создания Института между позициями Г.И. Челпанова и В.М. Бехтерева. Позиция В.М. Бехтерева по проблеме личности определялась практическими потребностями психиатрии, которая, по его мнению, совершенно не нуждалась в многокрасочных описаниях индивидуальных проявлений сознания больных людей. Психиатрия остро нуждалась в ориентированной на практику лечения теории личности, позволявшей классифицировать болезни, причем именно как болезни личности, достоверно определять вид и прогноз развития заболевания у конкретного больного и, на этом основании, назначать ему научно обоснованное лечение.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.