WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

Разработка теории личности

в отечественной науке первой трети XX века

(к 90-летию Психологического института)

Вахромов Евгений Евгеньевич

В этой работе мы предпринимаем попытку оценить вклад научной школы Психологического института и отдельных ученых, ее представляющих, в развитие теории личности. Объектом нашего исследования будут закономерности, факты, гипотезы и идеи, имеющие отношение к теории личности и опубликованные в журнальных статьях, монографиях и научных отчетах, подготовленных сотрудниками института. Мы предпринимаем наше исследование в начале ХХI века, поэтому нам предстоит с этой исторически новой точки зрения оценить значение выявленных в рассматриваемый промежуток времени фактов, идей и концепций для современного состояния развития теории личности. В этой связи мы попытаемся переосмыслить некоторые оценки, которые были даны общему ходу развития теории личности и вкладу в нее отдельных ученых теми исследователями, которые проводили подобную работу ранее.

Сегодня в науке принято рассматривать научную теорию как достаточно убедительную попытку познающего субъекта (возможно коллективного) дать научное описание определенной части мира действительности, рассматриваемой в качестве объекта, в форме языковой модели, представленной общепринятым в научном сообществе текстом. В качестве теоретического понятия термин личность сегодня реферирует множество текстов – определений и теорий личности, созданных разными субъектами науки (учеными, группами ученых и научными школами). Анализ этих текстов показывает, что они созданы для решения различных задач на основе различных общетеоретических и методологических предпосылок, с применением различных методов, а полученные результаты изложены с использованием различных систем понятий, категорий и терминов. Поэтому мы видим, что общепринятых в научном сообществе определения и теории личности сегодня еще не создано. В этих условиях мы считаем корректным говорить, во-первых, об общей эволюции идей к развитию теории личности и, во-вторых, об эволюции представлений различных субъектов познания (ученых, научных школ) о теории личности.

В то же время нельзя не отметить, что в научном сообществе сегодня достигнуто и определенное концептуальное единство по проблеме подхода к определению и исследованию личности. Сегодня «личность» – это научное теоретическое понятие, используемое философами, социологами и психологами при изучении человека. Понятие «личность» указывает на некоторую совокупность свойств человека, а человек, живущий и действующий в мире действительности, рассматривается как обладатель, носитель этой совокупности свойств, которые им проявляются, более или менее произвольно, в поступках, которые он совершает на протяжении своего жизненного пути. Проблема личности в психологии рассматривается сегодня как часть более общей проблемы человека, изучаемой практически всей совокупностью гуманитарных и значительной частью естественных наук. При этом необходимо учитывать, что термин «человек» сегодня реферирует не только человека, живущего и действующего в мире; это еще и научный термин, реферирующий обобщающую теорию человека, систему, по отношению к которой теория личности является структурообразующим элементом.

Сегодня общепринятым в науке является мнение, что свойство быть личностью присуще человеку не как биологическому существу, а как социальному существу, общественно-историческому человеку, и проявляется это свойство в совокупности его общественных отношений. О «жизни личности» в научном плане сегодня говорят лишь метафорически, имея в виду вполне определенную параллель двух планов. На первом плане предполагается, что человек, живущий в мире действительности, на определенном этапе своего развития достигает достаточно высокого его уровня, который он проявляет в социальном взаимодействии с другими людьми, и именно это позволяет считать его личностью. На втором (общетеоретическом) плане существует множество абстрактно-теоретических моделей человека как личности, и каждая модель, начиная с того момента, когда человек как индивид достигает уровня личности, должна обладать ресурсами, позволяющими отражать изменения, происходящие в личности человека, что подразумевает возможность изменения, трансформации и совершенствования самой модели. На следующем уровне обобщения мы полагаем, что эволюция теории личности как системы моделей человекознания должна предусматривать способность этой системы не только отражать изменения в личности человека как предмете научного познания, но и более общие изменения, происходящие в науке, изучающей человека, и в обществе. Развитие теории личности отражает процессы развития общества, его культуры и науки, поэтому попытка власти увидеть в какой-либо теории личности «единственно верную» - свидетельствует о неблагополучии в обществе, а попытка той или иной научной школы увидеть в собственных концепциях нечто большее, чем предмет философской веры, – о неблагополучии в науке.

С точки зрения современной философии науки исследование теории предполагает анализ истории создания и развития этой теории. Каждая теория представляет собой культурно и исторически обусловленную попытку субъекта познания решить задачу, послужившую ему вызовом, а развитие теории можно представить как результат полилога субъекта познания как внешнего, с оппонентами и союзниками, так и внутреннего, с собственными надеждами и сомнениями. Исследование личности – это всегда многоплановое и многоуровневое исследование, поэтому нам предстоит иметь в виду как общетеоретический уровень проблемы исследования личности, так и уровень исследования отдельных элементов системы «личность». Нам необходимо выявить, как теории более высокого уровня становились теоретико-методологическими предпосылками для более частных исследований, а установленные в частных исследованиях факты и закономерности становились источником идей для теоретических обобщений более высокого уровня. Нам необходимо узнать о тех проблемах, которые на разных исторических этапах волновали ученых Психологического института, о том диалоге и борьбе мнений, в которых осуществлялись попытки найти решение этих проблем. Поэтому мы возвращаемся к моменту создания Психологического института и сведениям из его истории.

* * *

Задачи, стоящие перед учеными Психологического института, совместное участие в решении которых и сформировало, в основном, лицо его научной школы, были очерчены его первым руководителем Г.И. Челпановым. Он видел в Институте не простое «приложение» к Университету, не только и не столько набор лабораторий, в которых студентам демонстрируются опыты, иллюстрирующие учебные курсы, а место проведения научных исследований, где студентов учат «созидать науку». В своей речи при открытии Института Г.И. Челпанов говорит: «Профессор современного университета не может ограничиваться простой передачей знаний. Он должен научить студентов самостоятельному научному исследованию. Пассивное усвоение знаний чуждо духу современного университета. Усвоение знаний должно происходить путем ознакомления с методами научного исследования. Студент должен знать, как научная истина добывается. Для достижения этой цели нужны семинарии, кабинеты, лаборатории, институты, специально приспособленные для целей научного исследования.

Но если признать, что современный университет нуждается для осуществления своей задачи в институтах, то в наибольшей мере в этом нуждается психология, энциклопедический характер которой представляет особенные трудности для научного исследования. Современная психология распадается на такие разнородные части, как общая психология, экспериментальная психология, педагогическая психология, этнологическая психология и зоопсихология. Все эти отрасли требуют самых разнообразных средств для научного исследования» (Полная история Психологического института – www. pirao.ru).

Второй важнейший тезис Г.И. Челпанова связан с необходимостью удержания методологического единства психологии через выработку единого понятийно-категориального аппарата общей психологией: «Но институту принадлежит еще одна функция огромной научной важности. Институт нужен для существования самой психологии как науки. Институт нужен для удержания внутреннего единства психологии.

Психологическое исследование в настоящее время дифференцируется. Психология распадается на такие части, которые совершенно друг с другом не связаны. Вследствие этого психология начинает утрачивать свое единство. Ей грозит распад. Владения психологии так неопределенно сливаются с владениями других наук. Очень многое, что принадлежит психологии, в настоящее время находится в других научных дисциплинах, например, в психопатологии, в физиологии, физике, зоологии.

Нужно принять меры к сохранению единства психологии. Такому объединению может способствовать институт, если в нем первенствующее место отводится общей психологии. Тогда общая психология и ее основные принципы будут иметь руководящее значение для всех возможных видов психологического исследования: для психологии детского возраста, для зоопсихологии и др. Благодаря общей психологии они будут объединены. Пусть при таких условиях психология дифференцируется, пусть возникают различные отрасли психологии. Если различные отрасли психологии разрабатываются под одной кровлей или, по крайней мере, собираются там, то все, что относится к изучению духа и проявлению душевной жизни, будет собираться воедино. Вот задачи современного психологического института..." (там же).

Во второй половине XIX века психология, решающая задачу выделения из философии и разграничения с ней предметной области, в то же самое время решала задачу выбора адекватных методов исследования, заимствуя их не только из философии, но и из области естественных наук, прежде всего из биологии, физиологии и медицины. Поскольку само название «психология» предполагает попытку научного исследования души человека, психологи были вынуждены вступить в дискуссию не только с философами и представителями естественных наук, но и с религиозными деятелями, включившись в старые споры о существовании души, ее природе и принципиальной возможности ее познания. В то время не только многие религиозные деятели, но и некоторые видные философы считали личность той формой, образом, который даруется Богом человеку для осуществления целей Творения, и потому считали попытки дать определение личности или разработать теорию личности делом принципиально бессмысленным или даже абсурдным. Видный философ П.А. Флоренский, например, видел в личности человека сокровенное внутреннее ядро, которое познается человеком только изнутри, в его свободном самооткровении перед лицом Бога, в его диалоге с Богом, возникающем через вопрошание Бога как своего Создателя и молитвенные усилия. В теоретическом плане П.А. Флоренский видит в личности человека не факт, а лишь идеал, некий «предел стремлений и самопостроения». С другой стороны, в психиатрии был известен феномен «раздвоения личности», а в жизни общества всегда можно без труда обнаружить множество носителей «личин», ролевых масок, которые человек использовал для решения ситуационных проблем. При этом под сомнение ставилось не только существование вечной и неизменной души, но и вообще существование сколько-нибудь устойчивой внутренней структуры, делающей поведение человека предсказуемым. Возникал принципиальный вопрос, а есть ли такой предмет для научного исследования как «личность»

Основное содержание и история конфликта вокруг этой проблемы, а так же вполне определенный вариант ее принципиального решения, определения предмета ведения психологии и ее методологических оснований был предложен Г.И. Челпановым в работе «Мозг и душа» (1900). Здесь Г.И. Челпанов прослеживает весь путь научной мысли от античного материализма и до теоретических построений философов и психологов конца XIX века. Тщательный анализ множества противоположных точек зрения позволяет Г.И. Челпанову прийти к выводу, что с точки зрения философского анализа под душой имеется в виду если и не вечная и неизменная, то весьма устойчивая сущность человека, дающая ему возможность ощущать себя собой в любых невзгодах, быть нравственным и искать истину. Причем такая общность понимания обнаруживалась во множестве проанализированных им концепций и вне зависимости от того, верил ли тот или иной исследователь в божественное происхождение души, или надеялся обнаружить ее, например, в виде морфологической структуры мозга. Говоря языком современной науки, Г.И. Челпанов приходит к выводу о том, что с точки зрения научного исследования под душой следует иметь в виду интегративный принцип, позволяющий объяснить феномены единства сознания и тождества личности человека. Проявление этого феномена Г.И. Челпанов видит в том чувстве ответственности, благодаря которому человек признает себя ответственным за те поступки, которые он совершает на протяжении своей жизни. Именно в этом феномене Г.И. Челпанов видит фундаментальную основу, обеспечивающую существование человеческой цивилизации.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.