WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

С другой стороны, всегда существовало и продолжает существовать множество людей, в том числе и философов, которым, по тем или иным причинам, не открывается реальность Я. Так, знаменитый философ Д. Юм (48) писал: «Как бы глубоко я ни проникал в то, что я называю моим Я, я всегда наталкиваюсь на то или иное частное ощущение – тепла или холода, света или тьмы, боли или удовольствия. Я никогда не могу наблюдать ничего иного, кроме ощущения» (цит. по 44; с. 29). Продолжатели этой традиции в настоящее время критикуют психологию исходя из мысли о том, что её теоретические понятия не реферируют мир действительности. С этих позиций современная психология представляется им не более, чем собранием анекдотов, мифов и суеверий, «народной психологией», которая должна быть выведена за рамки науки и заменена «философией психологии» (17).

Интерес к проблеме человеческого Я в современной философии науки (И. Пригожин, С. Хоакинг, Н. Моисеев) основан на осознании необходимости переосмысления ранее накопленного опыта и концепций в связи с пониманием информационно-вероятностной структуры жизни и всех ее законов (23, 28, 37, 38, 42, 46). В 1973 году Картер сформулировал антропный принцип: «вселенная должна быть такой, чтобы на определенном этапе ее эволюции ее параметры допускали существование наблюдателей». Этим наблюдателем и является Человек, рассматриваемый современной наукой как открытая система обменивающаяся энергией, веществом и информацией с окружающей средой, обладающая определенным внутренним содержанием, множеством внутренних состояний. Жизнь человека рассматривается и описывается как траектория движения самоорганизующейся системы во времени (Л. фон Берталанфи) (8; 134-192). Открытость системы «человек» по отношению к миру, подсистемой которого он является, определяет необходимость рассматривать динамику его развития как процесс приобретения им качественно новых, эмерджентных свойств, роста самосознания и разнообразия форм активности, через сознательную деятельность по овладению социальными и индивидуальными компетентностями, самоактуализацию (9, 10, 31). Комплексная научная программа исследования человека в отечественной науке получила оригинальное развитие в работах С.Л. Рубинштейна и его последователей (1, 34, 35). Наиболее последовательно комплексный подход в исследовании человека проводится в отечественной психологии Б.Г. Ананьевым и его учениками, полагавшими, что в человековедении необходим синтез данных всех частных наук. В школе Б.Г. Ананьева развитие индивида рассматривается в неразрывной связи с развитием сообществ (групп), в которые человек вступает в процессах общения и совместной деятельности (1). Предполагается, что прогресс общества во всех отраслях науки, культуры, производства связан с необходимостью выведения каждого человека на наивысший для него уровень развития, акме. На решение этой проблемы сегодня нацелена новая наука акмеология (9, 10).

Современная методология науки исходит из того, что мир действительности объективно существует, и является доступным процессам познания. Процесс познания связан с реактивностью и активностью Человека, живущего в мире, и обладающего способностью к отражению мира через доступные в той или иной мере его произвольному контролю психические процессы (С.Л. Рубинштейн, 34, 35). Наличие этих свойств и способности к представлению мира как внешнего по отношению к себе, позволяет выделить человека как подсистему системы Мир. И мир и человек – это системы, характеризуемые изменениями и самоизменениями; в этом качестве и человек и мир обладают чертами незавершенности, незаконченнности, находятся в процессе (само)творения (37, 38, 42). М. Бахтин пишет: «Предмет гуманитарного познания всегда сохраняет смысловое ядро, доступное только пониманию (выделено автором) с его принципом незавершенности…Завершение - акт, отграничивающий произведение искусства от жизни…Принципиальной незавершенности гуманитарного познания соответствует и познавательный аппарат. С этим связаны многообразие, метафоричность его терминов, их текучесть, нестрогость приемов познания. Здесь не срабатывает критерий точности. Самораскрывающееся бытие не может быть вынужденно связанным. Оно свободно и непредсказуемо и потому не представляет никаких гарантий исследователю. Идеалом научности здесь выступает не точность, а глубина проникновения в текст и его интерпретация в контексте большого времени» (4; с.47, с.105-108).

В современной философии Я - это теоретическое понятие: термин, реферирующий, обозначающий некоторый гипотетический объект, существующий в мире действительности, но не доступный наблюдению традиционными естественнонаучными методами, подобно иным объектам. Понятие Я, как правило, используется философами: во-первых, для обозначения действующего агента, актора, во-вторых, для фиксации центра инициативы или сущности личности, источника ее активной деятельности, в-третьих, для фиксации ментальной репрезентации личности, ее самосознания, ее представления о себе (38; с.1046-1058).

В концепцию Я в современных психологических исследованиях включается:

во-первых, когнитивный компонент – образ Я, отражающий половую, возрастную, социально-ролевую идентичности, картину своего тела (в сходстве и различии с другими живущими);

во-вторых, эмоционально-ценностный компонент, отражающий отношение к себе в целом и отдельным компонентам своей личности, характера, деятельности;

в-третьих, поведенческий, отражающий взаимовлияние и проявление первых двух компонентов в поведении. (30; с. 435-436).

В.В. Столин, рассматривая Я - концепцию как одну из форм «феноменального Я», пишет: «Ясно, что феноменальное Я возникает не сразу, не автоматически с рождением человека, а в сложном процессе развития самого субъекта. Процесс развития самого субъекта, рассмотренный под углом зрения возникновения его феноменального «Я», обладающего важными функциями в деятельности субъекта, и есть процесс развития его самосознания» (39; с.24). В основе представлений о формировании Я – концепции лежит идея Дж. Мида о том, что с самого рождения каждый человек является объектом отношений других людей, прежде всего своих родителей. Поэтому первые формы Я – концепции каждого ребенка по своей сути неизбежно синтезируются им из бессознательно интериоризируемых в процессе общения и совместной деятельности мнений о нем взрослых (39; с. 27-48; 53, 54). Многие авторы считают первую Я – концепцию ребенка результатом родительского внушения, другие - что по существу беспомощный ребенок, полностью зависящий от родителей, принимает её в акте наивной веры, основанной на безусловной любви к источникам своей жизни и благополучия. Не случайно ребенок до определенного момента времени не умеет учитывать самого себя, и говорит о себе в третьем лице. В дальнейшем своем развитии ребенок, взрослея, вовлекается во все большее количество разнообразных видов деятельности, общается с все возрастающим количеством людей, имеющих о нем свое мнение. Этот процесс достаточно жестко детерминирует построение каждым человеком своей Я – концепции; многие авторы приходят к выводу, что «индивид не имеет ни средств, ни возможностей противопоставить собственное понимание себя сложившемуся о нем мнению. Тем не менее, порожденное этими социальными по своей природе оценками и сравнениями самосознание позволяет выделить и отличить индивиду самого себя» (39; с.94-95).

Принципиально важным является то, что изменение и развитие Я - концепции отражает в той или иной мере изменения, происходящие в действительности в самом человеке, его изменение и развитие. Я – концепция – это сложная иерархическая система, неизбежно содержащая внутренние противоречия. Это связано с тем простым фактом, что человек создает теорию самого себя при своей жизни, которая носит принципиально незавершенный характер: пока человек жив, с ним еще может нечто случиться, он еще может сам что-либо сделать, либо измениться внутренне, хотя бы теоретически переосмысливая пройденный путь. Я - концепция характеризуется той или иной степенью соответствия миру действительности, о чем человек может судить лишь используя косвенные методы, через её сопоставление с Ты – концепциями, отражающими мнение о нем других людей, и через анализ результатов своей деятельности, планы которой составлялись с учетом его предположений о своих возможностях и потенциале (9, 33, 51).

Человеку свойственно иметь и строить не только теорию самого себя, такого, какой он есть сегодня в действительности, но и теорию идеального Я, такого, каким человек хочет быть в будущем. Полагается, что наличие такой концепции идеального Я, или будущего Я, является важнейшим мотивирующим фактором, побуждающим человека к действиям, направленным на саморазвитие, самореализацию, самоактуализацию, поиск подлинной жизни.

Если в связи со значением понятия Я сегодня нет существенных расхождений как между философией и психологией, так и между различными направлениями и школами психологии, то в связи со значением понятия Самость имеется множество нерешенных проблем. В разных языковых средах и научных школах оно несет разную нагрузку. В настоящее время термин «Самость» используется в русскоязычной психологической литературе не только в том значении, которое ему было первоначально придано русскими христианскими философами, но и для перевода английского термина «self» и немецкого «selbst», встречающегося в трудах многих видных психологов, использовавших этот термин в различных контекстах и значениях. Перейдем к изложению концепций Самости в различных теориях.

В философии П. Флоренского и А. Лосева Самость — это «искра божия» в человеке, центр духа, источник сознательной, целеустремленной активности, деятельности Человека (17, 20). С. Франк пишет: «Личность есть самость, как она стоит перед лицом высших, духовных, объективно-значимых сил и вместе с тем проникнута ими и их представляет, — начало сверхприродного, сверхъестественного бытия, как оно обнаруживается в самом непосредственном самобытии» (44; с.408-409).

Классик американской философии и психологии У. Джеймс считал «самостью» то постоянство личности, которое каждый из нас обнаруживает каждый раз, когда просыпается. Он выделяет три «уровня» самости:

1) материальный — это то, что мы отождествляем с собой, включая не только тело, но и дом, семью, друзей. «В самом широчайшем смысле самость человека — это все, что он может назвать своим, не только его тело и психические способности, но и одежда, дом, книги, жена и дети, его предки и друзья, его репутация и работа, земли и лошади, яхта и счет в банке. Все эти вещи приносят ему сходные эмоции. Если все это увеличивается, растет и процветает, - человек чувствует себя удовлетворенным и даже радостным, ликующим. Если все это приходит в упадок и убывает, - он печалится и чувствует себя поверженным, — не обязательно в равной мере по отношению к каждой вещи, но похожим образом по отношению ко всему этому».

2) Социальный — «это то признание, которое человек получает от окружающих». Это любая роль, которую вольно или невольно принимает человек. Понятие «социальная самость» Джеймс связывает с конкретной социальной ролью и теми элементами, которые вокруг этой роли кристаллизуются. Поэтому «самостей» социального уровня у каждого человека может быть больше одной. И если это произошло, то наилучшая для такого человека стратегия заключается в том, чтобы попытаться оставить только одну и вокруг нее организовать свою жизнь.

3) Духовная самость — это внутренне субъективное бытие человека. Это активный элемент в сознании: «Это вместилище интереса — не приятное или болезненное, не удовольствие или боль как таковые, а то в нас, к чему обращаются удовольствие или боль, приятное и болезненное. Это источник усилия и внимания, место, откуда исходят решения воли» (45; с.210-211).

Джеймс не проводит четких границ между разными уровнями самости, например, духовная самость — это не чисто духовный феномен, но «все наше чувство духовной активности, включая ощущение телесной активности, природу которой большинство людей не замечает». Нет и четких границ между феноменом личности и «космическим сознанием»: «Из моего опыта… догматически вытекает определенное заключение… существует континуум космического сознания, в котором наша индивидуальность лишь создает случайные заграждения, и в котором наши отдельные умы растворяются как в материнском …» (там же). Личность, по Джеймсу, возникает как результат взаимодействия инстинктивных и привычных граней сознания, а также личных волевых аспектов. Патологии, персональные различия, стадии развития, тенденции к росту и все остальное — это реорганизация основных «строительных блоков», предоставленных природой и обрабатываемых эволюцией и собственными усилиями (56; с. 688-698).

Джеймс много говорил о самосовершенствовании человека, возможностях личной эволюции, наличии в каждом внутренней способности изменять свое положение и поведение. Истина и рост обретаются, по его мнению, только в активности, опыте: «Мир ждет наших усилий, ждет последнего прикосновения наших рук. Человек рождает истину в мире». Двигателем процесса развития является «здравый ум», - способность действовать с точки зрения идеалов. Идеалы — это активная сила, особенно в сочетании с позитивным настроем: «Я не думаю, что идеалы самодостаточны и не нуждаются в реализации. Идеалы должны быть направлены на трансформацию реальности — не менее того!» (У. Джеймс, цит. по 45; с.201).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.