WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Сложность достижения понимания в процессе познания приводит к представлениям о «кризисе» в науке и культуре, о котором пишут уже не одно столетие. Эти представления отражают кризис в сознании отдельных исследователей, ученых, сталкивающихся, в процессе поиска истины с проблемными для себя ситуациями, требующими нового уровня понимания и себя, и науки, и своей деятельности. На одной книжной полке прекрасно уживаются и «не враждуют» между собой произведения, например, К. Маркса и Б. Спинозы, З. Фрейда, К. Юнга и Б. Скиннера. С другой стороны, практически невозможно представить не только мирный и доброжелательный диалог находящихся в одном помещении фрейдистов, юнгианцев и бихевиористов, но ту силу, которая их побудит сойтись в одном помещении. Проблема возникает в сознании человека, сталкивающегося с чем-то, не укладывающимся в его привычные представления. Каждая новая точка зрения на один и тот же предмет провоцирует конфликт интерпретаций, возможность изменения точки зрения на предмет. Под вопросом оказывается достигнутое ранее в опыте доверие к той или иной концепции, более того, под вопросом может оказаться некритически усвоенная вера в истинность тех или иных интерпретаций, научных школ. Из истории известно, что в реальной жизни такого рода конфликт интерпретаций в религиозных представлениях, научных школах, часто перерастает в конфликт носителей различных интерпретаций. Оппонентов в религиозных представлениях сжигали на кострах и до сих пор уничтожают в «религиозных» войнах; носителей «иной» точки зрения в науке отправляли в лагеря или пароходами – за границу. Изменение точки зрения на предмет воспринимается исследователем, знающим историю, как необходимость изменения взаимоотношений со старым привычным окружением, чреватую, как минимум, чисто человеческим конфликтом отношений.

Кризис веры и доверия происходит не в абстрактных семантических пространствах, а в психике конкретных людей, «погруженных» в реальности своего собственного бытия в мире. Он может завершиться только обретением понимания конкретным человеком мира, своего места в мире, себя, своих возможностей по отношению к миру, что позволяет строить и реализовывать жизненные планы, принимать на себя ответственность за свою жизнь.

Кризис веры и доверия проявляется в поисках человеком новой веры, новых ориентиров, нового понимания в жизни. На социальном плане он отражается в быстром возникновении и исчезновении все новых и новых политических партий, тоталитарных и культовых организаций; происходят индивидуальные и групповые попытки возврата в «светлое прошлое» и бегства в «светлое будущее»; как никогда высок интерес к технологиям манипулирования сознанием: магии, эзотерике, гипнозу, медитации, психотропным средствам. Эти формы поиска связаны не с «порочностью» человеческой натуры, а с тем обстоятельством, часто игнорируемым теоретическими науками, что человек имеет биологическую сущность. Он не может обходиться без сна и отдыха, без ущерба для себя переносить сверхнагрузки, причем не в абстрактном смысле, а то, что является сверхнагрузкой для него лично в данной ситуации. Из детства выносятся элементы магического мышления и потребность в игре, имеющие важное значение для творческого воображения, и, в то же самое время, порождающие запрос на легкие, «чудесные» решения трудных проблем. Так что «запретить» человеку подобные формы поиска понимания и стоящие за ними желания, столь же реально, как запретить человеческое детство и, даже, воспоминания о нем. То, что пройдено, установлено или опровергнуто наукой, может стать достоянием хорошо тренированной памяти человека, но осмысление знания происходит только в практической жизни и деятельности человека, которая проходит не в мире воображения, а в действительности.

Сложность обретения понимания порождает спрос на философские, эстетические, педагогические, воспитательные, психологические исследования феномена понимания. Практика показывает необходимость не только наук о понимании, таких как герменевтика, понимающая психология, но и практических «служб» доверия и понимания, пытающихся в разных сферах и формах способствовать решению проблемы доверия и понимания. Развитие и рост таких служб во всем мире свидетельствует о том, что для человека, в его реальной социальной ситуации, необходим «помощник», целью которого является содействие его развитию и росту, не только в детстве, и не только в лице родителей, священнослужителей и педагогов. Сама по себе социальная ситуация содержит, в том или ином соотношении, и факторы роста, возможности, и факторы торможения, опасности. Проблема заключается не только в распознании этих факторов, но и в выработке умений извлекать из них пользу, положительный смысл для своей жизни и жизни близких.

Диалектика «понимания» и «познания» неразрывно связана с диалектикой «мира действительности» и «картины мира». Мир бесконечен в пространстве и времени, фундаментальным его свойством являются перемены, изменчивость; картина мира представлена артефактами, текстами, составленными из конечного числа знаков и символов по конечному числу правил. Текст, понятие, теория становятся, таким образом, «посредниками» между бесконечным миром и «конечным» и в пространстве и во времени человеком. Через слово, текст бесконечное, потаенное, становится открытым пониманию. Фиксированная в текстах система представлений о мире более «статична», чем мир-сам-по-себе. Это становится проблемой для человека тогда, когда он, предпринимая здесь-и-сейчас какое-либо действие в соответствии со своими представлениями, основанными на знании теории и успешном опыте взаимодействия с действительностью в прошлом, получает удивительный, неожиданный результат. Такого рода «удивление» лежит в основе науки и научной деятельности, по мнению Аристотеля. Это вынуждает и человека и человечество постоянно не только строить, но и перестраивать свою «картину мира». Это является основой выделения исследовательской деятельности в «науку», а перед наукой ставит задачу не только поиска нового знания, но и его систематизации, сопоставления с накопленным ранее и в других отраслях, иными методами знанием, проверки его на практике.

Понимание необходимо отличать от знания, в том числе научного. Понимание – более широкое понятие, чем знание, под «пониманием» имеют в виду единство знания и действия на его основании. И знание, и понимание не являются «привилегией» человека, они, в определенных формах, присущи и растительному, и животному мирам. Так, в этологии и зоопсихологии известно о наличии у животных двух функциональных систем, первая из которых «отвечает» за определение типа ситуации (знание), а вторая – «запускает» имеющийся в репертуаре ответ, реакцию. Б.Рассел писал: «знание не следует определять так, чтобы этим подразумевалась непроходимая пропасть между нами и нашими предками, не пользовавшимися языком».

Существенное отличие знания и понимания в животном и растительном мире от человеческого, заключается в том, что его истинность проверяется логикой естественного отбора. Отсутствие в репертуаре необходимой поведенческой реакции, «поступка», или ошибочная оценка ситуации чревато гибелью особи, гибель критического числа особей означает вымирание рода, вида. Поэтому, для индивида вопрос выживания, приспособления – есть прежде всего вопрос устранения ошибок, и заключается в устранении тех форм поведения, которые не приносят успеха, достижения цели. В жизни человечества просматривается попытка «заменить» чреватый гибелью индивида естественный отбор, - естественным отбором используемых человечеством теорий (эволюционная эпистемология). Метафорически говоря, пусть вместо нас отмирают не выдерживающие проверки практикой и временем теории.

Создавая образ мира, человечество все менее соотносит свое существование с миром, и все более — с образом мира, принадлежащим культуре. Человек всегда пребывает в объективно данной ситуации и решает, в связи с этим, прежде всего ситуационно обусловленные проблемы и задачи. Ситуация предоставляет каждому живущему сделать в настоящем определенный выбор в форме поступка, действия, или бездействия. Совокупность осуществленных, актуализованных выборов формирует «прошлое», которое неизменно, вариациям подвержены только его интерпретации. «Будущее» есть совокупность потенциальных, ожидаемых результатов усилий, предпринимаемых в настоящем, в этой связи будущее открыто, поэтому разные варианты ожидаемого будущего имеют разную мотивирующую притягательность.

Закрытость, предрешенность будущего существует для каждого отдельного человека в виде «предельных данностей бытия» (смерть, изоляция, боль и т.п.), что не исключает его открытости для человечества в целом. Не каждый человек может внести ясно различимый вклад в историю человечества, никто не в состоянии предугадать оценку человечеством его личного вклада в усилия по актуализации желаемого будущего, но каждая ситуация, «большая» по размерности, чем индивидуальная, включая общечеловеческую, оказывает воздействие на каждого живущего. Я могу испытывать переживания в связи с проблемами СПИДа в Африке, сострадать жертвам насилия в Америке, обсуждать с друзьями угрозы, создаваемые загрязнением мирового океана и разрушением озонового слоя, я могу испытывать действительное желание помочь человечеству, но горе мне, если за всеми этими рассуждениями и переживаниями я не сделаю то что мог и должен был сделать для своих близких в своей ситуации.

При этом на первый план перед человеком выходят новые проблемы:

  1. различение между объективной данностью ситуации, и ее субъективными интерпретациями, которые могут быть далекими от истины;
  2. учет фактора времени: а) лимит времени на обдумывание не всегда известен, б) отклонение времени начала действия от оптимального для ситуации приводит к снижению вероятности успеха, требует увеличения затраты сил;
  3. учета и элиминации внешнего давления.

Подводя итоги, отметим некоторые закономерности, выявляющиеся в последнее время в связи с проблемой понимания в познании:

во-первых, современный человек во все большей степени должен ориентироваться при принятии решений, осуществлении выбора не столько на накопленный личный опыт, сколько на обобщенный опыт, накопленный семьей, группой, культурой, цивилизацией, и хранящийся в форме текстов; - отсюда следует, что возрастает и будет далее возрастать роль общения, коммуникации, на всех уровнях, начиная от межличностного, до межкультурного. Эффективность этого общения, взаимообмена, будет связана с пониманием каждым субъектом (личностью, группой) цели приобретения знаний; границы применимости теорий; меры, в которой полученные познания применимы без ущерба для Других;

во-вторых, каждая языковая культура, в интересах самосохранения заинтересованная в успехах и росте своих носителей-индивидов, становится прямо заинтересованной в максимальной интеграции знаний, накопленных Другими, в Иных культурах. Человеческая цивилизация, в рамках, доступных исторической науке, развивалась из нескольких очагов, слабо связанных между собой и породивших разные знаково-символические системы, языки. В связи с различиями в конкретных исторических судьбах народов и культур, разные языки являются носителями разного, во многом не пересекающегося знания и опыта. Важное значение, поэтому, приобретает трансляция, взаимообмен накопленного человечеством в различных культурах знания, так как и адаптация и возможность выбора привлекательной возможности для актуализации будущего, во все большей степени это зависит от того, насколько широко и полно в данном языке представлено накопленное человечеством знание. Исключительное значение при этом приобретает проблема взаимопонимания и доверия между культурами;

в-третьих, реальный успех и индивидов и культур, требует, чтобы интеграция и использование Иного знания, накопленного Другими, (а) не нарушало собственной психологической целостности выше критического уровня; (б) позволяло добиваться практических результатов. История знает немало примеров, когда неумеренное потребление продуктов Иной культуры приводило к размыванию смыслового ядра собственной культуры. Следствием такого процесса является «психическая инфляция» на уровне малых групп (особенно опасно это для семьи), и индивида, приводящие к потере чувства самоидентичности. Тяжелым является положение малых народов, и бедных стран, не имеющих возможности ассимилировать достижения мировой науки и культуры, следствием чего является исход носителей интеллектуального потенциала в высокоразвитые и богатые страны.

В проблеме понимания – вызов нашей эпохи, как человеку, так и семье, группе, культуре, цивилизации, человеческому познанию. На каждом из отмеченных уровней он ощущается, и его непринятие, отказ, принимающий форму как «упрощенного оптимизма», с ложной победой над трудностями, одержанной лишь в воображении, так и «упрощенного пессимизма», «чувством смирения», в равной степени гибельны.

Принятие этого вызова требует «экзистенциальной» реакции, заключающейся в трезвом и беспощадном анализе, диалектической конфронтации негативного и позитивного аспектов проблем, творческой реакции и систематической работы по проверке истинности теорий всех уровней, причем необходимо понимание, что «последний» ответ может дать только практика.

Литература:

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.