WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |
Жизнь есть комбинация ситуации, включающей случай и закономерность, и действий живущих: именно это сочетание лежит в основе эволюции. Собственно эволюционный процесс любого уровня состоит из решения трех взаимосвязанных проблем: накопления информации, ее трансляции, перехода к самоорганизации. Современная наука не предается гаданиям по поводу посмертной судьбы психического и выдвигает следующую метагипотезу:

1. нельзя определенно и однозначно предсказать «конечное» состояние живой системы и путь к этому конечному состоянию;

2. можно очертить возможности, указать невозможное, дать какие-то ограничения.

Современная наука исходит из предположения, что эволюция сопровождается ростом ценности информации, поэтому оптимальный путь это тот, который обеспечивает рост ценности информации посредством направленных на это процедур.

Исследования в области генетики (Дубинин) показали, что хотя в генотипе потенциально содержится больше информации, но реально на каждом шаге реализуется лишь одна из потенций. Поэтому, хотя новорожденный ребенок богаче взрослого по потенциалу, невозможно считать, что младенец информационного богаче взрослого. Генетическая информация становится биологически осмысленной тогда, когда она «расшифровывается» в результате контакта с окружающей средой, деятельности.

Мир, Вселенная, так же является сложной открытой системой, в которой непрерывно возрастает количество элементов и подсистем, увеличивается и усложняется их взаимозависимость и взаимосвязи; эти процессы имеют тенденцию к ускорению. Сами за себя говорят названия работ, в которых выдающиеся ученые философски осмысливают результаты достижений науки: «The End of CERTAINTY» («Конец определенности»,1997), И. Пригожина, «Расставание с простотой» (1998) Н.Н. Моисеева. Наука отказывается от претензий на истину, признает гипотетичность всего научного знания как «погрешимого» (фаллибилизм – К.Поппер, И. Лакатос), «относительного» (релятивизм – В. Куайн, Т. Кун), «эволюционирующего» (эволюционная эпистемология – К. Лоренц, К.Поппер, К. Хахлвег). Разрушая у человека уверенность в чем бы то ни было, философия науки ставит его лицом к лицу с экзистенциальными проблемами смерти, изоляции, боли, отсутствия заданного извне смысла. В социологии исчезли представления о «доминантах» общественного развития, вмести с ними «пали» представления о «измах» и «магистральных путях» развития человечества. В научное видение картины мира вводится Хаос, как необходимый, реально существующий компонент. И.Пригожин пишет, что «человечество достигло поворотного пункта – начала новой рациональности, в которой наука не отждествляется более с определенностью, а вероятность – с незнанием». Н.Н. Моисеев связывает перспективу открытия новой рациональности с решением проблемы взаимопонимания в коммуникации, разрешение которой требует описания сложных объектов и процессов на нескольких языках, практической реализации принципа Н. Бора (никакое сложное явление не может быть описано с помощью одного языка). В.С. Степин, в работе «Теоретическое знание» (2000), отмечает, что многие «абстракции, ранее воспринимавшиеся в качестве адекватной копии фрагментов объективного мира» утратили свой онтологический статус и предстали в качестве гипостазированных объектов (с.555). В современной философии и методологии науки процесс познания рассматривается как продукт индивидуальных и коллективных усилий субъектов – ученых, каждый из которых рассматривается как погруженный в мир, действующий внутри него, и постигающим объекты «в зависимости от того, каким образом исторически определенные состояния человеческого жизненного мира обеспечивают включение объектов в познавательную деятельность людей» (там же, с.558). Эта позиция современной науки неизбежно заменяет «абсолютного наблюдателя» классической науки субъектом научной деятельности, индивидом или группой исследователей. Современная наука, исключив из своих категорий «Абсолютного наблюдателя» пришла к представлению о множественности пониманий, каждое из которых связано с неповторимыми особенностями конкретных наблюдателей. Не столько технических средств, приборов и методов, которыми они пользуются, сколько разумов.

Нельзя сказать, чтобы такой взгляд, предлагаемый наукой человеку, вызывал «оптимизм» у последнего: достаточно тяжело представить себя существом, созданным Вселенной с целью биологического осмысления информации. Но в этом взгляде есть сочетание научной честности и перспектива свободного самоопределения человечества. Если человек не является «творением Бога», которому уготовано райское блаженство в примитивном его истолковании (как отсутствие всяких проблем), то это означает, что мы все творим отнюдь не предопределенное будущее своими делами и поступками «здесь, сегодня и сейчас». Это значит, что только в осознании, понимании причастности каждого своего поступка к судьбе мира может обрести человек свое трудное счастье.

Современная наука становится все более сложной. С одной стороны, для того, чтобы стать специалистом, достичь самоактуализации, акме, человек должен самоограничивать себя, начиная с определенного момента, сконцентрировавшись на решении узкого круга проблем, в решении которых он хочет стать специалистом. Это лишает его возможности пристально следить за исследованиями в других областях науки, не смежных с его профессией. Новые отрасли знания обретают свои специфические языки, которые непонятны «непосвященному», приобретаемое знание становится «эзотеричным», требующим особого истолкования для «непосвященных». Практически, можно говорить о «конце» претензий человека как индивида на энциклопедичность познаний, полный охват всех его сфер. Место энциклопедиста занимает группа исследователей, объединенных методологическим единством и языком. Энциклопедия становится результатом деятельности группы, внутри которой резко обостряются проблемы взаимозависимости и взаимодоверия. Логически непротиворечивый результат требует самоограничения от каждого члена творческого коллектива.

Аналогичные процессы происходят и в сфере производства товаров и услуг. Разделение труда и кооперация во всемирном масштабе привели к созданию глобальных рынков товаров, денег, технологий, труда и услуг. Эта ситуация требует от индивида все более длительной, дорогостоящей и трудной процедуры овладения профессиональными знаниями, во все возрастающей степени сужает возможности смены вида деятельности. Главными игроками и субъектами деятельности на этих рынках являются транснациональные корпорации, роль человека сводится, за редким исключением, к выполнению технических функций, связанных с объективными ограничениями со стороны корпорации и необходимостью самоограничения собственной активности во имя достижения коллективного результата. Во всех сферах человеческой деятельности практика требует от индивида сознательного самоограничения во имя достижения общих целей.

Особенно сильно «сжимается» в современной практике то пространство свободного самовыражения в поступках, которое многие века выражалось в легендах и мифах о «герое» и его «подвиге». Современность предоставляет человеку возможность «тихого» и неброского подвига труда на своем месте, заботы о своих близких, в соответствии с реалиями его жизни. Эта ситуация требует определения для субъекта нового «пространства свободы», где возможен выход, реализация его творческой активности, что находит отражение в создаваемых современной культурой виртуальных пространствах.

Современная культура рисует мир неравенства и насилия, в котором выживание становится счастливым лотерейным билетом, а успеха может добиться только «супермен». Смысл жизни заключается в возможности неограниченного потребления услуг и товаров. Лозунг «Изменим жизнь к лучшему» вытесняется тезисом «Замени вещи на лучшие!». По форме и содержанию, культура все более отчетливо делится на «элитарную» и «массовую» - «поп-культуру». Основанием необходимости такого деления считают мысль М. Хайдеггера (которого, помимо его воли, считают одним из «отцов постмодерна»), заявившего о необходимости отказа от «трансцендентных идеалов» и о «снижении верховных ценностей, во имя «демократизации» культуры. Сам философ объяснял это необходимостью придать миру такой понятный не только для философов смысл, который не «унижает» его до роли проходного двора в некую «потусторонность».

В то же самое время «поп-культура» все более отличается «клиповой» эстетикой. Мелькающие несвязанные фрагменты изобразительного и звукового ряда, специфические ритмы, лишают возможности на чем-либо сосредоточиться, о чем-либо задуматься. В параллельных рядах «клиповой» рекламы и «поп-искусства» ненавязчиво внушаются мысли о первичности личных физиологических потребностей надо всем: если начальник мешает тебе съесть любимый «твикс» - подлей ему что-нибудь в кофе; если хочется съесть «данон» - то «пусть целый мир подождет!». Действие в произведениях «поп-культуры» происходит в экзотических условиях: рестораны и пляжи, фотомодели в роскошных интерьерах, и, в отличие от реальности, все абсолютно предсказуемо от начала до конца. Видеомагнитофоны позволяют воспроизводить эту «реальность» с любой точки и в любое время, интерактивные телесериалы и компьютерные игры позволяют группам телезрителей и отдельному игроку в компьютерной игре определять дальнейший ход событий. Герои компьютерных игр отличаются тем, что их можно «погубить» и «оживить» по собственному желанию. Общение через компьютерные сети позволяет фальсифицировать свой зримый образ и биографию, легко и без учета мнения «партнера» решать вопрос о выходе из общения. Общение людей во все большей степени становится опосредованным артефактами, фальсифицирующими, заслоняющими внутреннее содержание и истинные цели вступающих в общение.

Таков современный мир, по крайней мере таков его образ в науке и культуре. Именно по отношению к этому миру человек должен строить свой жизненный план, выбирать систему ценностей, способы их достижения и отстаивания. Этот мир изменился и продолжает быстро меняться. Если то, что считается истинными ценностями, к которым следует стремиться человеку, существует, то эти ценности стабильны по отношению к меняющемуся миру. Из этого следует, что меняется только исходный пункт, откуда человек к ним устремляется. Путь, который ему надлежит преодолеть, как бы его ни называли, потребует от него новых знаний и новых умений, многие из которых ему необходимо будет выработать самому, так как поколение родителей и учителей шло другими маршрутами, что требовало других навыков. Так было и раньше, и не только в России, но во всем мире, в этом факте основа кризисов взаимоотношений между поколениями.

Разрешение проблемы понимания в познании не может быть достигнуто человеком и научным сообществом на теоретическом уровне. Для этого необходим выход науки за пределы теоретических дискуссий, соотнесение концепций и теорий с практикой жизни и деятельности человека, группы, общества. С другой стороны существует прямой запрос человека на то в науке, что имеет отношение не только к научным доктринам или философским теориям, но применимо к моей жизни, моей ситуации, дает мне возможность продвигаться путем самоактуализации к моему акме. Только отсутствие ясного ответа науки на этот запрос создает неадекватно широкое поле деятельности для современных «шаманов» и «магов». Только в диалоге человека и науки возможно открытие того, чего именно «не хватает» в наследии, оставленном предшествующей культурой и наукой современному человеку. Только так могут быть выявлены проблемы, требующие решения здесь и сегодня, отвечающие практическим нуждам человека, а не теоретическим потребностям «абсолютного наблюдателя», не имеющего места во времени, пространстве и реалиях жизни. Настоящая жизнь редко ограничивается постановкой перед человеком тех проблем, решение которых возможно применением поведенческих и интеллектуальных шаблонов, являющихся результатом запоминания, простой интериоризации. Процесс жизни, мучительный и радостный, почти всегда дарует человеку возможность сделать шаг в неизведанное, по крайней мере, им неизведанное, изведать ощущение, переживание собственного открытия нового в жизни. И пусть в дальнейшем выяснится, что подобное уже испытывал и открывал кто-то в веках прежде меня, и появится понимание того, что кто-то еще будет испытывать подобное после меня, это переживание относится к тому, что свидетельствует о подлинности жизни и ценности ее проживания.

«Познание» и «понимание», «самопознание» и «самопонимание», не относятся к естественному горизонту жизни человека, где каждому термину есть зримая и доступная непосредственному восприятию референция. Это – теоретические понятия, значение которых можно выяснить только исходя из теории, концепции, в рамках которой они используются, применяются. Это не значит, что в объективной действительности этим терминам ничто не соответствует, это значит, что границы между теми явлениями, процессами, о которых идет речь, не усматриваются непосредственно, а определяются на основании договоренности, конвенции между группами исследователей. Это значит, кроме того, что прояснение соотношения понятий не возможно без сопоставления теорий, в которых они употребляются. В настоящее время ни в мировой, ни в русскоязычной литературе, в том числе научной, не существует «общего» представления о диалектике познания и понимания, не просматривается и методологического единства, поэтому при относительной стабильности представлений о «понятии», «понимание» трактуется в широчайшем диапазоне от «эмоционального состояния» до «деятельности по производству и присвоению смыслов». Разница в определении «понимания» естественным образом приводит к отсутствию ясности и в вопросе о путях достижения «понимания» конкретным человеком; обретение понимания описывается и как побочный продукт научной деятельности, абстрагирования от суеты жизни, и как «чудо» (А. Эйнштейн), как «инсайт», «озарение».

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.