WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

 Четвертая фаза есть третий, последний и наиболее глубокий период упадка. Жажда знаний, на какое-то время приглушенная скептицизмом, ищет успокоения и с «горячечной поспешностью» создает все новые и новые воззрения и системы. Поскольку строго научные методы, которые доминируют в первой фазе, не ведут к цели так быстро, как того жаждет изглоданный скептицизмом человеческий разум, то этот разум прибегает к новым разнообразным источникам познания, к принципам, за истинность которых никто не в состоянии поручиться. В философию приникают идеи о «тайной интуиции», о «мистических силах» в познании, на основе которых создаются грандиозные системы, провозглашающие об открытии истин последней инстанции, превышающих все возможности человеческого понимания.

Точкой крайнего упадка философии Нового времени Брентано считает философскую систему Гегеля. Отсюда возникает его убеждение в том, что философия завершает очередную эпоху своего развития и стоит на пороге новой эпохи своего развития, на пороге фазы расцвета и прогресса. Этот расцвет был возможен, по его мнению, на основе разработки дескриптивной психологии.

 В 1874 году Брентано опубликовал первый том «Психологии с эмпирической точки зрении» (второй том не был опубликован). В этой книге Брентано предпринял попытку дескриптивного описания «психического», которое отождествлял с «сознанием». Дескрипотвная психология должна была стать фундаментальной для философии наукой, на которой основываются все другие философские дисциплины. Этика, эстетика, и даже логика должны в первую очередь рассматриваться психологически, основываясь на данных и заключениях психологии, которая, в свою очередь, должна искать для них последние основания в переживаниях, которые должна точно описывать. Брентано был убежден в том, что внутреннее восприятие существует, и, проводя различие между восприятием и наблюдением, утверждает, что невозможно лишь наблюдать за собственными переживаниями. Он полагает, что такое наблюдение, для построения дескриптивной психологии, необходимым не является. Он считает возможным найти средства, которые позволят вначале непосредственно зафиксировать собственные переживания, а затем определить их в других методических процедурах, и, тем самым, сделать возможной построение дескриптивной психологии.

Наиболее общим и основополагающим понятием, служащим для анализа сознания, для Брентано является понятие «представление». Он выделяет представления-восприятия, репродуктивные представления, а также «конструктивные» представления, которые являются «актами воображения» (Imaginationen). Анализируя различие между представлениями-восприятиями и «представлениями», понимаемыми в соответствии с обычным в немецком языке смыслом этого слова он приходит к выводу, что во (внешнем) восприятии предмет восприятия (прежде всего, вещь) дан телесно, как самоприсутствующий, в то время как в случае с представлением это не так.

Этим различия между восприятием и представлением в концепции Брентано не исчерпываются. Он пишет, что «восприятие» есть сложное переживание, состоящее из «представлений» и «суждений», а «суждение» - это не текст в логическом смысле, но акт «признания» или «отвержения» чего-либо. Например, если сейчас я вижу, например, мои очки, лежащие на этом столе, то, по Брентано, я переживаю две вещи: я имею в себе представление, причем представление особого типа, и одновременно я осуществляю акт признания того, что я здесь вижу. И если я, например, предполагал (eingestellt war), что это мои очки, а оказывается, что на самом деле это очки моей жены, то я говорю: «Ой, нет, это не то, что я имел в виду». Таким образом, Я «отвергаю» существование моих очков и говорю: «Этого {здесь} нет, здесь что-то другое».

Брентано утверждает, что могут существовать и такие представления, которые осуществляются без суждения, то есть не содержат в качестве своих компонент, в качестве чего-то второго ни признания, ни отвержения — точно так же, как Гуссерль позднее говорит о полностью «нейтральных» представлениях. Именно эти полностью нейтральные представления для Брентано являются основой всех иных возможных разновидностей переживаний сознания. В области сознания каждое «нечто» или является представлением, или фундировано в представлении. Других «психических феноменов», по Брентано, не существует. Следовательно, и «суждение», осуществляемое при нормальном визуальном восприятии, фундировано в этом представлении, в этой особой разновидности представления, в «непосредственном», воспринимающем представлении.

Понятие о переживании в концепции Брентано тесно связано с понятием интенциальности (от латинского Intendo – указывать (на), распространяться в направлении на), которое вводится им для проведения решающего различия между физическими и психическими явлениями. Интенциальность – это термин, который вводится для обозначения собственной активности сознания, его постоянной направленности на те или иные объекты. Интенция как наличие собственной активности позволяет Брентано провести разграничение между психическими и физическими явлениями. Благодаря введенному понятию интенции, Брентано может говорить об актах восприятия и представления не как о «всплывании» того или иного чувственного образа, но как о специфической «духовной» активности и актах деятельности. Поэтому возникает необходимость разграничения собственно акта и его содержиния, что, в свою очередь, требует проведения различия между натуралистическими и интенциальными связями и объектами.

Все натуралистические связи существуют между «независимыми» физическими вещами в мире действительности и радикально отличаются от интенциальных связей, возникающих между психическими состояниями человека и теми объектами, в соотношении с которыми они находятся. В первом приближении может показаться, что интенциональным объектом оказывается определенный психический образ сам по себе, как некая ментальная идея, по типу идеи Локка. Однако Брентано не считает интенциальный объект чем-то чисто психическим: он пишет, что можно вообразить крылатого коня Пегаса и быть убежденным в существовании этого образа в своей психике, но это совершенно отлично от убеждения в том, что крылатый конь Пегас действительно существует в мире. Брентано считает, что интенциональный объект самостоятелен и «не растворим» в переживании, так как, например, дерево дано «как оно само» в многих различных интенциональных актах. С другой стороны, это «интендируемое» дерево все же отлично от дерева как натуралистического объекта. По его мнению в натуралистическом мире объект-дерево способен вступать в различные отношения без потери каких-либо характеристик, а в интенциональном мире характеристики дерева будут модифицироваться в зависимости от форм интенции: воспринимаемое не тождественно воспоминаемому.

Сам Брентано не дает ответа на вопрос о том, каков статус интенциального объекта, каково соотношение между миром представлений и миром действительности и каково соотношение переживания и того объекта, с которым оно связано. Он лишь ставит принципиально проблему, ответ на которую предлагает Э. Гуссерль и феноменология.

Э. Гуссерль: сознание как переживание

Психология Нового времени есть наука о реальных, проявляющихся в конкретной взаимосвязи объективно-реального мира процессах, называющихся здесь психическими. Самый непосредственный пример раскрытия «психического» дан нам в живущем имманентном бытии того, что я обозначаю именно как «Я», а также и всего того, что обнаруживает себя как неотделимое от Я, как Я-переживания (такие, как опыт, мышление, чувствование, волнение) или психические переживания, а также в качестве способностей или Habitus

Э. Гуссерль

Гуссерль Э. (Husserl E, 1859-1938) считал главной своей задачей поиски несомненных основ познания, направленного на достижение Истины, безусловной и необходимой для всех, кто ее способен воспринимать. Важную роль в судьбе Э. Гуссерля сыграли Франц Брентано и Вильгельм Дильтей. Некоторые историки считают, что лекции Франца Брентано произвели на Гуссерля столь сильное впечатление, что он полностью погрузился в философию. Неоспоримым фактом является то, что Вильгельм Дильтей настоял в министерстве на назначении Гуссерля экстраординарным профессором в Геттинген, где он получил персональную кафедру и творческую свободу.

Творческий путь и содержание работ Гуссерля отражают его настойчивое стремление отстоять принципиальную позицию ученого как «незаинтересованного созерцателя», не имеющего иных стимулов в работе, кроме стремления к Истине. Он полагает, что во всех остальных случаях результат всегда будет смутным, неточным знанием, ограниченным частным интересом: «Превращение чаяний глубокомыслия в ясные рациональные образования – вот в чем заключается существенный процесс новообразования в строгих науках. И точные науки имеют свой длительный период глубокомыслия; и подобно тому, как они в период Ренессанса в борьбе поднялись от глубокомыслия к научной ясности, так и философия – я дерзаю надеяться – подымется до этой последней в той борьбе, которая переживается нынче <…> Глубокомыслие – есть знак Хаоса, который подлинная наука стремится превратить в Космос – простой, безусловно ясный порядок» (Гуссерль, 1994, с.37).

Гуссерль анализирует проблему переживания для того, чтобы освободить, очистить науку сначала от «психологизма» (не следует путать «психологизм» и психологию! – примечание автора), затем – от доктрины «непосредственно данного», сторонники которой пытались возвести здание науки исключительно на фундаменте чувственно данного, и только потом – от формально-логического «конструирования действительности» исключительно на основе теоретических понятий.

Когда мы говорим о борьбе Гуссерля с «психологизмом», мы имеем в виду принципиальное неприятие им положений о том, что:

1) логика является частной по отношении к психологии, вторичной наукой (Липпс: «что логика есть психологическая дисциплина – это столь же достоверно, как и то, что познавание происходит только в психике, и что мышление, завершающееся им, есть психологический процесс») и

2) логика находится в таком с психологией соотношении, в котором искусство находится по отношению к науке (Милль: «своими теоретическими основами она целиком обязана психологии и включает в себя ровно столько из этой науки, сколько необходимо для обоснования правил искусства»).

Гуссерля подобное положение могло бы устроить только в том случае, если бы психология уже выявила и располагала точными и несомненными законами в отношении мышления. Однако «психология до сих пор лишена настоящих и точных законов», а все положения, «которые она удостаивает названия законов, суть хотя и весьма ценные, но все же лишь приблизительные обобщения опыта, высказывания о приблизительных правильностях сосуществования или последовательности» (Гуссерль, 1994, с.219). Поэтому (возможно, за неимением лучшего варианта) Гуссерль полагает необходимым принять за несомненное основание идею о том, что существуют общие для всех естественные законы мышления, «характеризующие своеобразие нашего духа как мыслящего начала». Именно эти законы определяют «правильное мышление», которое «состоит в чистом, не осложненном никакими другими психическими влияниями» действии этих законов.

«Неправильности» мышления при подобном ходе рассуждений оказываются связанными с привычкой, склонностью, традицией, переживанием. Поэтому изучение переживания признается необходимым для решения проблем познания, а в плане разграничения предмета между психологией и философией Гуссерль предлагает считать проблему переживания сферой интересов собственно психологии. Под феноменом как предметом философии он понимает интенциональное переживание предмета как такового, которое может рассматриваться как предмет «внутреннего осознания». Гуссерль считает, что проведение разграничения именно таким образом поможет восстановить тесную связь между философией и психологией, которую он считал прерванной Декартом и его последователями.

Гуссерль считает необходимым вывести «за скобки» философии изучение реальности, что позволяет, не занимаясь изучением вопроса о мере соответствии мира знания и мира действительности, сосредоточиться на изучении всеобщих и необходимых законов и актов сознания, которые дают человеку возможность составлять суждение о реальных предметах. Основным понятием для феноменологии он, следуя Брентано, предлагает считать «интенциальность», как отражающее взаимосвязь между миром действительности и миром сознания. В отличие от Брентано, Гуссерль видит в восприятии не сложное переживание, но нечто целостное: в восприятии нет какого-то особого акта «представления» и, наряду с ним, второго акта «признания». Оно — один акт, одно переживание, причем тот способ, каким обычно осуществляется акт восприятия, заключает в себе и убеждение в существовании того, что в нем воспринимается. Все акты, которые характеризуются переживанием убежденности, Гуссерль называет «тетическими». Существуют различные разновидности «тетических» актов, через которые люди соотносят себя не только с реальностью, с автономным бытием, но и с возможным бытием, предположительным и т.д.

Фундаментальной для Гуссерля является идея о том, что сознание существует аподиктически и все, что является его содержанием, безусловно является сущим, элементом мира действительности. Например, если Лютер считал, что в его келье присутствует дьявол, то независимо от того, существует ли дьявол на самом деле, - фактом является существование мысли Лютера о существовании и присутствии дьявола; если некто уверен, что видит пирамиду Хеопса или жирафа, то для него это является истиной, даже если он никогда не был в Египте и не посещал зоопарка. Все мысли, таким образом, вне зависимости то меры их соответствия действительности, представляют собой объективное содержание сознания, и их следует определить как «мысленные объекты». Поэтому все наличное знание есть результат логических выводов и оперирования понятиями над данными психического переживания и является, некотором смысле, следствием переживания субъекта познания.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.