WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 32 |

Современная науки, исключив из своихкатегорий «Абсолютного наблюдателя» пришла к представлению о множественностипониманий, каждое из которых связано с неповторимыми особенностями конкретныхнаблюдателей. Не столько технических средств, приборов и методов, которыми онипользуются, сколько разумов. Любой исследователь, наблюдатель, даже если он ине отдает себе отчета, имеет и непрерывно обновляет свою собственнуюконструкцию с логически связанными звеньями — «картину мира». Картина мираребенка скорее мифологична. Он находится в центре вселенной, все сущеевращается вокруг него и служит ему. На следующем этапе развития выясняется, чтоцентром вселенной являются родители, они наделены силой и могуществом, поощряюти наказывают, а ребенок — их спутник. На этом этапе практически все, что исходит отродителей, воспринимается в акте веры и становится для ребенка первичнойреальностью и истиной. Далее выясняется, что не вся вселенная состоит из однойсемьи, что есть и «другие родители» и «другие дети». От них исходит инаяинформация, которая воспринимается через фильтр родительского одобрения— неодобрения. В школерассказывают про то, что солнце — огненный шар, что звезды бесконечно далеки и на самом деле больше,чем луна. На этом этапе «картина мира» начинает делиться на разные горизонты.Естественный горизонт жизни человека остается детским, принятым в акте веры, ипотому религиозным или мифологическим. В этом горизонте человек нерассматривает своих близких как коллаж из элементарных частиц или химическихэлементов, он не сомневается, что красное — это красное, что земля— твердая и т.д. Здесьчеловек любит и ненавидит, воспитывает детей. Да и возможна ли «любовь» междудвумя скоплениями атомов или воспитание саморазвивающейся системы с еебифуркациями и энтропийно — негэнтропийным балансом

Современная естественнонаучная картина мираудручает. Если древние эллины еще надеялись, что кроме пустоты есть хотя быатомы, то после Гейзенберга радостно воскликнув: «нет ни атомов, ни пустоты!»затихаешь перед следующим вопросом, а кто же тогда восклицает Вариант ответа,что есть лишь самоорганизующая информация — как-то не вдохновляет. Другаясторона этой проблемы заключается в том, что исходно наука претендовала нараскрытие тайн и общедоступность знания. Парадокс современной ситуациизаключается в том, что в погоне за конкретным позитивным знанием наукистановится все более кастовой, а знание — эзотеричным, доступным дляпонимания только сообществу узких специалистов, занимающихся данной проблемой.Третья сторона этой проблемы имеет прямое отношение к психологии. Новое,«эзотерическое» знание, полученное «естественными науками» оказывается никак несвязанным с естественным горизонтом жизни человека, более того, онопротиворечит если не всем, то почти всем его базовым мыслям и чувствам, делаетего реальные проблемы иллюзорными. Кроме того, появляется насущнаянеобходимость в касте истолкователей этого нового знания; новые жрецы— жрецы науки должныобъяснить налогоплательщику, на деньги которого функционируют их храмы, своюважность и полезность. Итак, в основе понимания лежит акт принятия информации,знания «на веру». Современная цивилизация основана на вере и без нее немыслима.В процессе своего роста и развития человек непрерывно сталкивается с потоком«откровений»: сначала от родителей и близких, потом от друзей и учителей,врагов и любимых. И каждый раз, сознательно или бессознательно делается выбор:верить или не верить. Для ребенка откровением является то, что крик может бытьдифференцирован на звуки, а их сочетание, оттенок и уровень громкости приводятк ответной реакции родителей. Для ученика первого класса откровением можетстать таблица умножения, а в девятом — теория относительности. И всечеловеческое познание и цивилизация основаны на доверии к тому, чтоопределенный набор черточек или звуков имеет некоторое значение, большее, чемэто дано в непосредственном восприятии. И если предположить, что это базовоедоверие вдруг исчезнет, неважно в силу каких причин, то цивилизация погибнет.Человечество уже не может обходиться без своих артефактов, а артефакты безчеловечества не имеют смысла.

Из предыдущих рассуждения вытекает несколькоследствий. Так, для психологических теорий характерно то, что на первом этапесвоего развития психология была частью религии, и принималась или непринималась человеком как неотъемлемая часть религии. Психологические теориибуддизма, например, апеллировали к Будде, и если и возникали вопросы, то оникасались глубины и полноты истолкования. На метафизической фазе развитияпсихология являлась частью философской, метафизической системы и принималасьили не принималась вместе с системой, основанной в том числе и на авторитетеоснователя, например Аристотеля или Конфуция. Здесь вопросы доверияобострились. Хотя доверие к целому и определяло, в основном, доверие к части,но системы Аристотеля и Конфуция существовали в конкурентной среде, и появиласьпроцедура, напоминающая верификацию: если некоторая часть системы оказываласьприемлемой, вызывающей доверие, то это доверие распространялось и на всюсистему и на ее автора. На следующем этапе психологии как естественной наукеили дисциплине, претендующей на научный статус, необходимо выступатьсамостоятельно, не опираясь на авторитет того большего, чьей частью она была.Кроме того, наука должна опираться на факты, данные непосредственно, ипользуясь своим дискурсом, основанном на доверии (взаимном) членов научногосообщества, строить свои, присущие именно этой науке теории. Здесь в проблемедоверия происходит очередное смещение акцентов: теперь во главу угла ставитсявопрос доверия к конкретному человеку — ученому. Возникают и развиваютсянаучные школы, апеллирующие к авторитету конкретных ученых.

Здесь наиболее остро ставится вопрос окризисе доверия. Кризис — естественный спутник развития и роста. Он приводит к глубокимпадениям и высочайшим взлетам. Кризис доверия к традиции Вед привел к тому, чтоцаревич Сиддхарта стал после долгих и мучительных многолетних поисков истины— Буддой.Ортодоксальная индуистская традиция объявила его еретиком, но через некотороевремя, когда буддизм стал широко распространенным и укорененным явлением,— нашла выход иобъявила его воплощением высшего Бога Вишну, который таким образом «проверил»истинность приверженности людей традиции Вед. Протестантизм вырос из кризисадоверия к системе католицизма. Гуманистическая психология — из кризиса доверия какадемической психологии.

Жизненный цикл научных проблем и теорий внастоящее время описывается так:

П1 →Т(П1) → К(Т(П1)) П2 …

П11 …

где П1 — исходная проблема;

Т(П1) — теория, претендующая на решениепроблемы П1;

К(Т(П1)) — оценка теории, ее критика иустранение ошибок;

П2 — новаяпроблема;

П11 — уточненная формулировка исходнойпроблемы, возврат к исходной проблеме на новом уровне.

В большинстве случаев теория терпит неудачу ипроисходит возврат к старым проблемам на новом уровне. Процесс роста третьегомира связывается с критикой, обладающей творческим воображением.

Признание теории и отказ от нее полностьюопределяются опытом, однако теория ни в каком смысле не выводится изэмпирических свидетельств. Критерием научности теории является еефальсифицируемость. Теория, не опровергаемая никаким мыслимым событием неявляется научной.

К.Поппер обращал внимание на то, чтопроцедуры подтверждения и опровержения носят совершенно различныйпознавательный статус: никакое количество наблюдаемых белых лебедей не являетсядостаточным основанием для установления истинности утверждения «все лебедибелые». Вместе с тем, достаточно одного увидеть одного черного лебедя, чтобыпризнать это утверждение ложным. Эта асимметрия имеет важное значение дляпонимания процесса научного познания.

Основные идеи, связанные с пониманием статусаопровержения в оценке научных гипотез, он изложил следующимобразом:

  1. Лично получить подтверждения или верификации, почти для каждойтеории, если мы ищем подтверждений.
  2. Подтверждения должны приниматься во внимание только в том случае,если они являются результатом рискованных предсказаний.
  3. Каждая «хорошая» научная теория является некоторым запрещением: оназапрещает появление определенных событий. Чем больше теория запрещает, тем оналучше.
  4. Теория, не опровергаемая никаким мыслимым событием являетсяненаучной. Неопровержимость представляет собой не достоинство теории, а еепорок.
  5. Каждая настоящая проверка теории является попыткой еефальсифицировать, то есть опровергнуть.
  6. Подтверждение не должно приниматься в расчет за исключением техслучаев, когда оно является результатом серьезной, но безуспешной попыткифальсифицировать теорию.
  7. Некоторые теории, после того, как обнаружена их ложность все-такиподдерживаются их сторонниками, например, с помощью введения дополнительныхдопущений или с помощью переинтерпретации.

Такая процедура всегда возможна, но по сутиявляется «конвенциалистской уловкой» и снижает статус теории (Изложено поКупцов В.И., 1996. С.187-188).

Все истинно научное знание в этой моделиявляется гипотетичным. Оно признается таковым до тех пор, пока выдерживаетпопытки фальсификации. Не допускается ни психологическая, ни логическаяиндукция. Из эмпирических свидетельств может быть выведена лишь ложностьтеории, и этот вывод является чисто дедуктивным.

К.Поппер отмечает, что философы прошлогоуделяли большое внимание знанию в субъективном смысле, то есть второму миру ирассмотрению проблем соотношения второго и первого миров, в то же время малоизучали особенности жизни науки в третьем мире, что, с точки зрения Поппера,является даже более важным, чем исследование самого процесса научногоисследования. Третий мир создается человеком. Однако он во многом не ведаетсам, что творит, а результаты его деятельности начинают вести свою собственнуюжизнь.

«С нашими теориями может случиться то же, чтои с нашими детьми: мы можем приобрести от них большее количество знания, чемпервоначально вложим в них» (К.Поппер. Цит. по Кузнецов В.И., 1996.С.191).

Противоположную точку зрения наиболеепоследовательность отстаивает Р.Рорти в книге «Философия и зеркало природы»(Нс, 1997).

С точки зрения Р.Рорти кардинальной ошибкойтрадиционного представления является наличие одних и тех же проблем, которыезанимали скажем Платона, Декарта, Конта, Рассела. Претензия эпистемологии нарешение этих «великих проблем», общих для всей истории философии, и является,по мнению Рорти, ошибочной. Рорти считает, что выстраивание последовательностифилософов прошлого в соответствии с предлагаемой проблемой, которую онипытались разрешить, является лишь приемом философа, который свою точку зренияпытается обосновать традицией, путем выбора себе предшественников, не имея нато полностью объективного основания.

Рорти полагает, что сам предмет«эпистемология» родился довольно недавно, в основном стараниями неокантианцев,как раз для целей «научности» философии, и установления критерия «прогресса» вней путем усматривания одних и тех же проблем во всей истории философии. Ипоскольку эпистемология претендует на то, чтобы объяснить и втолковать нам: чтоже такое «знание», — внекотором смысле оно претендует на особое положение в культуре: ведь длягарантии того, что некоторая ветвь культуры действительно приобретает знание,нужен вердикт теории познания.

Рорти предпочитает «избавление от великихпроблем», отказ от них как от псевдопроблем, порожденных некоторой частнойкартиной мира. Рорти не претендует на то, чтобы изобразить такого рода подходкак универсальный. Наоборот, он считает, что в истории философии превалировалподход противоположный. Тут Рорти прибегает к авторитету позднего Витгенштейна,который выступил в качестве «сатирика» по отношению к традиционной философии,включая собственный «Логико-философский трактат» — и тем самым избавился отпсевдопроблемы. В этом отношении Витгенштейн находится в одной и то же компаниис Ницше и Хайдеггером, которые считали, что философии стоит отказаться отпретензий на установление истины, претензий, как они представлены у Канта илиРассела.

Если Кант и Рассел имеют цель найти основаниязнания или морали, цель возведения здания всего знания, цель приведения всистему всего культурного наследия человечества, то Ницше и Хайдеггер таковойцели перед философией не ставят. Их философия скорее является реакцией натрадиционную философию, поскольку они исходят из другой концепции — а именно, как ее определяетРорти, концепции философии как «наставления», как вклада вобразование.

В определенной степени такие философыявляются разрушителями, и не случайно Рорти с пониманием относится к программедеконструкции философии Деррида. Если отказаться от научной философии, тогдажанр самой философии становится расплывчатым, и опять-таки не случайно Рортиуже одобрительно относится к тезису того же Деррида, что философия представляетсобой просто один из видов беллетристики.

3. Развитие понятия «самоактуализация» впсихологии

3.1. Идейные предшественники ипротивники:
Бихевиоризми Фрейдизм

3.1.1. Бихевиоризм в контекстеамериканского прагматизма

С.Рубинштейн отмечает (1997 – II), что хотя бихевиористамичислились более половины американских психологов, само понятие «бихевиоризм»уже к 1923 году представляло из себя довольно пеструю картину; он включал всебя самые разные направления, в том числе интегрировал идеигештальт-психологии. В 1959 году Рубинштейн пишет: «Современныйбихевиоризм представляет собой в значительной мере смесь бихевиоризма игештальтизма» (Рубинштейн, 1997 – II, с.389). Бихевиоризм основывается на философии американскогопрагматизма (Ч.Пирс, У.Джеймс, Д.Дьюи) и опирается на осмысление открытий вестественных науках конца XIX — начала XX веков. У.Джеймс разрабатывает концепцию «чистого опыта»:он заявляет, что есть только один, единственный опыт; в зависимости от связей,в которых берутся элементы этого опыта, он выступает то как физический мирвещей, то как субъективный мир мыслей. Это одно и то же содержание в двухразных контекстах. Сознание, по Джеймсу, это определенная структура,соотношение элементов, причем сами элементы, из которых оно (сознание) состоит,психическими по своей природе не являются. При этом оказывается, «что 1) все,что сознается, испытывается, переживается, все, что становится опытом субъекта,есть реальность… любой опыт любого индивида есть откровение реальности; 2) невсе то, что реально, тем самым дано как сознание индивида, поскольку элементыреальности могут не образовывать у данного индивида структуру, составляющуюсознание» (там же, с.374).

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.