WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 32 |
  1. Личность и самость как центр личности в теории Юнга есть результаттитанических усилий по самостроительству из темных сторон, бессознательногонедифференцированного «нечто», где вовсе не просматривается проект этогостроительства, в отличие от самоактуализации, где все предзаданно и вполнесознательно.
  2. Масштаб личности Иисуса Христа и Будды сильно отличается отмасштаба личности Элеонор Рузвельт, Бетховена, Торо и т.п.
  3. Индивидуация не предусматривает не только растворения личности вчем-либо или ком-либо, но наоборот, это процесс последовательногосамовычленения из общества. В теории Маслоу самоактуализированные люди то идело пытаются раствориться или любимом деле или в любимых людях.
  4. В отличие от самоактуализации, для которой требуется тольковыполнение, удовлетворение базовых потребностей, развитие личности в теорииЮнга требует обязательного сочетания «иррационального зова», необходимогодавления внешних обстоятельств и осознанного морального выбора человека. В этомаспекте теория Юнга гораздо ближе к «экзистенциализму», чем к«гуманизма».
  5. Если в теории Юнга говорится о трансценденции, то преимущественнокак о чем-то символически объединяющем противоположные черты, свойства,гармонизующем светлое и темное во имя достижения конечной цели. В теории Маслоуявно просматривается момент, когда самоактуализация трансцендируется, то естьотбрасывается. Это положение вытекает из п.2.
  6. Мнение автора данной работы по разграничению «самоактуализации» и«самореализации» изложено в соответствии с позицией Р.Ассаджиоли,приведенной в данной работе ранее.

§ 3. Теория самоактуализации в экзистенциальнойперспективе

Экзистенциальная психология исследуетконфликты, обусловленные столкновением человека данностями существования.Эти конфликты осознаются путем глубокой личной рефлексии и, как правило,связаны с переживанием человеком экстремального жизненного опыта.Экзистенциальная психология считает, что нет в человеке предзаданных свойств,сил, способностей. Направление развития личности определяется теми выборами, которые делает человек,«заключенный» в ситуацию. Д.Леонтьев (1997 — III) отмечает, что «неправильныйвыбор, плохое осознание альтернатив, бегство от ответственности за выбор— это предпосылки«нездорового развития», то есть какой-то однозначной направленности илисущности у человека нет» (с.41). Дж.Роуэн констатировал «методологическуюнесовместимость» экзистенциальной и личностно-центрированной психологии (всеначинается с поля —всё предзадано).

Формальное начало экзистенциальногонаправления связано с С.Кьеркегором и относится к 1834 году, когда он(Кьеркегор) решил, что слишком много людей (философов, изобретателей,религиозных деятелей) дружно старается облагодетельствовать человечество,всячески стремясь облегчить его жизнь. Возникает опасность что станет «слишкомлегко». И.Ялом (1995) пишет о Кьеркегоре: «Возможно нужен кто-то, кто вновьзатруднит жизнь. Он решил, что открыл свое предназначение. Подобно новомуСократу, он должен отправиться на поиски трудностей. Каких именно Найти былонетрудно. Достаточно было поразмыслить о ситуации собственного существования,собственном смертельном страхе, стоящих перед собой выборах, своих возможностяхи ограничениях… «Ты должен что-то сделать, но поскольку твои ограниченныеспособности не позволяют тебе облегчить что-либо еще более, чем оно есть, то тыдолжен, с тем же гуманитарным энтузиазмом, как у других, приняться за то, чтобычто-либо затруднить» (с.20).

Реализуя установку на «затруднение» жизни,экзистенциальные психологи подводят человека к конечным данностям бытия,сформулированных в четырех проблемах:

1. Проблемасмерти — наиболее очевидная из всех, соотносится с экзистенциальнымконфликтом между осознанием неизбежности смерти и желанием продолжать быть;сейчас мы существуем, но наступит день, когда мы перестанем существовать. Этаужасающая правда наполняет сердца ужасом, леденит разум, парализует волю.Говоря словами Спинозы, «все сущее стремится продолжать свое существование»;противостояние между сознанием неизбежности смерти и желанием продолжать жить— это центральныйэкзистенциальный конфликт.

2. Проблемасвободы — в экзистенциальном смысле есть отсутствие внешней структуры.«Свобода как первичный принцип порождает ужас» (И.Ялом). Повседневная жизньдарит нам утешительную иллюзию, что мы приходим в хорошо организованнуювселенную, устроенную по определенному плану, и такую же покидаем. На самомделе индивид несет полную ответственность за свой мир — иначе говоря, сам является еготворцом. С этой точки зрения «свобода подразумевает ужасающую вещь: мы неопираемся ни на какую «почву», под нами и над нами — бездна, которой нет ни конца никрая. Открытие этой истины об отсутствии структуры вступает в конфликт с нашейпотребностью в структуре и почве.

3. Проблемаизоляции — это не изолированность от других людей с порождаемым егоодиночеством, и не внутренняя изоляции (от частей своей собственной личности)это фундаментальная изоляция: сколь бы ни были мы близки к кому-то, между намивсегда остается последняя непреодолимая пропасть; каждый из нас в одиночествеприходит в мир и в одиночестве из него уходит. Конфликт — это напряжение между осознаниемсобственной абсолютной изоляции и потребностью в контакте, защите,принадлежности к большему целому.

4. Проблемасмысла — заключается в динамическом конфликте, проистекающем из дилеммыищущего смысл существа, заброшенного без его согласия в не имеющий смыслауниверсум. Мы должны умереть; мы сами структурируем свою вселенную; каждый изнас фундаментально одинок в равнодушном мире — какой же тогда смысл в нашемсуществовании Почему мы живем Как нам жить Если изначально ничего непредначертано — значиткаждый из нас должен сам творить свой жизненный замысел. Но может ли этособственное творение быть достаточно прочным, чтобы выдержать нашу жизнь

Ключевая идея экзистенциальной психологиинаиболее ярко сформулирована Ж.-П. Сартром (1989): «Существование предшествуетсущности» (с. 323). Другими словами «в человеке нет никаких предзаданныхсущностей или «природы человека», которая бы определяла, что разовьется на ееоснове в дальнейшем. Человек в каждый момент своей жизни решает, чем он будетдальше и куда будет развиваться. Человек творит самого себя и он есть лишь то,что сам из себя делает… Всё, что в жизни есть: тревога, вина, страх, отчаяние,с одной стороны, и надежда, свобода, ответственность и любовь, с другой,— все это несваливается на человека неизвестно откуда, не заложено в него изначально, апорождается его собственными выборами и его собственными усилиями» (ЛеонтьевД., 1997 — III,с.43).

Ж.П.Сартр разработал «экзистенциальныйпсихоанализ». «Это метод, предназначенный для выявления в строго объективнойформе субъективного выбора, посредством которого каждая личность, делает себяличностью, то есть дает себе знать о том, что она есть». Человек должен сводитьотдельные формы поведения к фундаментальным отношениям, а не к сексуальности,«к бытию, выражающемуся в этих формах поведения. Следовательно, он идет ссамого начала к пониманию бытия, и не может иметь другой цели, кромеобнаружения бытия и способа бытия перед лицом этого бытия» (цит. по ТихонравовЮ., 1998, с.37). Сартр считает, что «…экзистенциальный психоанализ — это моральное описание, ибо оноткрывает нам этический смысл различных человеческих проектов» (там же).Отдавая должное психоанализу Фрейда, Сартр считает, что Фрейд и егопоследователи идут в правильном направлении, но не доводят дело до конца,застревая на промежуточных результатах. Сартр отвергает понятие«бессознательное», различая сознание и познание, причем статус познания— выше (осознание— это еще непознанное). Отвергаются так же «великие объяснительные идолы нашего времени— наследственность,образование, среда, психологическая конституция» (там же, с.38). Ключевыепонятия анализа по Сартру — «первоначальный проект» и «кристаллизация».

Под «первоначальным проектом» Сартр имел ввиду «последнее, далее не редуцируемое основание, к которому можно прийти прианализе человеческой личности, изначальный сознательный выбор самого себя поотношению к бытию» (Тихонравов Ю., 1998, с.41). Этот выбор лежит в основе всехрешений и выборов, которые человек осуществляет в дальнейшем на протяжении всейсвоей жизни. Вокруг этого выбора происходит «кристаллизация» (наиболее близкийтермин из психоанализа — «фиксация»). Кристаллизация не обязательно связывается ссексуальностью, а может осуществиться и вообще вне эмоциональной связи с другимчеловеком. Она происходит в то время, когда у человека нет осмысления ипоставленной цели. И пока не произойдет осмысления, человек может считать себясвязанным первоначальным выбором и кристаллизацией. Это состояние уверенности всвоей несвободе Сартр описывает термином «дурная вера», причем парадоксзаключается в том, что на дорефлективном уровне сознания, человек знает, чтолжет себе и это знание дает основание считать, что из темницы «дурной веры»выход есть. Выход осуществляется путем «реконструкции первоначального проекта»,в результате чего как отмечают Л.Филиппов и Ю.Тихонравов, реставрируется«нутряноe отношение к миру». Мир становится антропоморфным. Вместо монотонной ибесцветной сетки естественнонаучной «картины мира» перед человеком открываетсякрасочный и рельефный — живописный океан бытия… Натурфилософия досократиков, античныйсимволизм и алхимический миф средневековья вступают в свои права… место понятийу Сартра занимают метафоры… В результате мир превращается в совокупностьнуждающихся в расшифровке символов» (Тихонравов Ю., 1998, с.43).

Реальная человеческая жизнь, по Сартру,зависит от цели, которую он перед собой ставит. Причем должна быть конечнаяцель. Конечной целью может быть «тот идеал, который можно назвать Богом… Бытьчеловеком — этостремиться быть Богом, или, если угодно, человек — это фундаментальное желание бытьБогом» (там же, с.48). Быть Богом — это быть всем и понимать всё, ничего не иметь вне себя, непризнавать границ и условий, реализовываться во всех формах. Человек желаетбыть всемогущим и всезнающим, но это лишь свойство его сознания — жажда, лежащая в основе всехпотребностей и устремлений. Однако трагедия заключается в том, что сознаниеникогда не может статьреальностью и, следовательно, фундаментальный проект никогда не может бытьреализован. Сознание живет, надеется, страдает, а реальность состоит избезжизненных фактов. Даже если нечто реализовывается, то цена этой реализации— омертвение.«Ценности, направляющие человеческую жизнь, остаются таковыми до тех пор, покаони не реальны, едва они считаются реализованными, как оказываютсянесовершенными или дефективными» (Аббаньяно Н., 1998, II, с.149).Следовательно, другие люди так же являются для моего сознания вещами, несуществуют на равных со мной, и я для других являюсь лишь вещью. «Любовьзавершается крахом, потому что каждый из двух partners хочет быть для другогоцелым миром, и тогда конфликт неизбежен; или, если один из них отказывается отэтой претензии, то, с одной стороны, рождается мазохизм, а с другой— садизм. Сама смертьне составляет для человека никакой границы или исхода: она факт, как ирожденье; и, подобно рождению, она абсурдный факт» (там же, с.150). Такимобразом человек — этотворец, обреченный в глобальном масштабе на неудачу. Эта обреченность посуществу уравнивает все выборы, делает равно абсурдным и бессмысленным всевыборы «…так что в сущности одно и то же — пьянствовать в одиночестве ивести за собой народы». Если один из этих видов деятельности выше другого,— писал Сартр,— то не по причинереальной цели, а по достигнутому осознанию его идеальной цели: и в этом случаеапатия одинокого пьяницы выше потусторонней агитации предводителя народов» (тамже, с.151). По существу приведенные рассуждения Сартра имеют основу ввыявленной С.Кьеркегором «парализующей мощи возможного», порождающейфундаментальную тревогу. Этот вид тревоги связан с односторонним акцентомвнимания на негативные аспекты всех данных как возможностей, любых проектов,деятельности, в которую мы можем вовлечься. Этот стиль рассуждений — «родовая» черта экзистенциальнойфилософии и психологии. Любое событие, действие, деятельность оказываетсябессмысленным, бесполезным в контексте слишком широком, рамки которого включаютрождение и смерть как абсурдные факты. За пределами этого отрезка сознаниеожидает Ничто, поэтому нет надежды рассчитывать на оценку своих усилий «извне,со стороны». Может ли человек следовать своим путем, осуществить «прорыв», ненадеясь на рай, при полном знании того, что всё, к чему он прикоснетсяомертвеет

У экзистенциальной психологии нетоднозначного ответа на этот вопрос. Все экзистенциалисты, понимая подэкзистенцией совокупность возможностей, которые человек должен реализовать,сходятся в том, что экзистенция — это трансценденция к бытию и что движение трансцендирования носитне необходимый, а возможный характер, но дальше, указывает Н.Аббаньяно (СПб.,1998), позиции их расходятся. «Особенность позиции Хайдеггера состоит в том,что он, признавая, что экзистенция — это постоянная проекция вбудущее, в конечном счете приходит к выводу, что все проекты обречены нанеудачу, ибо условия, в которых они реализуются, непременно их разрушают. Такимобразом, экзистенция не может оторваться от «ничто». С другой стороны К.Ясперсподчеркивает, что все попытки экзистенции «дойти до бытия» оканчиваются крахом,так как человек не может отождествиться с бытием, не может воссоединиться странсцендентностью» (Аббаньяно Н. СПб., 1998. С.10-11). Обе эти установкиАббаньяно называет негативными, ввиду того, что они сводят экзистенцию кневозможности —невозможности оторваться от «ничто» (Хайдеггер) и «невозможности прикрепиться кбытию» (Ясперс). Но возможно еще одна, третья позиция: акцентировать вниманиене на начальном или конечном пунктах движения, а на самом движении. То естьэкзистенция должна смотреть на саму себя как на отношение с бытием, котороевсегда проблематично.

Если Хайдеггер и Ясперс в конечном счетесводили все возможности к невозможностям, то представители христианскогоэкзистенциализма (Марсель, Лавалль, Ле Сенн) превращали их в потенциальности,неизбежно предназначенные Богом. В этом случае, пишет Н.Аббаньяно, экзистенцияутрачивает свою проблематичность, и процесс ее конструирования осуществляетсякак будто бы автоматически.

Таким образом, в экзистенциализме можновыделить три главных направления в зависимости от того, как они трактуютпроблему возможного:

1) невозможность возможного;

2) необходимость возможного;

3) возможность возможного.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.