WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 35 |

Однако можно ли утверждать, что поисковаяактивность полезна всегда и во всем Если говорить о телесном здоровье, тобезусловно можно: для нашего организма совершенно безразлично, в какую сторонумы направляем наше поисковое поведение и каковы его последствия для нашегосоциального окружения. Однако для самого социального окружения, т.е. для людей,среди которых мы существуем, это далеко не безразлично. Поисковое поведениеможет проявляться в творчестве, в борьбе за благородные идеалы, вальтруистическом поведении, наконец в попытках преодолеть собственные слабостии отрицательные тенденции. Во всех этих случаях поиск оказывается не толькоспасительным для здоровья, но и в высшей степени благотворным для моральногоклимата в малой или большой группе. Я вспоминаю, с какой белой завистью я читало психологической атмосфере в научной "школе Н.

Бора", превосходно отраженной в книгеДанина. Зависть вызывала именно атмосфера научного поиска и взаимной поддержкив процессе этого поиска. В таком психологическом климате проявляются иусиливаются лучшие человеческие качества.

Однако, к сожалению, это далеко неединственный и, может быть, даже не самый распространенный способ реализациипоискового поведения. Активное поведение в условиях неопределенности вполнеможет быть разрушительным, направленным на достижение не просто эгоистических,а даже низких и опасных целей. В этом случае оно не утрачивает своегоположительного воздействия на физическое здоровье человека, склонного к такомуповедению, но крайне отрицательно влияет на моральное здоровье всегообщества.

Лет 15 назад у меня возникла дискуссия свидным немецким психиатром и философом, основателем движения "Динамическаяпсихиатрия" Г. Аммоном.

Аммон развивал представления о двух типахагрессивности: деструктивной, т.е. разрушительной (этот вид агрессивностиподробно описан классическим психоанализом), и так называемой конструктивнойагрессивности. Под последним термином Аммон подразумевал, в сущности, то жесамое, что я называл поисковым поведением, но только с положительным знаком:сюда относится активное и полезное преобразование мира, творчество, открытостьпо отношению к новому и т.п. К сожалению, само понятие агрессивности имеетслишком отрицательную репутацию и даже прилагательное "конструктивная" не можетэту репутацию изменить, поэтому я предпочитаю термин "поисковое поведение", темболее, что за этим термином стоят объяснения конкретных механизмов воздействияна здоровье и серьезные философские обоснования.

Однако поисковое поведение недифференцирует конструктивное и деструктивное поведение, а для анализасоциальных последствий это весьма желательно.

Итак, вернемся к дискуссии с Аммоном. Каквыдающийся гуманист, Г. Аммон придавал конструктивной агрессивности высокуюморальную ценность и предположил, что этот тип агрессивности преобладает уздоровых творчески ориентированных людей, тогда как деструктивная агрессивностьхарактеризует асоциальных психопатов (личности без сформированных социальныхустановок) и больных с психосоматическими заболеваниями. Аммон полагал, что припсихосоматических заболеваниях деструктивная агрессивность направлена не противобщества, а против самого человека. Я же, исходя из концепции поисковойактивности, возражал против такого представления и предположил, чтопсихосоматические больные характеризуются низким уровнем как конструктивной,так и деструктивной агрессивности. Исследования, проведенные в школе Аммона,подтвердили мою точку зрения: психопаты по уровню агрессивности(преимущественно деструктивной, но от части и с включением конструктивныхэлементов) оказались противоположны психосоматическим больным, у которых обавида агрессивности приближаются к нулевой отметке, по крайней мере в периодобострения заболевания. Аммон описал этот феномен как дефицит агрессивности, яже предпочитаю говорить о снижении поисковой активности, независимо от еенаправленности. Из этих исследований вытекают два важных вывода: во-первых,поисковая активность может быть разрушительной и представлять опасность длясоциума, во-вторых, даже в этом случае она сохраняет свое защитное влияние наздоровье.

Если перейти от исследований на больных кповседневному опыту, то каждый читатель может привести примеры "опасного",разрушительного поискового примера. В начале главы я привел в качестве образцатворческой атмосферы институт Бора в 30-е годы этого столетия. К сожалению,многие ученые могут вспомнить прямо противоположные примеры разрушительногопсихологического климата во многих научных лабораториях. Я заинтересовался этимфеноменом и провел не столько научное исследование, сколько частное детективноерасследование, беседуя с сотрудниками таких лабораторий.

Выяснилось, что для них была характернаодна и та же динамика поведения руководителя. Будучи исходно человекомактивным, с высокой потребностью в достижении успеха и нередко даже сопределенным уровнем творческих способностей, этот руководитель по мередостижения административных постов все меньше интересовался наукой и вообще темделом, ради которого лаборатория создавалась, и все больше — конкурентными отношениями сдругими заведующими лабораториями.

Конструктивное поисковое поведениепрекращалось, выдыхалось (этому очень способствовали общие социальные условия"наказуемости инициативы"). Но высокая потребность в поиске сохранялась,организм требовал ее удовлетворения, организм угрожал сбоем и нарушениемздоровья в случае отказа от поиска. Между тем творческая деятельность ужеутратила привлекательность, ученый терял темп и отставал от развития науки в товремя, которое тратил на создание и упрочение карьеры. И реально оставалсятолько один путь для реализации поискового поведения — путь закулисной борьбы ивзаимного подсиживания, путь интриг и административных восторгов. Когдаубеждаешься, с какой страстью заслуженный в прошлом человек отдается мелочнойборьбе за совершенно недостойные интересы, поневоле закрадывается сомнение, чточеловеком движут только рациональные (пусть даже крайне эгоистические иаморальные, но все же рациональные) мотивы. Возникает подозрение, что еготолкает на этот путь едва ли не какая-то биологическая мотивация, нечто,требующее немедленного удовлетворения. Я полагаю, что это потребность впоисковом поведении, принявшая крайние антисоциальные формы. Не исключено, чтов глубине собственного подсознания такой начальник чувствует унизительностьсвоего поведения; но организм властно требует активности, никакая другая формаактивности уже невозможна, и подспудное недовольство собой, по механизмупсихологических защит, трансформируется в ненависть и агрессивность поотношению к другим —и особенно по отношению к тем своим подчиненным, которые еще не утратилиспособности к конструктивной поисковой активности, к научному творчеству.Поразительно, с какой закономерностью такой начальник начинает преследоватьнаиболее одаренных собственных сотрудников, способствующих процветанию егособственной лаборатории, ее конкурентоспособности. Возникает парадоксальнаяситуация: администратор еще может найти общий язык, договориться со своимиреальными конкурентами — такими же карьеристами, как он сам, но не может примириться ссуществованием собственного одаренного сотрудника, повышающего рейтинг еголаборатории.

Однако по психоаналитическим механизмам этовполне объяснимо: такой сотрудник становится постоянным укором начальнику,который не смог до конца вытравить из своего подсознания ни воспоминания осчастье подлинно творческой деятельности, ни адекватную оценку такойдеятельности. А потому существование человека, способного к конструктивномупоиску, снижает самооценку начальника и провоцирует комплекс неполноценности. Врезультате вся деструктивная агрессивность, весь нереализованный запаспоисковой активности направляется на тех, кто мог бы восстановить творческийклимат в коллективе, и коллектив переходит в состояние стагнации. Мне большевсего знакома эта динамика в научных коллективах, но, к сожалению, этохарактерно и для других групп и целых социальных систем. В романе О. Форш"Одеты камнем" один из героев говорит, что убивший в себе художника становитсязлодеем. Я бы сказал, не только художника — человек, угасивший в себетворческую искру, легко может стать злодеем, ибо потребность в поиске, подобнозапруженному ручью, находит в себе другое русло и заодно способна размытьморальные ценности. Неправильно ориентированный поиск — страшная разрушительная сила,ибо тесно связан с потребностью в самосохранении.

Концепция поисковой активности позволяетпо-новому взглянуть на старую проблему юношеской агрессивности. Долгое времясчиталось, да и сейчас многие придерживаются мнения, что агрессивность— неотъемлемоебиологическое свойство юности, и следовательно с ним бесполезнобороться.

Однако некоторые факты позволяют усомнитьсяв таком обобщении. Во-первых, согласно этой концепции, биологическаяагрессивность зависит от пола и свойственна преимущественно мальчикам. Междутем, в последние годы в России неоднократно обсуждалась проблема беспричиннойдевичьей агрессивности. Во-вторых, большой опыт наблюдения и воспитаниясвидетельствует о том, что избыточная агрессивность — отнюдь не универсальное свойствоюности. У многих благополучно развивающихся юношей нет и намека на агрессивноеповедение. Чем больше юноша поглощен интересующими его делами — будь то учеба, кружки, спорт илихобби, — тем не менееон агрессивен. Напротив, отсутствие стабильных интересов предрасполагает кагрессии и другим формам отклоняющегося поведения.

Рассуждая в русле концепции поисковойактивности, можно сказать, что чем в большей степени поисковая активностьнаходит выражение в адекватном и продуктивном поведении, тем меньше шансов длядеструктивной агрессии. Но это значит, что агрессивность поддается регуляции, ивоспитание правильных установок и нормальных интересов играет решающую роль.Это означает также, что недостаточно подавить агрессивное поведение угрозойнаказания —необходимо предоставить человеку альтернативную возможность поисковогоповедения.

Без такой альтернативы подавление агрессивности может привести кдепрессии или психосоматическим заболеваниям.

Философия иллюзий, или надо ли смотретьправде в глаза.

Мы живем, точно редкие птицы,

В позолоченной клетке, красивой ипрочной,

Построенной нами нарочно, чтоб еюгордиться.

И нам в ней уютно, пока

Неловкая чья-то рука не высыпет мимолюбимые спелые зерна.

Тогда мы нередко

Ломаем клетку

И строим другую,

Такую,

В которой просторно, чтоб зерна в неепопадали как в самом начале.

Принципы Ж. Преверу

"Предположим тебе удалось пробить головойстену. Что ты будешь делать в соседней камере"

Станислав Ежи Лец

Я давно люблю и цитирую этот едкий, мудрый,скептичный и такой еврейский афоризм пана Станислава. Мне всегда казалось, чтоясное понимание неизбежного наличия "соседней камеры" свидетельствует отрезвости взгляда на мир, об умении "смотреть правде в глаза" и ничем необольщаться. И лишь недавно я ясно и с удивлением осознал, что все эти высокоценимые мною качества никогда не мешали мне упорно биться головой в стенку,испытывая прочность того и другого. Более того, я всегда высоко ценил в другихэту готовность к бессмысленному, казалось бы, пробиванию стен, и меня удручало,когда мои друзья делали слишком уж прагматичные выводы из цитированногоафоризма и предпочитали довольствоваться той камерой, в которой уже сидели,оберегая собственную голову и чужую стену.

Как совместить мое безоговорочное согласиес позицией Ежи Леца и мою полную неспособность принять эту позицию какруководство к действию

Мешает ли мне принять ее мой еврейскийиррациональный темперамент, не желающий считаться с реальностью, или есть на тодругие, менее субъективные и более основательные причины

За очевидной непоследовательностью моегоповедения стоят некоторые фундаментальные психологические законы, которыеделают достойной обсуждения частную подробность моей биографии. Прежде всегоопишем один психологический эксперимент. Группе здоровых испытуемых и группебольных депрессией предлагалось выполнить серию не очень сложных техническихзадач. Особенность эксперимента состояла в том, что результативностьиспытуемого при выполнении этих задач зависела не только от его усилий иумения, но и от скрытого вмешательства экспериментатора, который могспособствовать успеху или, напротив, неудаче. Таким образом, ситуация неполностью контролировалась испытуемым, и он был предупрежден, что возможновмешательство внешних факторов, влияющих на решение, но не знал, как часто этифакторы будут вмешиваться. Именно это и предлагалось ему оценить по завершенииэксперимента. Иными словами, ему предлагалось определить, в какой степени онсам контролировал ситуацию, а в какой степени ситуация была под контролемвнешних сил. Предполагалось, что здоровые испытуемые оценят ситуацию болееадекватно, чем депрессивные больные; ожидалось, что больные в силу ихпассивности и низкой самооценки, будут чаще приписывать себе ответственность занеудачи, тогда как успех будут воспринимать как следствие внешнихвоздействий.

Результат эксперимента опроверг этопредположение и вызвал изумление экспериментаторов. Оказалось, что депрессивныебольные значительно точнее оценивают степень своего контроля над ситуацией,причем не только при неудачах, но и в случае успеха. Здоровые же испытуемыепродемонстрировали явно выраженную тенденцию переоценивать собственный вклад вуспех и считали, что это они контролируют ситуацию и добиваются удач, хотя насамом деле экспериментатор им подыгрывал. Таким образом, здоровые людиоказались склонны к необоснованному оптимизму и завышению своих возможностей,тогда как депрессивные больные проявили неожиданную точность в своих оценках исамооценках.

Этот эксперимент поставил психологов передочень серьезной проблемой.

Рассматривая способность к объективномувосприятию реальности как высшую самостоятельную ценность, известныйамериканский психолог проф. Селигман пришел к выводу, что депрессия имеетположительную сторону: она позволяет объективнее воспринимать реальность,освобождает от необоснованного оптимизма, искажающего восприятие. Селигман дажепредположил, что из-за этого ценного качества умеренная депрессия имеет важноеприспособительное значение и именно поэтому не исчезла в процессе эволюции.Подразумевается, что всем нам не худо быть немного депрессивными и благодаряэтому — болеереалистичными.

Однако врачу-психиатру очень трудносогласиться с такой позицией.

Прежде всего, депрессия, даже умеренновыраженная, сопряжена с душевным страданием и уже по одному этому не может быть"рекомендована" человеку.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.