WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 35 |

Эти представления получают в последнеевремя все более развернутое экспериментальное обоснование. В исследованиях,проведенных на лицах с временным выключением одного из полушарий, былопоказано, что оба они вносят свою незаменимую лепту в функции речи, но вклад ихсовершенно различен. Анализ наблюдаемых при этой процедуре феноменовсвидетельствует в пользу наших представлений о роли в организацииконтекстуальных связей.

При угнетении левого полушария уменьшаетсяобъем кратковременной словесной памяти, утрачиваются языковые статистическиеобобщения, упрощается синтаксис. Лексика становится более предметной, вещной именее концептуальной. Исчезает тенденция к рубрификации, к наложениюабстрактных схем языка на явления внеязыковой действительности. В ответах наслово-стимул расширяются лексико-семантические поля, охватывающие целыесовокупности объектов. При этом происходит перечисление вещей, совместновстречающихся в обиходе или в деятельности, даже если они не связанынепосредственно со словом-стимулом. Происходит также поименование компонентовиндивидуального конкретного образа, стоящего за словом. Все это свидетельствуето том, что включение левого полушария способствует эксплицированию сложныхконтекстуальных ассоциативных связен между предметами, которые в обычномсостоянии не проявляются.

Напротив, при угнетении правого полушарияутрируется использование статистических закономерностей языка, но нарушаетсяпонимание интонаций и эмоциональной окраски высказывания и отношения говорящегок содержанию высказывания. Нарушается также понимание коммуникативного замысла(смысла) высказывания — главного, что хочет сообщить адресат. Восприятие речи становитсяформальным, также как и структура собственного высказывания: его объемувеличивается за счет усложнения синтаксиса и увеличенияформально-грамматических конструкций при уменьшении числа знаменательныхслов-существительных и прилагательных. Растет число семантически пустыхсловосочетаний. Речь становится выхолощенной, лишенной чувственно-предметногооснования. Зато увеличивается число метаязыковых суждений, усиливаетсятенденция к рубрификации и поиску обобщенной схемы, содержащейся в слове. Схемыэти как бы оторваны от внеязыкового мира предметов.

Авторы этих наблюдений делают оправданныйвывод, что левое полушарие ориентировано на метаязыковые и внутриязыковыеотношения и обеспечивает поверхностную структуру высказываний, тогда как правоесвязано с глубинными структурами высказываний. В этой связи утверждается, чтонерасчлененная мысль, формирующаяся в правом полушарии, не имея языковогооформления, скрыта не только для других, но и для себя. Здесь необходимо тольковновь оговориться, что эта "мысль", конечно, не скрыта от системы, организующейобразный контекст, ибо ею и порождена, но она скрыта от эксплицирующей системыи от субъекта в той степени, в какой субъект определяется самосознанием. Далееавторы высказывают интересную идею, что естественный язык полиглотичен,— в том смысле, чтодержит гамму переходов от иконических к символическим знаковым системам, итакая неоднородность обусловливает творческую силу языка. Однако при такойпостановке вопроса остается неясным, как и на каком уровне осуществляется сампереход от одной знаковой системы к другой.

С этим связан также сложный и запутанныйвопрос о природе внутренней речи.

По Л. С. Выготскому, у истоков речи каккоммуникативного процесса лежит так называемая внутренняя речь, состоящая извнутренних слов.

Внутреннее слово, по аналогии с известнойметафорой, применяемой к электрону, можно назвать кентавром; электрон проявляетсебя то как волна, то как частица, а внутреннее слово выступает, с однойстороны, как носитель определенного значения (будучи словом), а с другой— "как бы вбирает всебя смысл предыдущих и последующих слов, расширяя почти безгранично рамкисвоего значения". Слово во внутренней речи так насыщено разноплановымиассоциациями и так богато полифоническими связями, обращенными не только кдругим словам, но и к предметному миру, что по существу становится неотличимымот иконического знака, от образа. Такая двойственность, при формальномразделении слова и образа, немедленно приводит к противоречиям. Даже одними итеми же авторами понятие личностного смысла связывается то с содержаниемобразов, невербализуемых представлений, то с внутренним словом. Этопротиворечие имеет свое развитие. Действительно, если внутренняя речь— это вербальнаяконструкция со всеми ее классическими атрибутами, то не вполне ясно, как ейудается обеспечить богатство личностных смыслов и отразить предметно-образныймир во всей его сложности. Кроме того, остается нерешенным сакраментальныйвопрос, как и на каком уровне осуществляется переход, перекодировка отпервичных образов внешнего мира к вербальным системам — будь то внутренняя или внешняяречь. Этот же вопрос сохраняется, если считать внутреннюю речь невербальнойконструкцией, но при такой постановке проблемы она вообще окончательнозапутывается, поскольку неясно, на каком основании невербальная конструкцияможет быть определена как речь — пусть даже и внутренняя.

Заметим, однако, что все указанныепротиворечия возникают в том и только в том случае, если мы признаемпротивопоставление вербального и невербального материала, если основнойводораздел проходит между словом и образом. Если же мы принимаем как основнуюдихотомию различие в способах организации контекстуальной связи, тогда дляпротиворечий просто не остается места. Внутренняя речь в таком случае— это простоорганизация вербального материала по законам образного, многозначногоконтекста, она ничуть не менее вербальна (по фактуре), чем речь поэтическая(вспомним хотя бы стихи Б. Л. Пастернака или О. Э. Мандельштама), и в то жевремя столь же образна и так же полно отражает личностные смыслы. Переход отвнутренней речи к внешней при таком понимании — это не проблема перекодировкииконического знака (образа) в символический (слово), а проблема измененияконтекстуальной организации вербального материала, вычерпывание из всего обилиясвязей немногих наиболее существенных.

Одновременно может быть решена и другаяпроблема. В спонтанной речи, заранее не подготовленной, не остается ни места,ни времени для внутреннего ее программирования, и поэтому такой этап каквнутренняя речь в ряде случаев может быть опущен. С этим можно было бысогласиться, если бы внутренняя речь развертывалась в такой же линейнойпоследовательности и была столь же экскурсивна, что и внешняя. Но внутренняяречь, построенная по законам образного, многозначного контекста, обладаетпреимуществом симультанности и дискурсивности, а поэтому не нуждается вдополнительном времени для развертывания.

Наконец, представление о вербальномматериале, организованном по законам образного контекста, помогает приблизитьсяк пониманию таких загадочных феноменов человеческой психики, как сохранениевербального рапорта с гипнотизером не просто в глубоких стадиях гипноза, но ипри внушении "довербальных" состояний. Так, при внушении состоянияноворожденности, подтвержденного целым рядом объективных неврологическихсимптомов (вплоть до "плавающих" движений глаз), сохраняются адекватные реакциина вербапьные команды гипнотизера. Между тем в ряде независимых исследованийпоказано, что глубокое гипнотическое состояние характеризуется резким сдвигомфункциональной асимметрии в сторону доминирования правого полушария. Еслисчитать, что активирующееся при этом "образное" мышление характеризуется толькоманипулированием чувственными образами, то понять этот феномен довольно сложно.Но если признать, что правополушарная система с равным успехом можетиспользовать и вербальный материал для организации многозначного контекста,тогда речевое общение с гипнотизером уже выглядит не стольпарадоксальным.

Таким образом, речь обнаруживает уникальныевозможности для организации противоположных по направленности контекстов и ихгибкого взаимодействия в процессе общения, что и делает ее наиболее совершеннымсредством коммуникации. Однако мы отдаем себе отчет в том, что механизмыорганизации многозначного контекста остаются до настоящего временинеизвестными, и именно в этом направлении, на наш взгляд, целесообразнаконцентрация усилий исследователей.

Оба полушария выполняют равно важныефункции. Левое полушарие упрощает мир, чтобы можно было его проанализировать исоответственно повлиять на него. Правое полушарие схватывает мир таким, каковон есть, и тем самым преодолевает ограничения, накладываемые левым. Без правогополушария мы превратились бы в высокоразвитые компьютеры, в счетные машины,тщетно пытающиеся приспособить многозначный и текучий мир к своим ограниченнымпрограммам. Все попытки создания искусственного интеллекта оказалисьнедостаточно успешными именно потому, что авторы представляли мозг как однолевое полушарие и пытались моделировать только его. Отчасти это было связано сизбыточной левополушарностью самих специалистов по искусственному интеллекту. Ив связи с этим я хочу закончить эту часть поучительной историей, приключившейсямного лет назад в Тбилиси на первом симпозиуме по искусственномуинтеллекту.

Организаторы симпозиума были увлечены идеейискусственного воссоздания человеческого мозга, и им казалось, что они близки креализации своей мечты. Они пригласили на симпозиум одного из виднейшихфизиологов того времени, специалиста по естественному мозгу академика И. С.Бериташвили, и развернули перед ним захватывающую перспективу моделированиямозга и раскрытия всех его тайн. Иван Соломонович слушал молча и внимательно. Вконце симпозиума энтузиасты-кибернетики спросили его, что он думает опредложенных перспективах. И. С. Бериташвили ответил, на мой взгляд, гениально."Я старый человек, —сказал он, — и мояюность пришлась еще на дореволюционный период. В это время публиковалось многопорнографических романов. Их отличительной особенностью было то, что писали их,в основном, старые девы, чья бурная фантазия не была ограничена их личнымопытом".

Межполушарная асимметрия мозга и проблемаинтеграции культур.

Обычный день, обычный лес,

И в отдаленьи — гор громада.

Каких здесь ожидать чудес

Во что здесь вглядываться надо

Но — обособлен каждыйствол

И каждая из голых веток.

Скажи, чье злое торжество

Разъединило все предметы

Как будто в разных плоскостях

И этот волк, и этот ворон.

Боюсь, художник, не простят

Тебе такого приговора.

Здесь сосны — сотнями прямых,

Пересекаться им не должно.

И нет людей...

Но разве мы

Не заблудились здесь, художник

Застывший мир, застывший страх.

А где-то у его границы

Другой, расколотый в горах,

Взлететь готовый и разбиться.

Два мира разделил провал,

Два — друг без друганевозможных...

Скажи мне, как ты угадал,

Что это жизнь моя, художник

Зимний день (Картина с японскойвыставки)

Вторая половина XX века характеризуетсявыраженными центростремительными тенденциями, сближающими отдельные регионы,культуры и цивилизации. Уменьшение расстояний между континентами благодарясовременным средствам связи, появление глобальных экологических проблем,касающихся всего народонаселения планеты, перемещение больших масс населения внеобычные для них социально-культурные условия, увеличение стабильных связеймежду представителями различных культур ставят перед человечеством проблемуинтеграции культур, организации их взаимодействия не по принципу доминированияодной из них и поглощения другой, а по принципу их взаимногообогащения.

Сложности, возникающие на пути такойинтеграции и кросскультуральной адаптации, довольно широко обсуждаются вмировой литературе.

Подчеркивается, что интеграция требуетпрежде всего взаимопонимания, которое у лиц, воспитанных в условиях разныхкультур, достигается с трудом. Однако многие исследователи сосредоточиваютосновное внимание лишь на некоторых психологических характеристиках,способствующих взаимопониманию отдельных лиц (например, миссионеров) сносителями другой культуры. Так, в подробном исследовании Х. Рубен и Р. Келирассмотрен целый ряд таких благоприятствующих факторов: эмпатия, позитивноеотношение к особенностям чужой культуры, доброжелательное отношение к другомучеловеку, способность к пониманию его потребностей и желаний, умение избегать впроцессе коммуникаций морально-этических оценок, формирующихся под влияниемсвоей культуры, устойчивость к новизне и неопределенности, что обеспечиваеттерпимость.

Важность этих факторов сомнения невызывает, но очевидно, что одного их учета совершенно недостаточно дляорганизации взаимодействия больших групп населения, когда необходимо неодностороннее принятие субъектом специфики другой культуры, а подлиннаяинтеграция. Кроме того, при таком подходе совершенно игнорируются специфическиеособенности каждой из вступающих во взаимодействие культур и фундаментальныеосновы межкультурных различий. Между тем эти различия, судя по многочисленнымисследованиям, проявляются во всех аспектах поведения: в характере перцептивныхвозможностей, в преимущественном типе реагирования на стресс, в особенностяхпроявления эмоционального напряжения, в степени развитости вероятного мышленияи т.п. Без учета этих особенностей и определяющих их факторов подлиннаяинтеграция культур не осуществима.

В этой части мы не будем рассматриватьспецифические закономерности развития культуры и все факторы, определяющиемежкультурные различия. Мы остановимся только на некоторых психофизиологическихаспектах проблемы, имеющих хотя и не определяющее, но существенноезначение.

Стратегия мышления и функциональнаяасимметрия мозга.

После первых исследований Р. Сперри и егоколлег, проведенных на лицах с расщепленным мозгом, стало общепризнанным, чтологико-знаковое мышление тесно связано с механизмами левого полушария, аобразное — смеханизмами правого. В связи с такой привязанностью к мозговым структурамправомочен вопрос —обусловлена ли межполушарная асимметрия биологическими (врожденнымиморфофункциональными) особенностями полушарий человеческого мозга или онаформируется в процессе социального общения Ответ на этот вопрос зависит отфилогенетического или онтогенетического подхода.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.