WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 48 |

Пороговые значения, полученные длядвадцатилетнего возраста, полагал П.П.Лазарев, могут бытьиспользованы в качестве эталона сенсорного оптимума, по сличениюкоторым можно определить возраст любого человека. «Определение возраста,– замечаетП.П.Лазарев по поводу такого способа, – делается сточностью около 3 – 5 лет» (74). Он особо подчеркивает то обстоятельство, чтоэталоном для разных видов чувствительности избирается один и тот жедвадцатилетний возраст: «... оптимальная чувствительность квнешним воздействиям на глаз при периферическом зрении наблюдаетсяоколо 20 лет. В этом же возрасте имеетсямаксимальная слуховая чувствительность. Около этого возрастаимеется и максимальная чувствительность двигательных центров. В возрасте около20 лет восприимчивость указанных выше центров являетсяповышенной..."

Результаты многих исследованийвозрастной эволюции различительной чувствительности глазабыли обобщены С.В.Кравковым. Сравнительно с данными П.П.Лазаревасенсорный оптимум здесь передвинут несколько выше, к 25 годам жизни(71).

Эти положения можно отнести не только ксенсорно–перцептивным процессам, но и к так называемым высшимпсихическим функциям.

В теории интеллекта такжеконстатированы большинством исследователей относительно ранние сроки появленияоптимумов функционального развития и постепенное снижение с возрастомфункциональной работоспособности мышления, памяти ипроизвольного внимания. В обзорах С.Пако и К.Ховланда приведены мнения иаргументы многих авторов, полагающих, что оптимум развития интеллектуальныхфункций располагается между 18 и 20 годами. Еслипринять, по Фульдсу и Равену, логическую способность двадцатилетнегочеловека за эталон, то в 30 лет она будет равна 96, в 40лет – 87,в 50 лет – 80, в 60лет – 75 от эталона.С.Пако полагает, что оптимум интеллектуальных функцийдостигается в юности – ранней молодости, а интенсивность их инволюции зависит отдвух факторов. Внутренним фактором является одаренность. У болееодаренных интеллектуальный прогресс длительный (!), и инволюция наступает позже(!), чем у менее одаренных. Внешним фактором, зависящимот социально–экономических и культурных условий, является образование, котороепо его мнению, противостоит старению, затормаживает инволюционный процесс(7).

Наиболее представительные возрастныехарактеристики взрослых людей получены Д.Векслером, покоторому интеллектуальное развитие в форме эволюцииохватывает значительный период с 19 до 30 лет. Пики некоторых функций, напримерлогических, достигают максимума в 40 лет (10,5 по сравнению с17 годами, когда эта функция оценивается в 8,4). Другие функции снижаютсяпосле 30 лет; такое снижение характерно для интеллектуальных функций, связанныхскорее не с речью, а с моторикой (218).

В ряде своих сравнительно–возрастных исследованийБ.А.Греков сопоставлял молодых людей (25–33 года) со старыми (свыше 70лет), в том числе по весьма важному показателю – подвижности ипластичности (образованию и переделке) речевого стереотипа. По егоданным, у молодых такой стереотип образуется самопроизвольно в 43%случаев, у стариков же только в 8%. У них значительно чаще стереотипобразовывался некоторое время спустя (в 48% случаев), что у молодыхвстречалось лишь в 28,5% случаев. Переделка речевых стереотипов невстречала каких–либо затруднений в группе молодых, в то время как длястариков переделка словесных реакций как на положительные, так и натормозные сигналы была затруднительной (41).

В общем, сравнительно сподростковым и со старческим возрастом люди в молодой и среднейфазе зрелости обнаруживают наиболее высокие реакции переключения иперестройки ранее усвоенных словесных связей.

Принципиально сходная структура развитияобнаруживается и в психофизиологической эволюции от 20 до 80 лет,охарактеризованной Бромлей на основании массовых исследованийпсиходиагностическим методом Векслера–Беллвью. Этим методомопределялись вербальные и невербальные функции (7).

Особенно примечателен противоположный ходразвития некоторых вербальных (информированность, определениеслов) и невербальных функций (кодирование цифргеометрическими фигурами, практический интеллект).

Уже в 30–35 лет отмечается постепеннаястабилизация, а затем снижение невербальных функций, которое становится резковыраженным к 40 годам жизни. Между тем вербальные функции именно с этогопериода прогрессируют наиболее интенсивно, достигая самого высоко уровня после40–45 лет. При этомАнаньев отмечает, что «речемыслительные, второсигнальные функции противостоятобщему процессу старения и сами претерпевают инволюционныесдвиги значительно позже всех других психофизиологических функций. Этиважнейшие приобретения исторической природы человека становятся решающимфактором онтогенетической эволюции человека» (7).

Большой интерес представляют поля зрения,поскольку эта характеристика имеет особое значение для пропускнойспособности зрительного аппарата, объема внимания и оперативнойпамяти.

Острота зрения у большинствадетей достигает к 7 годам нормы взрослогочеловека, между тем поля зрения по объему составляют 80 % от общихразмеров поля зрения взрослого человека, а глазомерная функция у семилетнегоребенка в 7 раз меньше развита, чем у взрослого. Поле зрения занимает в этойкартине своеобразное положение как по степени зрелости, так и по своейисключительной зависимости от фактора возраста.

Согласно исследованиямЕ.Ф.Рыбалко «поле зрения, обусловленное структурой проводящих путей икорковыми проекциями, в наибольшей степени зависит от процессовсозревания и старения, как, впрочем, и от общего состояния нормыи патологии мозга взрослого человека. «Возрастныеизменения поля зрения типичны для онтогенетической эволюциипсихофизиологических функций» (7).

Автор в свое время опубликовал данныеисследований, в которых указывалось, что по состоянию полей зрения подростковможно судить о длительности злоупотребления ими летучих органическихуглеводородов. Длительное вдыхание паров летучих органическихуглеводородов приводит к прогрессирующему сужению границ полейзрения, а прекращение злоупотребления и лечебные мероприятияприводят к их расширению (31).

Из снижения кортикального тонусавытекает понижение психической и физической энергии, легкаяутомляемость, потеря трудоспособности, трудность сдерживания импульсов,замедление темпа восприятия, грубость психомоторных актов исонливость. От инертности фиксированной установки зависяттакже стереотипия, персеверации и трафареты всяких видов, избавиться от которыхне так–то легко длялюдей этого возраста (25).

Это весьма важнаяпсихофизиологическая характеристика глубокой старости. Ядром этойхарактеристики является инертность возбудительного процесса,выражающаяся в снижении кортикального тонуса.

Согласно гипотезе Небылицына В.Д. балансвозбудительного и тормозного процессов следует представлять каксоотношение ретикулярно–кортикальных влияний: «ретикулярная формация являетсягенератором возбуждения, необходимого коре для успешной циркуляциив ней специфических импульсов при замыкании временных связей»(92). Что касается коры головного мозга, то она является прежде всегоспецифическим генератором тормозного процесса.

Распространяя гипотезуНебылицына на интерпретацию связей между типологическими свойствами нервнойсистемы, с одной стороны, и возрастно–половыми особенностями, с другой,Ананьев (7) пришел к выводу, что противоречивое сочетание недостаточнойработоспособности корковых клеток с высокой динамичностью возбудительногопроцесса объясняет многие черты возрастающего развития возбудительного процессав ранних возрастах как своего рода избыточностьретикулярных импульсов, приходящих в кору иопределяющих высокий тонус ее деятельности. Эта избыточность неравномернораспределяется по периодам роста и дифференцировки, метаболическимпреобразованиям и т.д., но, в общем, генерирование возбудительного процессаретикулярной формацией определяет высокийкортикальный тонус, которому еще не вполнесоответствует уровень работоспособности корковых клеток, формируемый помере накопления опыта и развития тормозного процесса. Испытуемые22–23 лет ужехарактеризуются снижением динамичности возбуждения и некоторым увеличениемдинамичности торможения по сравнению с младшей возрастной группой (18– 21 год) и эти фактыс очевидностью свидетельствуют о первых признаках инертностивозбудительного процесса, снижении кортикального тонуса и об усилениитормозных функций коры у 22 – 23–летних сравнительно с 18 – 21 летними(102).

Генерирование ретикулярнойформацией возбудительного процесса, как можно думать, – явление, более непосредственносвязанное с созреванием (общесоматическим и половым), чемработоспособность корковых клеток. С наступлением зрелости достигаетсяизвестное соответствие между динамичностью возбудительного процессаи работоспособностью корковых клеток. Что касается старения, то оно, возможно,сказывается в том, что возрастает недостаточность ретикулярныхимпульсов, в связи с чем постепенно понижается кортикальныйтонус и увеличивается инертность возбудительного процесса.

В детстве динамичность возбудительногопроцесса скорее избыточна. При старении организма наступают существенныеизменения динамики основных физиологических процессов в ЦНС. Важнейшиезакономерности этих взаимоотношений нервных процессов были установленыИ.П.Павловым и его учениками (А.В.Тонких, 1912;Л.А.Андреев, 1924; К.В.Рикман, 1928; Д.А.Бирюков,М.Уколов, 1929; И.А.Подкопаев, 1938; Д.И.Соловейчик, 1938; Г.В.Фольборт иА.В.Семерина, 1946; А.М.Павлова, 1938;М.К.Петрова, 1946; В.К.Федоров, 1951).

И.П.Павлов указывает, что при старениираньше всего страдает тормозной процесс. Существенно изменяется и подвижностьнервных процессов. С возрастом наступает снижение величины условныхрефлексов, они труднее вырабатываются.

Неравномерные сдвигисилы, уравновешенности, подвижности нервных процессов приводят кизменениям типологических особенностей при старении человека.

При старении организма развиваютсянеравномерные изменения центральной регуляции функций организма.Ослабление центрального нервного контроля, сказываясь натрофике тканей, является важнейшим механизмом сокращения адаптационныхвозможностей организма в старости. Неравномерный характер измененияразличных структур ЦНС приводит к тому, что при старениинаступает не простое угасание обмена и функций, а возникает сложнаярегуляторная перестройка, создается новый уровень приспособленияорганизма к среде. Высокие метаболические потенциалы ЦНС обеспечивают ее роль вподдержании гомеостазиса организма в условиях возрастных изменений обменав других тканях. Однако когда наступление старости существенно меняет обмени функцию самой ЦНС, возрастные изменения организма стремительнопрогрессируют.

Вышеизложенные результатыонтогенетических нейрофизиологических исследований убедительнопоказывают, что как базовые нейрофизиологическиепроцессы, так и связанные с ними более высшиепсихофизиологические функции достигают своего максимального развитияодновременно с фазой биологического созревания человеческого индивида ипретерпевают инволюционное развитие одновременно с начинающейсяинволюцией организма.

4

В 1924 году австрийский ученый Ганс Бергериз Йенского университета открыл электрическую активность головного мозга.Работа Бергера не привлекла к себе внимания, а сам Бергер неинтересовался пропагандой своего открытия, как и большинство креативныхличностей. Бергер опубликовал результаты своих исследований только через пятьлет после того, как они были проведены.

На реальность существования мозговых волнобратили внимание лишь в 30-х годах, после появившихся работ английских ученых.К тому времени были изобретены более мощные ламповые усилители и, как пишетфизик Д. Вулдридж, «В необузданном воображении авторов популярных статей ужерисовалось применение радиоприемников... для телепатической связи – путем улавливания «мозговыхволн» на расстоянии и расшифровки содержащихся в них мыслей» (222).

Несмотря на то, что надеждаиспользовать записи электрической активности мозга длярасшифровки мыслей не оправдалась, электроэнцефалограмма имеет неоценимоезначение для нейрофизиологических исследований. Один из первых важныхрезультатов, полученных при ее анализе – это то, что характер ЭЭГчеловека отражает степень активности индивида. После того, как былазамечена разница между волновой активностью бодрствующего и спящего человека, вИнституте мозга Калифорнийского университета в Лос–Анжелесе были быстро разработаныметоды оценки общей работоспособности человека. Оказалось, что ЭЭГ служитболее прямым и надежным показателем реактивности мозга, чем даже данныевизуального наблюдения или измерение других физических показателей.

Особый интерес вызвали регулярные колебанияпотенциала, образующие альфа–ритм. Почти сразу появились сообщения, что принастороженности или сосредоточении внимания альфа–ритм исчезает, и этопозволило предположить, что при активной работе мозга различные его части ужене действуют синхронно. Как писал Вулдридж,«выражаясь языком техники, в процессах мышления,по–видимому,используются несинхронные методы» (222).

Но, если альфа–ритм отражает степеньактивированности мозга, можно ли использовать этот показатель дляисследования взаимосвязей между активированностью мозга иинтеллектуальной работоспособностью, или, с другой стороны дляисследований онтогенетической динамики общей активности головногомозга

Еще в 70-х годахопределенные показатели фоновой ЭЭГ, в частности, характеристикаальфа–ритма, быливместе с рядом других параметров объединены В. Д. Небылицинымв особое свойство нервной системы, обозначенное им какдинамичность. Э. А. Голубева в 80-х годах исключительно на основеэлектроэнцефалографических данных выделила свойство активированности,отражающее присущий индивиду уровень активации. В 1974 году Э. А. Голубевойбыло показано, что ЭЭГ более активизированных индивидовхарактеризуется меньшей выраженностью альфа–ритма и большей егочастотой (35).

Подобные же данные были получены еще ранеепри анализе соотношений ЭЭГ–показателей с особенностями личности Р. Кэтеллом и К. Павликом(198).

Самые многочисленныеисследования показали, что изменения корковой ритмики четко совпадаютс этапами созревания мозга (Новикова Л.А.,1966; Зислина Н.Н., Тюков В.Л., 1968; Фарбер Д.А., Алферова В.В., 1972;Eeg–OlofssonO., 1970; Blume W., 1982). И эти изменения характеризуютсяпрежде всего учащением и стабилизацией основного ритмаЭЭГ человека – альфа–ритма. Наряду с этим по мере созревания коры и усиления еетормозящих влияний уменьшаются основныестволовые знаки на ЭЭГ – тета–ритм, билатеральные вспышкимедленных колебаний.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.