WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 48 |

– Вытрус, сэр, но что еще печальнее, вы оскорбляете замысел господний. Вы слышите,что говорит этот безумец – Он указал на работающий радиоприемник, из которогодоносились лающие звуки речи Гитлера. – Этот слуга дьявола хочетотравить мир ненавистью. Сколько людей слушают его Пятнадцать, двадцатьмиллионов Всего двадцать минут А вы, сэр, можете напрямую говорить ссотнями миллионов два часа при потушенном свете. Ваш талант, мистерКапра, принадлежит не только вам! Это дар Господний! И сделал это господьне случайно! Если вы не используете этот дар, вы темсамым оскорбите Господа и все человечество. Прощайте, сэр!

Пристыженный и разозленный режиссервыключил радио, встал, оделся, собрал чемоданы и поехал с женойв Палмспрингс, где постепенно пришел в себя. К нему вернулосьжизнелюбие, желание работать! Он ощутил новый творческий подъем. Капра создалпосле этого всемирно известные фильмы, ставшиепопулярными, кроме прочих достоинств еще и потому, что они былипризнаны как «Новое слово в изображении состояний человеческойдуши». «Мистер Дитц едет в город», «Мистер Смит едет в Вашингтон»,«Эта прекрасная жизнь», «Потерянный горизонт», и многие другие его фильмыоказали огромное влияние на миллионы людей во всем мире(156).

Неправильно было бы думать, чтонезнакомец с помощью своих слов вложил в Капру заряд энергии и стимул кдеятельности, он лишь умело убрал блокаду, препятствующую наличномутворческому потенциалу, он направил имеющуюся энергию с путей созидания болезнина пути продуктивной креативной деятельности.

Для креативной личностисамым большим психотравмирующим фактором является искусственнаяпассивность. Если ограничение психической активностиребенка и подростка приводит к существенной деформации личности, то аналогичныйпроцесс у креативной личности приводит к нервно–психическому заболеванию.Поскольку для креативной личности творческая деятельность является простофизиологической потребностью, связанной с необходимостью свободнотратить избыток психической энергии, невозможность ею заниматься илипрекращение ее приводит к психическому перенапряжению и психосоматическомузаболеванию.

2

Но в тех ситуациях, когда мы видим передсобой актуализированную личность и исполненную личность, в тойситуации, когда мы видим перед собой инволюционирующую личность, проблемакоторой заключается в том, что та степень ее достигнутости, которая имеется вреальности, и тот уровень, который гипостазировался в процессе созревания, несоответствуют друг другу, будем ли мы в этих ситуациях пытаться стимулировать иактивизировать процессы личностного функционирования на общем фоне ослабленияадаптационных возможностей личности Ведь любой новый стиль поведения,любой новый стиль мышления, любой новый стиль взаимоотношений с другимилюдьми, который мы можем предложить в данной ситуации, и который быть может снашей точки зрения кажется более адекватным дляданной личности, потребует тотальной перестройки всех адаптационныхсистем личности. Возможен ли такой кардинальныйпроцесс после достижения человеком биологической зрелости, последостижения пика индивидуального и личностного онтогенеза С нашей точкизрения – нет.

В этом плане мы выделяем два направления вонтогенетической психотерапии: креативная психотерапия,позволяющая наиболее полно реализовать имеющийся потенциал развивающейсяличности и психотерапия, позволяющая уменьшитьневротический конфликт, возникающий в результате кризисааутентичности, когда социальное функционирование личности и самосознаниеличности не учитывает объективной индивидуальной онтогенетическойинволюционной динамики.

К похожему пониманию и разделениюпсихотерапевтических методов на две группы в свое время пришел ещеКречмер. Он писал, что если мы сопоставимвсе наши терапевтические методы, то получим ряд, одна сторона которогообразуется массивными внушениями в бодрствующем состоянии иметодами дисциплинирующего характера (Кречмер объединял подобныеметоды воздействия термином «суггестивная психотерапия»), а другая – воздействием с помощьюубеждения и психоанализом («рациональная психотерапия»). Еслипервая применяется, как подчеркивал Кречмер, преимущественно для леченияневрозов у простых людей («показания для суггестивных методов – пациенты с простой игрубой душевной структурой»), то вторая предназначена дляисцеления натур тонких, разумных и более сложных. «Первые – для полчищагрубых целевых неврозов и массивных случаев истерии, вторые– прежде всего длясенситивных неврозов, неврозов навязчивого характера».

По мнению Кречмера, «в леченииинтеллигентных и тонко чувствующих пациентов нельзя употреблять грубогосуггестивного обмана; и наоборот, надо помнить, что на крепкий сук– острый топор. Вотношении к случаям массового истерического самовнушения целевым реакциямограниченных людей надо действовать коротко и ясно. Там, где мы в теченииполучаса можем достичь цели живительным электродом и строгим тономкоманды, мы не будем долго разыскивать породившие эти явления комплексы. Мы нестанем также тратить свое время на многочасовые сеансы гипноза ипсихоанализа всякого рода дегенератов, неизлечимо больных людей и дамполусвета, для которых серьезная работа врача являетсялишь сенсацией или времяпровождением...

По отношению к плохо воспитанным иограниченным людям не следует терять время, применяя переубеждение,а лучше прибегнуть к кратким, сильно действующим суггестивным идисциплинирующим методам. Психоаналитическое же исследование и лечение пригоднотолько для интеллигентных пациентов» (170).

Кречмер проводитдифференциацию двух видов психотерапии в зависимости от двух типовличности: пациентов с простой и грубой личностной структурой и пациентовтонких, разумных и более сложных. В этом смысле он оченьблизок к нашей дифференциации двух типов личности: примитивной икреативной.

Как психотерапевт–практик он исходит из реальногоположения вещей, он не объясняет свой подход какими–либо теоретическимипринципами. В своих рекомендациях он не пытается объяснить почему существуютдва данных типа личности, но он и не призывает к попытке с помощьюпсихотерапии «приводить» всех людей к полной актуализации, чем пытаютсязаниматься гуманистически ориентированные психотерапевты.

3

Я ужедостаточно говорил о психологических особенностях и проблемах креативной ипримитивной личности, чтобы останавливаться на этом еще раз ипоэтому хотел бы перейти к проблемам психотерапии примитивнойличности.

Примитивные личностисоставляют костяк и плоть любого социального организма, представляя вместе стем наиболее ригидную, наиболее сопротивляющуюся быстрым изменениямсистему. Поэтому никто так остро не ощущает своейпотерянности в нестабильной социальной системе, какпримитивная личность.

Поскольку примитивные личности составляютоснову общества, подавляющую массу населения, именно с ними впервую очередь (а не с креативными личностями, которых с одной стороны нетак уж и много, а с другой стороны, они более защищены в психологическомплане) приходится сталкиваться в практической деятельности.

Проблемы, связанные с особенностямипсихологии примитивной личности выходят на первый план в периодытрансформации крупных социальных систем, когда дестабилизируются старыеустойчивые социальные схемы и системы социальных отношений.

Определенные попыткипрогнозировать и предупредить волну нервно–психическихрасстройств преимущественно невротического уровня среди населенияпредпринимались, но, как можно с очевидностью убедиться, не увенчались успехом.Об этом свидетельствует статистика самоубийств. Об этом можно косвенно судитьпо некоторым последним публикациям, в которых с удивлением отмечается явнаядиспропорция между тяжестью кризисной ситуации в стране и незначительнымувеличением количества больных с невротическойсимптоматикой, обращающихся за помощью к психотерапевтам. С другойстороны, в России не первый год наблюдается резкое увеличение количества ивариаций различного рода «целителей», экстрасенсов,биоэнергетиков, колдунов, магов, шаманов и т.п. Можно без труда заметить, чтоимеется определенная тенденция к все большей архаизации, «примитивизации» этогоявления от наукоподобных сеансов врача Кашпировского до настоящихмистических обрядов, свойственных первобытному обществу. Скорее всего, подобноеявление обусловлено тем, что в условиях резкого сломапривычного социального стереотипа происходит растормаживание более древнихархетипических защитных механизмов личности, что приводит квторичному самовозрождению древних социальных институтов. Вкрапления древнихзащитных образований в виде суеверий, предрассудков и архетипов мы всечаще можем встретить в клинике пограничных нервно–психическихрасстройств.

Следует честно признать, чтопрофессиональные психотерапевты, количество которых возросло за последние годы,во многом оказались неконгруэнтны стоящей перед ними задаче.Профессиональный психотерапевт или медицинский психолог с высшим образованием,со специализацией по клинической психиатрии, психотерапии, психологии вомногом не способен ни помочь, ни понять тяжелейшие проблемы, стоящие передпримитивными личностями. Многие из нас привыкли мыслить рационально идетерминистически. Мы привыкли гордиться картезианским мышлением. Мы мыслимкатегориями этиологии и патогенеза, мы только–только начинаем привыкать ксиндромальному подходу, а на нас накатывается волна иррационализма, мистицизма,спиритизма в самом примитивном и архаичном виде.

Та малая часть примитивных личностей сневротической симтоматикой, которая по разным обстоятельствам случайнооказалась в поле зрения профессионального психотерапевта, выслушависключительно верные рассуждения об аутосуггестивном механизмевозникновения невротической симптоматики, о сомнительности существованияпотусторонних сил, о том, что все белые и черные маги – жулики, которые хотят тольконажиться на бедах людей и о том, что никакогосглаза медицине не известно, выходят от врача с известным чувствомненависти, которую испытывают все примитивные личности к тем сердобольнымлюдям, которые не без самолюбования берут на себя заботу объяснитьчеловеку, что он страдает исключительно по причине собственной глупости. Порапоставить вопрос: должны ли мы быть просветителями илитерапевтами

Неконгруэнтность и разномасштабностьмногих психотерапевтических методов, практикуемых как опытными, так иначинающими психотерапевтами, очевидна. При этом, если со стороныпсихотерапевтов старой школы наблюдается большой уклон в сторону рациональнойпсихотерапии, меньше в сторону гипноза, то молодыеврачи явно увлекаются последними достижениями западной психологии ипсихотерапии, смело пересаживая их на отечественную каменистую почву. Этохорошо. Но дело в том, что большинство развитых западных стран внастоящее время находится в периоде относительной стабилизации. Хорошо известнаразница между стабильной, сытой жизнью членов общества потребленияи катастрофическим обнищанием и люмпенизацией среднего россиянина. Многиезападные методы психотерапии являются элитарными, со всеболее усиливающимся психоаналитическим уклоном в противовесбихевиористическим методам и направлены, как шутят сами врачи, использующиеданные методики, на интеллектуальных, интеллигентных ибогатых пациентов. Пригодны ли они для большинства примитивных пациентовРазумеется – нет.Большинство пациентов–невротиков, поискав у нас гипноза, уходят из нашего поля зрения взону нетрадиционной медицины.

Следующий вопрос, который следуетпоставить: эффективны ли методы примитивной психотерапии,используемые многочисленными представителями этой зоны, одно перечислениекоторых заняло бы целую страницу В целом, следует признаться– да. Они говорят спациентом на одном языке, они лечат подобное – подобным и не без успеха. Теединичные случаи, когда пациенты после посещения нетрадиционных лекарейвсе–таки приходят кнам, при объективном рассмотрении являются исключением. Большинству примитивныхличностей помогает примитивная психотерапия и примитивные психотерапевты счугунными цепями на шее, со всеми, известными намтолько из сказок и учебников истории, атрибутами колдунов, магов,волшебников и чародеев.

Как пророчески писал Кречмер еще в началевека: «Старая вера в демонов, возлагавшая ответственность за вседобро и зло, которое ты ощущал, на духов неба и преисподней,работала куда лучше, точнее и чище, и можно только надеяться, что сдальнейшим развитием психотехники мы опять к ней вернемся». Знахарь, по егословам – этопервый предшественник врача. «Мы видим, – пишет Кречмер, – что у врача не может бытьвыбора, заниматься психотерапией или нет. Врач занимаеттакое место, что от него все, повинуясь известному кататимномупринуждению, должны ожидать психотерапии и получать ее. Он воздействуетпсихотерапевтически не потому, что он этого хочет, а потому, что этого хотятего пациенты» (176).

Не следует думать, чтоэлементы примитивной психотерапии срабатывают только у крайне малограмотных,необразованных и недалеких людей. Любой заболевший человекпереходит в каком–то смысле на более примитивный уровеньфункционирования. И для нормального больного врач – это всегда не только врач, но имаг и волшебник. «Говорят, что измерение температуры у больного не естьего лечение, что это только прием констатированияболезни. Но я протестую против этого, – пишет академик Лосев.– Никогда больной непереживает термометр как средство констатирования болезни. Я, по крайней мере,считаю, что часто это есть самое подлинное лечение; и, когда самбываю болен, часто мне бывает достаточно измерить температуру, чтобыболезнь несколько облегчилась. Как бы я не убеждал себя, что это еще нелечение, организм мой все равно переживает это как лечение; идоказательством этого является – реальное облегчение или даже выздоровление...Больной считает, что раз доктор пришел и осмотрел больного, то лечение уженачалось... Уже один факт прихода врача есть начало лечения.И не могу рассуждать иначе. Не умею представить себе доктора нелечащим, хотярассудок и долбит одно и то же, – что не всякий доктор умеетхорошо лечить и что не всякий умеющий хорошо лечить действительно вданном случае приступил к лечению. Раз – доктор, значит– баста!Лечение началось» (84).

Всегда ли мы соответствуем в своемрациональном отношении к больному его иррациональным надеждам ичаяньям

Многие из врачей и специалистов вобласти психологии поведения достаточно хорошо понимают пикантность создавшейсяситуации. Не случайно работы К.Юнга буквально за последние два года начинаютиздаваться большими тиражами и пользуются огромным успехом.

Не секрет, что многиепрофессиональные психотерапевты и врачи–психиатры в России за последниегоды без широкой огласки начали использовать в своей практике отдельныеметоды примитивной психотерапии, начиная от заговоров и кончая снятиемсглаза и порчи.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.