WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 48 |

Впервые попытку изучения суицидальногоповедения с психологических позиций (что очень важно, так как до этогосуицидальное поведение рассматривалось практически исключительно в рамкахпатопсихологии) предпринял Фрейд. В рамках психоаналитической теории Фрейдрассматривал суицидальное поведение как результат действияподсознательных механизмов психики, как психологический акт, движущей силойкоторого является инстинкт смерти, влекущий все живое к первичномунеорганическому состоянию.

Вслед за Фрейдом тенденция рассматриватьсуицидальное поведение в рамках нормальной психологии начала набиратьсилу. Адлер считал, что желание смерти – это защитная реакцияв форме мести самому себе или другому лицу. При этом личность с помощьюсамоубийства преодолевает комплекс неполноценности и самоутверждается. Штекелинтерпретировал самоубийство как результат самонаказания в тех случаях, когда усубъекта возникает, подавляемое культурой, стремление убить другогочеловека. Инстинктом смерти объяснял самоубийство и К. Меннингер(5).

Независимо от психоаналитическиориентированных исследователей, которые объясняли динамические силысуицидального поведения усилением влечения к смерти, некоторые отечественныеученые пытались объяснить суицидальное поведение ослаблением илиполным исчезновением жизненного тонуса или инстинкта жизни. Известныйрусский суицидолог Г. И. Гордон, автор предисловия к монографии Дюркгейма«Самоубийство» писал: «Мы допускаем.., что при известныхусловиях каждый из нас может стать самоубийцей независимо от состояниясвоего здоровья, умственных способностей, окружающих условий жизни ит.д... К реакциям в форме самоубийства способны не только больные иболезненные, но и здоровые души, совершенно нормальные по своим качествами эмоциям».

Подчеркну, что Гордон, как и многиеотечественные психиатры начала века, вполне допускал мысль, что стремление ксамоубийству может появиться у любого нормального человека натом или ином отрезке онтогенеза. «Где–то внутри человека как былопается пружина, которая заправляла всем сложным механизмом его бытия,ослабела какая–тосила, которая рождала в нем мысли и желания, заставлялаего действовать, бороться и стремиться, – словом, жить» – пишет он.

Подчеркну также насколько точно подметилГордон онтогенетический инволюционный фон, на котором вырисовываетсясуицидальное поведение. Гордон объяснял недостаток духовнойэнергии у своих современников постоянным усложнением жизни в эпоху«обостренного индивидуализма», как характеризовал он начало20–гостолетия.

А. Г. Амбрумова, анализируя позициюГордона, пишет: «нетрудно заметить, что Гордон делает попытку связатьпсихологические механизмы суицидального поведения с некоторымихарактеристиками окружающей самоубийцу социальной среды», то есть переноситударение с индивидуальных факторов на средовые, но не нужно обладатьбольшой наблюдательностью, чтобы заметить, что Гордон все жев первую очередь обращает внимание на какое–то катастрофическое уменьшениевнутренней жизненной энергии или тонуса, что и приводит в конце концов ксамоубийству и это уменьшение, имеющее онтогенетическую природу,лишь проявляется усложняющейся жизнью в форме самоубийства.

Я рассматриваю онтогенетические переломыи кризисы аутентичности, сопровождающие их, как один из важнейшихфакторов суицидального поведения.

Следует подчеркнуть, что данная главаявляется одной из самых гипотетических во всей книге, поскольку все то, о чем ябуду говорить, хотя и вытекает из моей восьмилетней психиатрической ипсихотерапевтической практики, обязательно требует дальнейшихспециальных, то есть специальным образом организованных и инструментированныхисследований.

В этой ситуации мне хотелосьбы остановиться лишь на ряде наиболее бросающихся в глаза, наиболее заметных, иочевидно не только мне, психопатологических феноменахпреимущественно невротического уровня и нарушениях поведения,рассматриваемых в рамках психопатологии.

С точки зрения онтогенеза мырассмотрим некоторые особенности возникновения иформирования астенической, тревожной, фобической, депрессивной иипохондрической симптоматики, а также аддиктивное и суицидальноеповедение.

Шандор Ференчи в свое время трактовалсмерть как символический последний предел, когдаситуация отчаяния вызвана тем, что человек оказывается не способенбыть тем, кем он хочет быть, и не способенотказаться от желания быть тем, кем он не может быть. Еслиличность попадает в эту «вилку» вероятность возникновения суицидальногоповедения тем больше, чем меньше проявления других формдеструктивного и аутоагрессивного поведения.

Влияние онтогенеза,индивидуальной траектории развития и онтогенетических переломов насуицидальное поведение настолько очевидно, что изучая статистическиекривые суицидальных попыток и завершенных суицидов, вполне можно«от обратного» построить усредненную кривую онтогенетического развитияличности, на которой два основных пика увеличения числа самоубийствв определенные возрастные периоды совершенно точно совпадут с двумя основнымикризисами аутентичности, возникающими в процессе онтогенеза.

Количество самоубийств резко увеличиваетсяв моменты первого и второго кризиса аутентичности ввозрасте 20–30 и50–55 лет. Суицидысоставляют третью по счету причину смерти молодых людей ввозрасте от 15 до 24 лет, после смерти от несчастных случаев и врезультате убийства. Второй максимум у мужчин наблюдается в возрастепосле 45 лет, у женщин после 55 лет (173).

По своему в суицидогенном плане одинаковоопасны все кризисы аутентичности. В эти моменты, как бы напике, на вершине часто возникают самоубийства,которые мы будем называть «акме–самоубийства».

Похожее усиление суицидальныхтенденций в периоды онтогенетических кризисовописал как «пресуицидальный синдром» Е. Ringel. Оннаблюдал психопатологический симптомокомплекс у лиц стенденцией к суицидальным актам в сложных ситуациях (суицидопатия). В основеподобного явления Ringel видел «ограничение психическойжизни» в силу то ли особенностей личности, то ли динамики развитияхарактера, интерперсональных контактов, присущей человеку системыоценок. Он считал, что в этой связи возникает торможениеагрессии вовне, преобладают аутоагрессивные тенденции, появляютсяжелание смерти, фантазирование о смерти.«Ограничение психической жизни» может быть, по мнению автора, следствиемпсихического заболевания, но может быть и результатоместественной динамики развития личности.

К первому варианту относятсядавно известные подростковые самоубийства, синдром «Вертера», самоубийства отлюбви и т.п. На факты частых самоубийств среди молодых людейобращали внимание все суицидологи, начиная с конца прошлого века. И. Я.Абрамович в начале нашего века писал: «Молодость часто безумна в гордомсознании истинно королевского величия своей поэзии, своейромантики и не хочет унизить этого величия в пыли и грязи жизненноймертвечины». Он пишет, что бывают случаи, когда человек уходит изжизни только лишь из страха в будущем стать зрителем картины собственногозаката и распада.

В «Эстетике самоубийства» мыписали, что молодость иногда любуется своейкрасотой и не желает, в отличие от зрелости, жертвовать ею радиблаг окружающей жизни, предпочитая умереть на пикесвоего величия, чем поступиться хоть сотой долей свой души.

Индивидуальный самоубийца, выбирая междужизнью и смертью, не только логически оценивает все «за» и«против», как бухгалтер подводя под результатом общую черту ивыводя баланс, он как художник, как творец эстетическиоценивает всю свою жизнь как уникальный акт творчества, как свое единственноеи главное произведение, которое удалось или не удалось, и порезультатам оценки совершает выбор.

Общество может возмущаться, осуждать инегодовать, но право мастера разбить свое неудавшееся творениевсегда остается за ним (117).

Такие самоубийства очень характерны длякреативных личностей. Сальвадор Дали в своих дневникахпишет, что: «Лорка без всяких экивоков говорит о собственной смерти, просяи меня не медлить, едва достигнут расцвета моя жизнь и моетворчество».

В драме Чехова «Иванов» главныйгерой кончает жизнь самоубийством именно потому, что в тридцать лет, какон сам говорит «уже похмелье, я стар, я уже надел халат. С тяжелойголовой, с ленивой душой, утомленный, надорванный, надломленный, безверы, без любви, без цели как тень слоняюсь среди людей и незнаю: кто я, зачем живу, чего хочу.. И всюду я вношу с собою тоску,холодную скуку, недовольство, отвращение к жизни...

– Долгокатил вниз по наклону, теперь стой! – подводит итог Иванов.– Пора и честьзнать!» После чего застреливается.

А. Н. Майков в одной из своих поэмписал:

Теперь стою я, как ваятель

В своей великой мастерской.

Передо мной – как исполины –

Недовершенные мечты!

Как мрамор, ждут они единой

Для жизни творческой черты...

Майков А.Н. «Три смерти»

В Древней Греции был обычай или, можетбыть, существует легенда о таком обычае, что у жителей одного из острововсуществовало правило, заканчивать жизнь самоубийствомсразу после достижения в жизни какого–либо выдающегося результата.Так молодые влюбленные могли покончить с собой после первойбрачной ночи, боясь, что последующая жизнь ничего не добавит к силе ихчувства, а только день за днем будет стирать краски их молодости. Скульптор,создавший прекрасную статую, которого все жители острова носили на руках ипрославляли как самого гениального мастера, могсразу после этого покончить с собой, боясь, что ему уже никогда неудастся пережить подобного триумфа. Амбрумова, в свое время описала подобные«суициды –бегства», «суициды несостоятельности», когда, например,кончает с собой творческий работник, не чувствующий в себеспособности работать более на приемлемом для себя уровне. В основемотивации суицида в этих случаях лежит «бегство» от низкой самооценки(4).

Особой разновидностьюакме–самоубийства является широко распространенноев Японии самоубийство «от любви» – синьчжу (shinju).Молодые люди, влюбленные друг в друга и не имеющие возможностиобрести счастье в этой жизни (по разным обстоятельствам: несогласиеродителей, материальное неблагополучие и т.п.),уходят из жизни, надеясь на другую блаженную жизнь, в которой онисоединятся с любимым существом. Самоубийства такого рода почти никогда неосуждались окружающими, а сами самоубийцы рассчитывали в загробной жизни намилосердие богини Амиды, сострадательной ко всем несчастным. Синьчжу почтивсегда совершали попарно. Перед самоубийством молодые люди часто вместесовершали путешествие по самым прекрасным местам Японии, посещаямногочисленные достопримечательные места и культурныесвятыни.

После этого или еще во время путешествияони выбирали какой–либо живописный уголок вблизи реки или в горах ивместе кончали жизнь самоубийством.

Обычай синьчжу до сих поримеет такое широкое распространение в Японии, что в некоторых местах, наиболеечасто избираемых несчастными влюбленными для сведения счетов с жизнью,приходится устанавливать специальные посты с целью предотвратитьсамоубийства.

Влюбленные оставляют письма, вкоторых объясняют причины своего поступка ипросят прощения у родителей. В этих трогательных письмах влюбленные никогда невинят никого, а виновными признают исключительно себя самих. Почти все письмазаканчиваются просьбой похоронить их вместе. Родители не всегда исполняют такиепросьбы и народ глубоко сожалеет о таких несчастных, таккак в Японии существует предание, что такие самоубийцы только тогдаобретут покой, когда они будут положены в одну могилу.Когда же просьба несчастных исполняется, то погребение их сопровождаетсяпышной и трогательной церемонией.

Подобные самоубийства не так уж редки и вевропейских странах. Встречаются они и в нашей стране. Существовали и местапаломничества влюбленных самоубийц (Лизин пруд, Иматра), очем писал в свое время еще В. М. Бехтерев. Отличается только отношениеобщества к подобным случаям, но это отношение очень хорошо характеризуетсамо общество –сообщество примитивных личностей.

Почему общество так осуждаетиндивидуального самоубийцу

Потому что оно правильно чувствует виндивидуальном самоубийстве вызов своим устоям. Потому что индивидуальноесамоубийство – этовсегда в том или ином аспекте бунт. Индивидуальный самоубийца в буквальномсмысле слова «выпадает» из общего ряда. Общество отрицаетиндивидуального самоубийцу за его нарциссизм, за его эгоизм, за его эстетизм.Как он посмел так любить себя, как он посмел так любоватьсясвоей красотой и неповторимостью, что не захотел умалять свое достоинство А мычто –хуже Мы тоже любили, мы тоже разочаровывались, но вот ведь ничего:солим грибы, ходим на выборы, считаем деньги, читаем детективы,раскладываем пасьянсы. Он что, хочет сказать, что он лучше нас, что мычего–то не понимаем,что может быть и по другому

Это сопротивление,потому что это комплекс. Потому что каждый через это прошел. Кризисаутентичности в том или ином варианте, в той илииной степени интенсивности – удел каждого человека, и он всегдасопровождается усилением суицидальных тенденций. Неслучайно суицидологи говорят, что практически у каждого нормального человека вмолодом возрасте возникают мысли о самоубийстве. Потому что у каждого был этотхолмик или бугорок.

Индивидуальное самоубийство всегда наводитна размышления о смысле жизни, вернее о ее бессмысленности, а это очень опаснои совсем не нужно. И я очень не согласен в этом вопросе с Франклом,потому что он то как раз и пытается объяснить увеличение количествасамоубийств среди молодежи стремлением к смыслу.

Франкл пишет, что самоубийствау американских студентов среди причин смертности занимаютвторое место по частоте после дорожно–транспортных происшествий. Приэтом число попыток самоубийства в 15 раз больше. Из 60студентов Университета штата Айдахо, совершивших попытку самоубийства, якобы 85% не видели больше в своей жизни никакого смысла и при этом 93 % из нихбыли физически и психически здоровы, жили в хороших материальных условияхи в полном согласии со своей семьей, активно участвовали в общественнойжизни и имели все основания быть довольными своими академическимиуспехами. Во всяком случае, о неудовлетворенных потребностях не могло быть иречи.

Франкл задает себе вопрос, каковы условия,делающие возможной попытку самоубийства, что должно быть встроено в «conditionhumane», чтобы когда–нибудь привести человека к такому поступку, как попыткасамоубийства, несмотря на удовлетворение повседневных потребностей.По его мнению, представить это можно лишь в том случае,если человек добивается того, чтобы найти в своей жизни смысл и осуществитьего. В логотерапевтической теории мотивации он называет это «стремлением ксмыслу» (150).

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.