WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 48 |

Существенным аргументом,с точки зрения автора, в пользу рассматриваемого онтогенетическогомеханизма возрастной психической депрессии служат ирезультаты лечения этого состояния, основанные на применении антидепрессантов,в частности ингибиторов моноаминооксидазы, а не транквилизаторов. Сдругой стороны, применение препаратов раувольфии или метилдофы в среднеми пожилом возрасте может индуцировать пароксизм психическойдепрессии. «Ухудшение настроения по мере старения – это такой же побочный продуктреализации генетической программы развития, – подчеркивает Дильман,– как климакс игиперадаптоз, т.е. возрастная психическаядепрессия возникает закономерно как нормальная болезнь, но степень еевыраженности варьирует в зависимости прежде всего от онтогенетических исоциальных факторов» (45).

3

В качестве примера иного подхода кпсихопатологическим явлениям можно указать на проблему «инволюционногоневроза». Уже в самом термине казалось бы отражено, что основнымэтиологическим фактором патологического процесса является один изэтапов онтогенеза –инволюционный период. Однако в реальности под «инволюционным неврозом» даже тепсихиатры, которые признают его как самостоятельноезаболевание, понимают особый сплав собственно невротических (психогенных)симптомов с неврозоподобными (соматогенными) симптомами. Считается,что истинно невротическая и неврозоподобная симптоматика вэтих случаях настолько тесно спаяна ипереплетена, что невозможно даже условное ее разделение, и поэтомусчитается целесообразным рассматривать данные состояния в рамкахсамостоятельной нозологической единицы.

При такой трактовке, когда подинволюционным неврозом понимают некое клинически самостоятельное состояние,располагающееся как бы между истинным неврозом и неврозоподобнымсостоянием в клинике соматических заболеваний, полностью теряетсясмысловая ценность самого термина «инволюционный». Поскольку подобный сплавневротической и неврозоподобной симптоматики может наблюдаться нетолько в инволюционном периоде, но и практически на любом этапе онтогенеза (такли уж редко соматическое заболевание сочетается сразличными психотравмирующими факторами в юностиили зрелом возрасте), естественно возникает вопрос оцелесообразности выделения инволюционного невроза как самостоятельнойнозологической или клинической единицы на том лишь основании, что винволюционном периоде подобный сплав неврозоподобной иневротической симптоматики мы наблюдаем много чаще, чем на ранних этапахонтогенеза.

Другое дело, если мы будем рассматривать врамках инволюционного невроза ту или иную психопатологическуюсимптоматику, возникающую в результате того, что личность, осознаваяинволюционную динамику своего бытия, не можетнайти и выработать адекватных психологических защитных механизмов (которыеизучены к настоящему времени еще крайне недостаточно),отказывается признавать и учитывать объективное положениевещей, и в силу этого нарушает аутентичность собственного существования,увеличивает разрыв между уменьшающимися возможностями и имеющимисяпотребностями.

Такая ситуация является в истинном смыслеслова психогенным воздействием, ибо еще В.А.Гиляровский (1938) указывал, чтосущность невроза заключается в несоответствии между возможностями, находящимисяв распоряжении личности, и теми обязанностями, которые проистекают из наличияопределенных социальных отношений.

Именно в этомплане я буду говорить об онтогенетической психопатологии;вернее о той ее части, в основе которой лежат не вторичныепсихопатологические явления, сопровождающие процессстарения, и не их переплетение с различными психогенныминервно–психическимирасстройствами, а особенности самой динамики онтогенеза, изменениявекторного направления онтогенеза, несоответствие и рассогласованиемежду индивидуальным и личностным онтогенезом.

Если вернуться к онтогенетическоймодели депрессии Дильмана, то следует подчеркнуть, что депрессивнаясимптоматика, сопровождающая онтогенетический инволюционный процесс неявляется обязательным спутником старения и старости. Мыскорее можем ожидать ее возникновение тогда, когда существуетразрыв между нормальным процессом физиологического старения и уровнемпсихического, личностного функционирования, когда согласно когнитивнойтеории депрессий имеется расхождение между фактической ипридуманной субъектом ситуацией. Именно это приводит к снижению самооценки ичувству беспомощности (173).

Наиболее частые и разнообразныепсихопатологические феномены мы можем наблюдать в момент и вскоре послеглавного кризиса аутентичности, возникающего в возрасте 20 – 25 лет. Этот период являетсянаиболее сенситивным в плане различных психопатологических проявлений,во–первых, потому чтов это время организм человека претерпевает более или менее быструю сменувектора и направленности существования: эволюционные процессы сменяются наинволюционные. Если даже ускорение эволюционных процессов в пубертатном периодерассматривается большинством психиатров как почва для возникновения психическихнарушений, то что можно говорить о периоде, когда происходитизменение эволюционных процессов на инволюционные. Однако, посколькупроцесс этот представляет пример самой что ни на есть нормальнойдинамики, очевидно, что возможные психопатологические проявления кроютсяне в характере биологических изменений, происходящих внутри организма, ав том, как сама личность относится к характеру этих изменений, воспринимает лиона их как нормальные и естественные, или игнорирует их, илисопротивляется им.

4

Онтогенетический подход к различнымневротическим состояниям (в частности при моделировании отдельных сторонневротических расстройств на животных) представляется важным(Хананашвили, 1983) для изучения состояний предболезни, так каксчитается, что стрессорные воздействия в начале жизни могут привести кразвернутой патологии по мере взросления особи (124).

В. В. Лавровым вэкспериментах на животных было проведено специальное исследование«преднастройки психики» как фактора рискаэкспериментальной невротической патологии. Он пишет, что «одним из факторов,влияющих на предрасположенность субъекта к невротизации,является уровень его психической установки на достижениеопределенной цели. При этом неудача может оказывать травмирующеевоздействие, пропорциональное высоте существовавшего уровня установки»(93).

В результате проведенных экспериментов онпришел к выводу, что каким бы способом ни моделировалось развитиеинформационной патологии, «напряжение, запускающее патологический процесс,невозможно, если вначале не создавать готовность к нему». Болеетого, полученные в ходе экспериментов данные подтвердили нарушениедеятельности активирующей системы при невротизации. При искусственномпонижении уровня активации мозга (путем изоляции ретикулярной формацииствола от зрительной системы) происходило существенное облегчениевозникновения нарушений высшей нервной деятельности, аналогичныхневротическим, даже при действии адекватныхстимулов.

Таким образом, неадекватнаяустановка («преднастройка психики») с одной стороны и понижение уровняактивации мозга в эксперименте или в реальной жизни в ходеиндивидуального онтогенеза с другой стороны является одним из реальныхпатогенетических факторов возникновения невротизации и невротическихсостояний.

Последние экспериментальныеданные свидетельствуют о том, что в мозге человека и высших животных постояннопротекают процессы прогнозирования и сличения реально наступившей ситуации спрогнозируемой ситуацией (Бернштейн Н.А., 1966;Фейгенберг И. М., 1963). И. М. Фейгенберг пишет, что ужеласточка, ловящая насекомое, не догоняет его, повторяя путь его полета,а летит «наперерез» – не на насекомое, а в некоторую точку пространства, где всоответствии с прошлым опытом ласточки она вероятнее всего окажетсяодновременно с насекомым. Всякое неожиданное изменениеситуации ведет к тому, что наступает рассогласование междуимеющейся в данный момент ситуацией, отраженной органами чувств, и тойситуацией, которую ожидал, прогнозировал (предвидел) организм. Чем большерассогласование между фактически возникшим сигналом и тем, чтопрогнозировалось, тем большее количество информации несет этот сигнал,тем более патогенным он может оказаться (110).

Личность, функционирующая в условияхразвивающегося организма, имеет тенденцию рассчитывать траекторию своегожизненного пути в расчете на постоянное естественное самообновлениеи саморазвитие. Мое «Я» сегодня – есть нечто меньшее, чем мое «Я» завтра. «Настоящая жизнь»сознательно или бессознательно рассматривается каквопрос будущего, а момент сиюминутного бытия воспринимается лишь какподготовительный этап – нечто черновое и не имеющее самостоятельнойценности.

Ребенку и подростку на каждомшагу внушают: «Подрасти – и ты все поймешь, подрасти – и тебе все будет можно, подожди– у тебя всевпереди». Момент достижения зрелости воспринимается какдолгожданный праздник, а праздник как и любой праздникпочему–то всегда несоответствует нашим ожиданиям.

Достигнув зрелости, человек зачастуюиспытывает жесточайшее разочарование. Именно в тот момент, когда стоишь навершине горы, наиболее высок шанс осознать, что это все: «взлет» окончен,дальше начинается нескончаемая череда серых будней. Жизнь, котораявиделась как расцвет, расцвела и облетела за один день. Праздник,которого ждали так долго, пролетел за одну секунду, заодно мгновение, и пришла пора убирать со стола и ложиться спать.Пора освобождать место другим. Все то лучшее, что виделось впереди, водин момент оказалось позади.

Уже сам по себеонтогенетический перелом в силу того, что он требует более или менеекардинальной перестройки всех систем прогнозирования, вызывает болееили менее значительное психоэмоциональноенапряжение. Но особенную болезненность этот процесс приобретает втех ситуациях, когда личность отказывается по тем или иным причинам учитыватьсобственный биологический базис. Все более и более усиливающийся разрыв междупрогнозируемыми точками достижений и реальными достижениямиприводит к нарастанию тревоги, потому что процесс ежедневногоуменьшения шансов достигнуть желаемого не может не учитываться вбессознательных или сознательных пластах психики.

Интересно, что непониманиеонтогенетических механизмов личностного функционирования приводит нетолько к тому, что родители очень часто искусственнопытаются «поднять планку» для своего ребенка, заставляя его многие годыпытаться достигнуть того рубежа, который они ему установили, но иопытные психотерапевты (А. М. Свядощ, 1982) рекомендуют с целью п ро ф и л а к т и к и неврозов говорить ребенку: «Ты можешь статьтрудолюбивым; ты можешь заниматься, можешь заставить себяработать, можешь вырасти полезным членом общества. _1Ты можешьвсего достигнуть, если захочешь!» (110). Последняя фраза, если онана самом деле будет усвоена ребенком, прямым путем приведет его к неврозу, а неубережет от него.

Попытки интенсифицировать усилия подостижению тех или иных нереальных жизненных целей приводят только к ухудшениюфункционирования индивидуально–личностной системы. Бесплодная борьба приводит котчаянию. Смысл жизни, каким он привычно виделся, с каждым днем удаляется вседалее и далее. Человек начинает терять смысл жизни. Возникаетзнаменитый экзистенциальный вакуум, блестяще описанный Франклом. И самоестрашное, если он осознается. Потому что именно в этой ситуации возникаютмысли о самоубийстве.

Самоубийство – один из самых распространенныхспособов разрешения кризиса аутентичности. Самый трагический способ.Самый безнадежный. С него я и начну.

5

Но, прежде чем мы перейдем к рассмотрениюонтогенетического аспекта суицидального поведения, следует подчеркнуть, чтосамоубийства и суицидальное поведение – феномены настолько сложныеи многогранные, что традиционно рассматриваются в несколькихплоскостях: философской, религиозной, правовой, социологической,медицинской. В свое время вместе с Л. З. Трегубовым я рассмотрелэстетический аспект самоубийства и мы описали две разновидности суицидальногоповедения: индивидуальное и ритуальное самоубийства.При этом мы описывали не патопсихологические, а психологическиемеханизмы суицидального поведения нормальнойличности.

Главной причинойиндивидуального самоубийства является та или иная степень внутриличностнойдисгармонии, и поэтому в ряде случаев самоубийство можно рассматривать какгармоничное завершение жизни, так как факт самоубийства являетсяпопыткой личности восстановить утраченную внутреннююгармонию.

Обязательным критерием индивидуальногосамоубийства является возможность выбора, проявляющаяся в том, какие причиныиндивид считает достаточно вескими и несовместимыми сдальнейшим существованием; в том, что исходя из данных причин, из конкретнойситуации человек совершает акт самоубийства, вступая при этомпорой в дисгармоничные отношения с окружающим обществом.

При этом выборпроявляется в том, каким способом человек совершает самоубийство, какимисредствами, в каком месте и в какое время. Мы старалисьподчеркнуть, что эстетические переживания и представления человека,совершающего индивидуальное самоубийство, играют в процессе выбора далеко непоследнее место.

Индивидуальным следуетсчитать такое самоубийство, когда человек осознает свое дальнейшеесуществование несовместимым с определенными жизненными обстоятельствами,кардинально противоречащими его принципам, идеалам, убеждениям.

Ритуальное же самоубийствопроисходит как раз по обратной причине – когда общество считает, что приопределенных ситуациях и обстоятельствах человек не имеет права надальнейшее существование и должен покончить ссобой тем или иным (обычно строго регламентированным) способом и отношениесамого человека к поступку, который он должен совершить, не имеет никакогозначения.

В Японии мальчик, рожденный самураем, ссамого раннего детства знал, что когда вырастет, он обязательно станет самураеми в его жизни может возникнуть ряд ситуаций, когда онвынужден будет покончить с собой, совершив ритуальный обряд харакири. Тоже самое знала и его жена, которую с детства обучали какпра–вильно перерезатьсебе горло ритуальным мечом, если ее муж совершит харакири. Девочекдаже специально обучали как правильно сидеть во время этойпроцедуры, чтобы после смерти ее ноги не приняли «некрасивого» положения.Девочка из касты браминов в Индии должна была выйтизамуж только за брамина и обязана была покончить с собой определенным образом,сгорев вместе с телом мужа на ритуальном костре. При этом отношениеритуальных самоубийц к совершаемому ими обряду никого не интересовало.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.