WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 48 |

При этом воспитание, обучение и дажепсихотерапия мыслится как средство, которое поможет большему количествулюдей «наиболее успешно перейти от ограниченного развития к полномуразвитию».

Нельзя трактовать развитие примитивнойличности как неполное, а тем более пытаться перевести его нанекий более высший уровень, так как процесс остановкипсихического развития во многом не зависит от усилий психотерапевтаили педагога, а усилия в этом направлении могут привести только косознанию человеком дисгармонии между потенциально возможными в обществедуховными вершинами и его собственными реальными возможностями. Приэтом такая «психотерапия» приведет не к улучшению,а к ухудшению психического состояния, не к снятию тревоги, ак ее увеличению. Такая психотерапия может привести человека к потере техпримитивных способов защиты от тревоги, которые существуют на егоуровне личностного развития, но не приведет к овладению способами высшейзащиты.

Нельзя давать человеку возможностьосознать неправильность собственного существования – наглядный пример томукатастрофические явления, наблюдаемые в более просто организованныхсообществах, сталкивающихся на своем историческом пути с болеевысокоорганизованными цивилизациями. Эти контакты редко приводят к тому,что более примитивное сообщество, сохраняя свои основные черты исамобытность, переходит на какой–то более высокий уровень существования. Напротив – нарастает уровеньтревожности, усиливается алкоголизация, распадаются привычные социальныеинституты, и в том числе утрачиваются отработанные схемы защитыличности.

Роберт Музиль, который как и Достоевский,Джойс, Кафка, Пруст помогает нам понять человека лучше, чем любое руководствопо психологии, писал: «У каждого есть свой внутренний размер, ноодежду этого размера он может носить любую, какую ни подкинет судьба... в ходевремени обыкновенные и неличные мысли сами собой усиливаются, анеобыкновенные пропадают, отчего почти каждыйавтоматически становиться все посредственнее, то вот и объяснение,почему, несмотря на тысячи возможностей, нам как–будто открытых, обыкновенныйчеловек и правда обыкновенен» (192).

10

Описание психологии примитивной личностии социальных законов функционирования сообществапримитивных личностей можно продолжать до бесконечности, но если выпоняли суть, я не буду на этом задерживаться. Салтыков–Щедрин, Достоевский, Чехов,Зощенко, Булгаков (если говорить лишь о российскихписателях) сделали все это до меня и лучше меня.

Я же хочу только подчеркнуть, что всяпсихология и социология любого общества по своей сути примитивна инормальна. Примитивные личности составляют девяносто пятьпроцентов любого общества и их психология определяет психологиюобщества. Какой смысл эту психологию осуждать

«Индивид живет вобществе, которое снабжает его готовыми моделями мышления и поведения, этистереотипы создают у человека иллюзию смысла жизни. – пишет Фромм, – Так, например, считается,что если человек «сам зарабатывает себе на хлеб», кормит семью, являетсяхорошим гражданином, потребителем товаров иразвлечений, то его жизнь полна смысла. И хотя такие представления всознании большинства людей сидят очень крепко, – справедливоотмечает он, –они все же не имеют для них настоящего значения и не могут восполнитьотсутствие внутреннего стержня» (156). Почему же не имеют О какомвнутреннем стержне говорит Фромм Просто не нравится Фромму спокойная жизньнормального человека и все хочется ему подтолкнуть его начто–то, чтосовершенно не соответствует всему внутреннему содержанию того жечеловека. Нет ничего более опасного в психологии и социологии, чемподобные утопические попытки.

Нормальный примитивный человек живет своейжизнью, он более или менее ею доволен, а если и недоволен, то уверен, что недефицитом духовности. Ничего не изменилось ни со времен Сократа, нисо времен Сервантеса, ни со времен Пушкина, ни во времениБродского. Все трогательные, исполненные отеческойзаботы и святого подвижничества призывы: «так жить нельзя!» – кому онипредназначены Мы и так знаем, что «так жить нельзя». То есть, не то чтонельзя – можно, но мытак не можем. Но почему все должны жить так как,мы хотим Я усматриваю определенную наглость, когда два с половинойпроцента человечества пытаются диктовать всемучеловечеству, как нужно правильно жить. Эта утопия свойственнаочень и очень многим умным людям. Еще Платон предлагал поставить во главегосударства философов, а Фромм предлагал, чтобы обществомуправляли психоаналитики.

Да, мы отличаемся. Так было итак будет. И нужно находить приемлемые формы сосуществования. Нас не нужновешать на фонарях, потому что мы в шляпах, над ними не нужносмеяться из–за того,что они путают Бабеля с Бебелем, а Гоголя с Гегелем.

«Самые прекрасныетворения, создаваемые гениями, – писал Шопенгауэр,– навекиостанутся для тупого большинства людей книгой за семью печатями. Правда,и самые пошлые люди, опираясь на чужой авторитет, не отрицаютобщепризнанных великих творений, чтобы не выдатьсобственного ничтожества; но втайне они всегда готовы вынести им обвинительныйприговор, если только им дадут надежду, что они могут сделать это, не осрамясь,– и тогда,ликуя, вырываются на волю, их долго сдерживаемая ненависть ко всему великому ипрекрасному, которое никогда не производило на них впечатления и тем ихунижало, и усиливало ненависть к его творцам»(209).

Не нужно унижать примитивнуюличность. Да, мы отличаемся. Наше восприятие мира, память, мышление,эмоциональная сфера, сознание кардинально отличается, иэто приводит иногда к резкой пропасти между нами, но зачем доводить делодо антагонизма, нелюбви, недоверия, отвращения и даже ненависти, когда жизнь итворчество креативной личности для примитивной личности становитсяпредметом явной или скрытой злобы и презрения. Оба феномена имеют место быть иследовательно эволюционно оправданы.

Существует мир примитивных личностей и миркреативных личностей. Оба этих мира имеют право на существование.Невозможно заставить примитивную личность существовать по законам креативногомира, но также невозможно заставить и креативную личностьсуществовать по законам примитивного мира. Есть дети и взрослые,есть мужчины и женщины, есть примитивные и креативные личности. Им сужденовсегда жить вместе.

ГЛАВА6

ПСИХОЛОГИЯ КРЕАТИВНОЙ ЛИЧНОСТИ

В научной литературе, выходящей нарусском языке, традиционно принято переводитьанглоязычный термин «creative» как «творческий»,а «creative personality» как «творческая личность».Большой ошибки в этом нет, однако, следует отметить, чтопонятия «креативность» и «творчество» все же не полностью идентичны. Посмысловому содержанию они более совпадают, чем различаются, но поскольку укаждого из них помимо общего имеется еще и собственный,самостоятельный, частный смысл, иногда могут возникать ситуации,когда использование одного понятия вместо другого приведет к искажениюсмысла. С логической точки зрения они относятся к перекрещивающимсяпонятиям.

Креативность, как мы ее будемрассматривать, с одной стороны, – одна из основных задач психики, а с другой стороны – способность центральной нервнойсистемы создавать (creation – создавать, творить) субъективную модель мира с помощьюсенсорных, мнестических, когнитивных и аффективных систем в целяхмаксимально гибкой адаптации индивида к окружающей среде.

В большинстве работ, посвященных проблемекреативности, содержатся указания на особые свойства креативной психическойдеятельности, на особый способ восприятия и преломления объективной реальности,особенность личностного функционирования, связанного соспособностью глубже мыслить, глубже вникать, глубже смотреть, гибчедействовать.

Понятие «творчество» предполагает нетолько и не столько особый психический процесс, сколькорезультат специфическим образом организованного восприятия, переработки ивоспроизведения различных сторон объективной реальности.

Понятие «креативность» более ориентированона личность, в отличие от понятия «творчество», ориентированногоболее на деятельность и ее результат. Поэтому ставить знак равенствамежду этими двумя понятиями не совсем верно.

Психическая деятельностьребенка, познающего окружающий мир, носит креативный характер,но мы не всегда назовем ее творческой.Деятельность ребенка, изобретающего с товарищами новую игру, первыедетские рисунки, самостоятельно сделанный домикиз кубиков, мы уже можем назвать творчеством (детскимтворчеством), потому что в этом случае мы имеем передсобой оригинальный результат креативной и творческойдеятельности, совпадающих в этом случае по смысловому содержанию. Практическивсегда, когда мы говорим о творческой деятельности, мы подразумеваем иопределенный продукт этой деятельности, будь то рисунок, стихотворениеили самостоятельная идея. При этом в русском языке принято также ипродукты творчества называть «творчеством». То есть данный термин выходит запределы сферы личности и переходит на результаты деятельности личности. Вотношении термина «креативность» подобный переходневозможен. В термине «творческий» имеется более определительный,нежели содержательный смысл, который можно было бы выразить при переводетермина «creativity» на русский язык как «творческость». Когда мы говоримо креативности, мы имеем в виду процесс субъективногопознания индивидом феноменальной и смысловой сущности окружающего мира,объективной реальности. Речь не идет о создании зримого, вещественного,материального продукта. Результатом креативного процессаявляется само формирование личности, создание уникального микрокосмоса– человеческойиндивидуальной психики, души.

Процесс этот зависит как от биологических,так и от социальных факторов. К биологическим факторамформирования субъективной психической деятельности относятсянаследственно обусловленное морфологическое устройство головногомозга, включая нейронную организацию коры головного мозга, подкорковыесистемы, стволовые структуры, сложнейшую системуколлатеральных взаимосвязей как между нервными клетками, так и между отделамиголовного мозга. При нарушениях, грубых дефектах строениямозга в первую очередь страдает способностьвоспринимать и усваивать тонкие феномены и смысловые связи между ними. Этонаходит свое отражение в неспособности адекватного усвоенияпонятийной системы, сложных поведенческих навыков, аффективнойгрубости. У олигофрена страдает не только интеллект и мышление, но и всясистема взаимообмена информацией с окружающей средой – эмоции, тонкая моторика,память.

Чем более сложную морфологическуюструктуру имеет головной мозг, тем более тонкую и сложнуюкогнитивную сетку может накинуть индивид на окружающую среду, вкоторую он погружен после рождения, тем более мелкие феномены онспособен вычленить из «сенсорного шума» и сенсорного хаоса, темболее тонкие связи он устанавливает между феноменами. Этот закон применим какдля филогенеза, так и для дифференциации человеческихиндивидуальностей.

Известный российский психиатр Г. К.Ушаков писал, что «элементы, общие для разума человека и животных, нетолько доказывают историческую преемственность, единство филогенезамеханизмов психики, но и раскрывают те особенности ее, которые наиболееполно обусловлены свойствами генетической матрицы... Биологическая,физико–химическаяматрица, на основе которой формируется психика, наследуется по общим законам...и пространственно временные параметры объектов и обстоятельствокружающего мира принципиально однотипно (у человека и животных)трансформируются в физико–химические матрицы, которые, в свою очередь, становятсяосновой формирования как субъективного образа (разнойсложности –подчеркивает Ушаков), так и отношения особи к самим таким объектам иобстоятельствам» (118).

Если нет морфологической базы– никакое обучение неисправит положения. Можно сто раз объяснять олигофрену, что птица отличается отсамолета тем, что птица – живая, а самолет – нет, и трамвай от лошади – тем же, но спросите его послеэтого чем отличается слон от машины, он в сотый раз начнетвам отвечать, что у машины есть руль, а у слона нет, что у машинычетыре колеса, а у слона – четыре ноги...

Почему это происходит Потому что понятие«живое» –абстрактное, тонкое, нежное, гибкое, «жидкое». Слон – вот он, руль – вот он, машина – вот она, а попробуйте датьопределение понятию «живое». Олигофрен не способен удержать столь сложноепонятие в крупноячеистой когнитивной матрице или когнитивной сетке, которуюспособен создать его дефектный мозг. В этом отношении мневсегда жалко учителей – на 90 процентов их работа заключается в том, что они льют воду врешето, поскольку, как мы понимаем, не существует принципиальногоделения: вот мы –нормальные и вот они – олигофрены. Существует стандартное колоколообразноераспределение особей в популяции, характерное для любого признака, в томчисле и для феномена структурности когнитивной сетки, с постепенным переходомот людей с очень крупноячеистым мышлением, владеющих десятью– двадцатью понятиямитипа «дай», «хочу», «ням–ням», до людей с очень мелкосетчатым мышлением, не тольковладеющих десятками тысяч понятий, но и которые еще истрадают от недостатка имеющихся понятий и которые постоянноубеждаются, что тот мир, который они видят, то есть тот мир,который позволяет им видеть их мелкоячеистая когнитивная матрица, неукладывается как в прокрустово ложе в те слишком грубые понятия, которымипользуется большинство людей. Может быть поэтому музыка всегда считаласьвершиной среди всех искусств, а если ставить на второе место– то это несомненнопоэзия. Ведь в поэзии, как и в музыке, самое главное не в словах, а засловами, в тех отдаленных невыразимых вторичных и третичных ассоциациях,которые рождаются при исполнении поэтического произведения.

Ломброзо находил основноефизиологическое отличие гениального человека от обыкновенного в утонченной ипочти болезненной впечатлительности первого. «По мере развития умственныхспособностей впечатлительность растет и достигает наибольшей силы вгениальных личностях, – писал он, – являясь источником их страданий и славы. Эти избранные натурыболее чувствительны в количественном и качественномотношении, чем простые смертные... Мелочи, случайные обстоятельства,подробности, незаметные для обыкновенного человека, глубокозападают им в душу и перерабатываются на тысячи ладов, чтобы воспроизвестито, что обыкновенно называют творчеством, хотя это толькобинарные и кватернарные комбинации ощущений» (186).

Но тонкость структурной организацииголовного мозга, тонкость и сложность когнитивной сетки– это только один избиологических факторов. Какую бы мелкую сеть мы не опустили в воду, мыничего не поймаем, если не будем прилагать еще и энергичные усилия, еслимы не будем тащить эту сеть.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.