WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 48 |

Для примитивной личности процессусиления ригидности носит не только вынужденный, но и защитный характер, начто указывал в свое время еще К. Лоренц: «Для существа,лишенного понимания причинных взаимосвязей, должно быть в высшейстепени полезно придерживаться той линии поведения, которая уже– единожды илиповторно –оказывалась безопасной и ведущей к цели» (187). Хорни также подчеркивает, чторигидная подозрительность ко всему новому или чужомуявляется нормальной чертой. Ригидное подчеркивание бережливостимелкой буржуазии является примером нормальной ригидности (142).

Большинство ситуаций, скоторыми человек сталкивается в своей жизни,обладают какими–либо общими чертами, но в то же время каждая из них имеет инеповторимый, особенный колорит. Чтобы максимально адаптироваться вкаждой ситуации, в оптимальном случае необходимо учитывать эти частности, нодля этого необходимо значительное количество психической энергии, аименно ее то и не хватает, причем с каждым годом все больше ибольше примитивной личности. Неспособность самостоятельнопросчитать все нюансы ситуации приводит к тому, что человек начинает попадатьвпросак, он начинает чувствовать собственную несостоятельность и возникаеттревога.

Шопенгауэр писал, что педантизм происходитот того, что человек перестает доверять собственному рассудку, не решаетсяпредоставить ему в каждом отдельном случае непосредственное познаниедолжного, «всецело отдает его под опеку разума и хочет руководствоватьсяпоследним, то есть, всегда исходить из общих понятий, правил,принципов и строго держаться их в жизни, в искусстве и даже в этическомповедении. Отсюда, свойственная педантизму приверженность к форме, манере,выражению и слову, которые заменяют для него существо дела. Здесь скорообнаружатся несовпадения понятия с реальностью, обнаружится, что понятоеникогда не опускается до частностей, что еговсеобщность и строгая определенность никогда не могут вполне подходить к тонкимнюансам и разнообразным модификациям деятельности. Педантпотому со своими общими принципами почти всегда оказывается в жизнислишком узким; он не умен, безвкусен, бесполезен; вискусстве, где понятие бесплодно, он порождает нечто безжизненное,натянутое, манерное. Даже в морали решимость поступатьсправедливо и благородно не везде могут осуществляться согласно абстрактнымпринципам» (209).

Нежелание что–либо менять проявляется вфеноменах анатопизма и кайрофобии – глобальном бессознательномстрахе перед всем новым и неизвестным, навязчивом страхе перед новымиситуациями, связанными с переменой места, с появлением незнакомых людей,в обстановке, требующей повышенного внимания, предъявляющей повышенныетребования к адаптационным возможностям человека.

Для примитивной личности также характеренфеномен биланизма (от французского понятия «bilan» – «баланс»). Этот термин былпредложен в свое время Odier для обозначения своеобразного личностного свойствапостоянно составлять баланс своих приобретений или потерь – органических, психических,материальных. Odier рассматривал биланизм как форму навязчивости, котораяобусловливает компенсаторные тенденции в поведении, как стремлениеизбежать ущерба при неврозах, но можно заметить, чтоподобная тенденция не является исключительно невротическимсимптомом, напротив, усиление экономии есть нормальная тенденция дляпримитивной личности, энергетические ресурсы которойпостоянно уменьшаются.

Для примитивной личности крайне важнаустойчивая социальная адаптация в стабильном обществе.Примитивная личность всегда социофильна и всегда стремится кмаксимальной социализации. Важным аспектом ее являетсяпринятие индивидом его социальной роли.

Самое страшное для примитивной личности– это утратить свойсоциальный статус. Известны описания ужасных личностных страданий идеформаций, происходящих с нормальными, обычными людьми, которые внезапно, водин момент, были вынуждены лишиться всего своего привычного социальногоокружения, которое защищало их, как раковина,защищает моллюска. Бруно Беттельхайм описывает неполитических заключенныхиз среднего класса, которые волей обстоятельств попаливо время нацистского правления в концентрационные лагеря и были менее всехостальных в состоянии выдержать первое шоковое потрясение. «Они буквально немогли понять, –пишет Беттельхайм, –что произошло и за что на них свалилось такое испытание. Они еще сильнеецеплялись за все то, что раньше было важным для их самоуважения. Когда надними издевались, они рассыпались в заверениях, что никогда не былипротивниками национал–социализма... Они не могли понять, за что их преследовали,коль скоро они всегда были законопослушными. Даже после несправедливогоареста, они разве что в мыслях могли возразить своимугнетателям. Они подавали прошения, ползали на животе передэсесовцами. Поскольку они были действительно чисты передзаконом, они принимали все слова и действия СС как совершеннозаконные и возражали только против того, что они самистали жертвами; а преследование других они считали вполне справедливым. Ивсе это они пытались объяснить, доказывая, что произошла ошибка. Эсесовцы надними потешались и издевались жестоко, наслаждаясь своим превосходством. Дляэтой группы в целом всегда большую роль играло признание со стороныокружающих, уважение к их социальному статусу. Поэтому их больше всегоубивало, что с ними обращаются как с «простыми преступниками».

Поведение этих людей показало,насколько неспособно было среднее сословие немцевпротивопоставить себя национал–социализму. У них не было никаких идейных принципов(ни нравственных, ни политических, нисоциальных), чтобы оказать хотя бы внутреннее сопротивление этой машине. И уних оказался совсем маленький запас прочности,чтобы пережить внезапный шок от ареста. Их самосознание покоилосьна уверенности в своем социальном статусе, на престижностипрофессии, надежности семьи и некоторых других факторах...

Почти все эти люди после ареста утратиливажные для своего класса ценности и типичные черты, напримерсамоуважение, понимание того, что «прилично», а что нет, ит.д. Они вдруг стали совершенно беспомощными – и тогда вылезлинаружу все отрицательные черты, характерные для этого класса:мелочность, склочность, самовлюбленность. Многие из них страдали отдепрессии и отсутствия отдыха и без конца хныкали. Другиепревратились в жуликов и обкрадывали своих товарищей по камере(обмануть эсесовца было делом почетным, а вот обкрасть своего считалосьпозором). Казалось, они утратили способность жить по своему собственномуобразу и подобию, а старались ориентироваться на заключенных из других групп.Некоторые стали подражать уголовникам». (156).

10

Шарлотта Бюлер в схеме периодизациижизненного пути личности описывает четыре сосуществующих базисных тенденции:удовлетворение потребностей, адаптивное самоограничение, творческаяэкспансия и установление внутренней гармонии.

Но адаптивное самоограничение и творческаяэкспансия ни в коем случае не могут быть сосуществующимитенденциями. Установление внутренней гармонии различно для примитивной икреативной личности: для примитивной личности – это удовлетворение потребностейи адаптивное самоограничение, а для креативной – удовлетворениепотребностей и творческая экспансия. Для первой это позволяет сохранятьэнергию, а для второй – тратить.

В этом отношении примитивная икреативная личность никогда не поймут друг друга. Поведениепредставителей другой группы будет всегда восприниматься по меньшеймере как странное. Они не смогут понять друг друга также как люди, которые не имеют денег, не могут понять проблем людей,которые не знают, куда эти деньги потратить.

Примитивная личность – это не недоразвитаякреативная личность, это самостоятельный, самобытный феномен, особенностикоторого необходимо изучать и учитывать в социологии, политологии ипсихотерапии. Примитивная личность есть продукт нормальногоиндивидуального онтогенеза. Базовый процесс, лежащий в основе формированияпримитивной личности – это снижение энергичности, жизнеспособности зрелогоорганизма после прекращения его развития и роста. Несмотря на значительныевозможности в развитии отдельных систем и функций после достижениязрелости, общее количество энергии индивида существенноснижается, что приводит к более или менее заметному изменению личностногобытия. Происходит смена энергетического вектора, неосознаваемая внорме, и осознаваемая в патологии. Земная жизнь пройдена досередины, сборы рюкзака для примитивной личности окончены. Все, чтоможно было взять с собой взято, все, что можно было познать – познано, все,что можно было выучить – выучено. Примитивная личность отправляется в путешествие пожизни, которое должно казаться для нее подъемом по лестнице вверх, хотя насамом деле она с каждым шагом опускается по лестнице вниз. Смысл всейпримитивной психотерапии – не дать возможности примитивной личности осознать истинноеположение дел.

Роберт Музиль в романе «Человекбез свойств» писал, что «мало кто в середине жизни помнит,как, собственно они пришли к самим себе, к своим радостям, к своемумировоззрению, к своей жене, к своему характеру, но у них есть чувство, чтотеперь изменится уже мало что... В юности жизнь еще лежала передними, как неистощимое утро, полная, куда ни взгляни, возможностейи

пустоты, а уже в полдень вдруг появилосьнечто смеющее притязать на то, чтобы быть отныне ихжизнью, и в целом это так же удивительно, как если к тебе вдруг явится человек,с которым ты двадцать лет переписывался, не зная его, и ты представлялсебе его совершенно иначе. Но куда более странно то, что большинстволюдей этого вовсе не замечает... Нечто обошлось с ними как липучка смухой, зацепило волосок, задержало в движении и постепеннообволокло, похоронило под толстой пленкой, которая соответствует ихпервоначальной форме лишь отдаленно. И лишь смутно вспоминают они уже юность,когда в них было что–то вроде силы противодействия. Этадругая сила копошится и ерепенится, она никак не хочет угомониться ивызывает бурю бесцельных попыток бегства; насмешливостьюности, ее бунт против существующего, готовность юности ко всему, чтогероично, к самопожертвованию и преступлению, ее пылкая серьезность и еенепостоянство – все это ничто иное, как ее попытка бегства»(192).

Большинство людей ипосле 30 лет еще лелеют иллюзии, что они могут завтра проснуться ичто–то изменитьв своей жизни, что они еще молоды и у них все впереди, чтопредыдущая жизнь –это только увертюра к большой и многоактной опере. Это, как мы понимаем,не так, и вся социальная система устроена таким образом, что даже еслипримитивная личность и осознает в определенный момент, что ее обманули,общество всей своей махиной засосет и проглотитее последний вопль. «Одна и та же идиотская участь постигает миллионы имиллионы. Существование как таковое, монотонное само посебе,.. сведено централизованным Государством к однообразной суровости.»– писал Бродский(29).

Феномен остановки иинволюции человеческой личности настолько заметен, он настолько ярок, что умногих психологов возникает иллюзия, что имеет место какое–то внешнее вмешательство. Весьпроцесс остановки рассматривается как ошибка, как артефакт. Иникакие факты, указывающие на тотальность этого процесса, не помогаютбольшинству ученых отказаться от соблазнительной идеи вмешаться в этотнормальный ход вещей и не дать заснуть «засыпающейкрасавице».

Больше всех в этом отношениидостается педагогам и образовательной системе. Именно бедных учителей,в первую очередь, безо всяких на то оснований обвиняютв подавлении творческого потенциала в своих учениках. Более того, их дажеумудряются обвинять в увеличении количества олигофренов – феномене, связанном сгенетическими поломками и вредностями, воздействующими на организм дотрехлетнего возраста, то есть когда о школе никакой речи идти еще не может.«Почему же, переступив порог школы, дети утрачивают потенциально присущиеим творческие способности – удивляется физиолог Аршавский, – Почему, как это уже неоднократноуказывалось, школа является фактором отупения детей, фактором неразвития, а, напротив, задержки их интеллектуального (духовного) развития и,более того, фактором риска для таких заболеваний, как неврозыи даже дебильность» (16).

Французский поэт Поль Валери, вспоминаяучебу в школе пишет, что нередко «первым учеником» был подросток,довольствующийся уже пережеванной пищей, которой кормили его учителя. И еслиему не везло и он не встречал среди них какого-нибудь Сократа, который несоглашался обучать его «законченным истинам», он подвергался серьезнойопасности погрузиться в сон и совсем молодым приобщиться к сонму покойников(«духовных покойников»).

Вот типичный пример широкораспространенного заблуждения, даже двух заблуждений:во–первых Валери, каки другие считает, что это учителя и школа «губят» психику ученика,и во–вторыхполагает, что встреча с настоящим учителем может что–либо изменить. Только ведьдавно уже было мудро сказано, что не учитель находит ученика, а ученик находитучителя.

Какое бы направление в психологии мыне рассмотрели, в любом из них мы найдем элементы непониманияреального положения вещей. Например, представители критическойпсихологии (К. Хольцкамп, П. Кайлер, К. Х. Браун и др.), оперируютпонятием «способность к действию», илиспособностью индивида, благодаря его участию в жизни общества, контролироватьсвои собственные условия жизни и распоряжаться ими. Развитие этойспособности якобы имеет две альтернативные возможности(определяемые социальными условиями и местом индивида в обществе):

1) ограниченное развитие, когда индивидприспосабливается к существующим условиям и подавляет свои«истинные» интересы, используя средства психологической защиты отнеудовлетворенности, дискомфорта и т.п.;

2) полное развитие, когда индивид осознаетсвои собственные потребности и борется за коренное улучшение условий жизни,свободно развивая при этом свои «сущностные силы». Все психические процессырассматриваются как аспекты этой способности.

В области мышленияони выделяют дихотомию «толкования» (обыденное мышление сосвойственными ему фетишизмом, упрощениями, персонификациями и т.п.)и «понимания» (проникновение в сущность вещей),в области восприятия – в противопоставлении «неадекватного (иллюзорного)восприятия действительности и адекватного ее восприятия». Задачейпедагогики и психокоррекционной работы мыслится воспитание такойличности, которая могла бы мыслить и действовать самостоятельно, чтопредполагает активное ее участие в общественной жизни вплоть до противодействиягосподствующим общественным отношениям (если они не способствуют положительномусамоосуществлению индивидов) и борьбы за их уничтожение.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.