WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 48 |

Равным образом икреативная личность, особенно с легкой степенью умственной одаренности в«социально защищенных условиях», при поддержке, может вполне сноснофункционировать в нормальном социальном смысле. При отсутствии такойподдержки и заботы и при высокой степени умственнойодаренности креативная личность всегда имеет шанс умереть и в нищете и водиночестве. За примерами, как я полагаю, далеко ходить не надо.

4

Олигофрения, как справедливоуказывают отечественные психиатры, является прежде всего аномалиейличности, обусловленной наследственной или врожденной неполноценностью мозгаили поражением его на ранних (до трех лет) этапах онтогенеза (64).В соответствии с принятой в нашей стране, и сохраненной в МКБ10–го пересмотра,классификацией принято различать в рамках олигофрении глубокую умственнуюотсталость (идиотию), при которой полностью отсутствует способностьассимилировать информацию, отсутствует мышление и речь, способность узнаватьокружающие предметы и людей, усваивать простейшие навыкисамообслуживания; умеренную умственную отсталость (имбецильность), при которойпоявляется рудиментарное мышление и понятия, возможно выработатьнесложные условные рефлексы – навыки опрятности и самообслуживания, имеется эмоциональнаяреакция по отношению к окружающим и легкую умственнуюотсталость (дебильность), основным признаком которой является недоразвитиеабстрактного мышления, неспособность к полноценному отвлечению иобобщению предметов и явлений действительности, особенно нагляднопроявляющуюся в период школьного обучения. Олигофрены в степенидебильности не способны обучаться в массовой школе и приобретать специальныепрофессиональные навыки.

Блейлер считал, что олигофренияотличается от всех других душевных болезней тем, что вследствиенедостаточного усвоения опытного материала у них в детствеобразуются скудные и ненадежные представления и понятия, а с другойстороны тем, что с имеющимся опытным материалом они не в состоянии достаточнооперировать вследствие того же наличия убожества в ассоциативныхсвязях. Он же совершенно справедливо указывал, что «олигофрения...не отграничивается точно от нормы, постепенным переходом служит дебильность,ограниченность или глупость. Да и внутри этой группыимеются лишь постепенные переходы в области психики» (138).

Он называл идиотией низкий уровеньинтеллекта, приводящий к полной социальной непригодности, аимбецильностью –состояние, которое позволяет, «до известной степени передвигаться вчеловеческом обществе и иногда даже совершать настоящую работу. Дебильный умдает возможность в чрезвычайно простой обстановке существовать самостоятельно,но немедленно терпит крушение, как только к нему предъявляют даже средниетребования. Дебильность представляет, таким образом, – по мнению Блейлера, – промежуточную форму междуздоровьем и болезнью».

К дефектам развития главных функций психикипри олигофрении Блейлер относил:

1. Тенденцию застревать на восприятияхорганов чувств.

2. Невозможность отвязаться отповседневного.

3. Неправильное образование отвлеченныхпонятий.

4. Недостаточная способность кабстракции.

5. Невозможность объятия умом большогокомплекса идей или комбинации идеи наново.

Именно по способности устанавливатьассоциативные связи и предпринималась попытка разграничениямежду нормой и патологией. «Развитие ассоциативных связей колеблется вочень широких пределах – можно сказать, от идиота иот животного до гения – ибо высота интеллекта зависит, главным образом, отколичества возможных соединений... Там, где убожество последних мешаетуспешному развитию человека, мы говорим (в зависимости от степенирасстройства) об идиотии, имбецильности и дебильности, то есть о техболезнях, которые Крепелин объединяет под именем олигофрении»– писалБлейлер.

Все эти основные характеристики малоумныхличностей нам будет не лишним помнить, потому что, как указывал тот же Блейлер,олигофрения не отграничивается точно от нормы, и все свойства и характеристикиличности, описанные в рамках олигофрении, вомногом применимы и для значительной части примитивных личностей,которые не относясь по своей сути к патологии, в своем реальноминтеллектуальном и личностном развитии стоят много ближе к малоумнымличностям, нежели к среднестатистической норме.

5

Отсутствие четкой границы между малоумиемкак патологией и низким уровнем интеллектуального развития как нормой,привело к тому, что многие психиатры давно уже виделинеобходимость в практическом выделении и описаниисамостоятельных категорий лиц, которых с одной стороны нельзяформально отнести к группе малоумных личностей, но, с другой стороны, говоритьоб их полном (даже в среднестатистическом отношении) развитии достаточнопроблематично.

Основоположник отечественнойпатоперсонологии П. Б. Ганнушкин описал такой тип личности в классическойработе «Психопатии: их клиника и динамика» как группу«конституционально–глупых психопатов», обозначая их как «людей врожденноограниченных, от рождения неумных, безо всякойграницы, как само собой разумеется, сливающиеся с группой врожденнойотсталости (идиотией, олигофренией)»(34).

На нашем рисунке эта группаличностей обозначена цифрой «2’».

1 2’23

Рис. 2. Промежуточные типы личностей:2'–конституционально–глупые психопаты (по П.Б.Ганнушкину), die Unklaren (по E.Bleuler),высшее слабоумие (по von Gudden), салонное слабоумие (по Hoche)

По Ганнушкину, одной из отличительных чертконституционально–глупых является их большая внушаемость, их постоянная готовностьподчиниться голосу большинства, «общественному мнению»(«что станет говорить княгиня Марья Алексеевна!»); это – люди шаблона, банальности,моды; это тоже люди среды (Milieumenschen),но не совсем в том смысле, как неустойчивые психопаты: там люди идут заярким примером этой среды, за «пороком», а здесь, напротив, – за благонравием.«Конституционально–ограниченные психопаты – всегда консерваторы; изестественного чувства самозащиты они держатся за старое, к которому привыкли, ик которому приспособились, и боятся всего нового. Как людям с резковыраженной внушаемостью, им близко, им свойственно все«человеческое», все «людские слабости» и прежде всего

страх и отчаяние».

К конституционально–глупым Ганнушкин относил техсвоеобразных субъектов, которые отличаются большим самомнением и которыес высокопарным торжественным видом изрекают общие места или не имеющиеникакого смысла витиеватые фразы, представляющие набор пышных словбез содержания. Здесь же он упоминает о резонерах, «стремление которыхиметь о всем свое суждение ведет к грубейшим ошибкам, к высказыванию в качествеистин нелепых сентенций, имеющих в основе игнорирование элементарных логическихтребований».

Ганнушкин указывал, что одним изпервых данный тип личности описал Блейлер, также противопоставляя его обычнымолигофренам. Блейлер назвал этот тип людей «die Unklaren»(«нечеткие», «неясные»), подчеркивая, что для них всегдахарактерна определенная неясность понятий. «Бывают случаи, – писал Блейлер, – которые вовсене так бедны ассоциациями и тем не менее образуют неясные понятия.До сих пор они не были описаны отдельно. Неясность, по–видимому, связана снедостаточной прочностью ассоциативного комплекса, так что данное понятиеили идея определяется больным то так, то эдак, причем больной не замечает этойнесогласованности. Большей частью это люди активной натуры,родственные маниакальному темпераменту, они обладают порядочным илидаже очень большим воображением и очень непостоянны в своихжеланиях и поступках».

Более легкие степени этих, а такжеаналогичных расстройств, как пишет Блейлер, называются со времениvon Gudden'а «высшим слабоумием», а по Hoche «салонным слабоумием».Отмечается, что эти люди неплохо усваивают предметы в школе, однако вцелом плохо справляются с жизнью, несмотря на большуюактивность. В противоположность обыкновенным олигофренам они многознают, но мало умеют. «Обладая хорошей памятью и большим илименьшим даром речи, они вводят в заблуждение многих учителей,они даже могут получить аттестат зрелости и сдать благополучно и высшиеэкзамены. Главным образом поражает способность быстро применяться кобстановке, однако это носит чисто внешний характер. В известных отношениях ониявляются психологами по инстинкту и могут поэтому отлично «пленять»людей. К этой категории принадлежат некоторые удачливыеплуты. Однако, если точнее присмотреться к их устным ипечатным произведениям, можно обнаружить повторение чужих идей в новомрасположении и туманное их развитие. Один молодой человек добился степениприват–доцента, акогда ему пришлось по службе встретиться с девушкой, которая внебрачнозабеременела, он никак не мог понять, как это возможно; пуповину он считалбрюшным плавником плода. Другой держал политические речи,однако был глубочайшим образом убежден, что единственная цель центра– «дурачить народ»(что, кстати, как раз не свидетельствует о его слабыхинтеллектуальных способностях). Третий был знахарем, писал бесконечную массуброшюр, имел громадные доходы и столько приверженцев, что они образовалисоюз с множеством отделений для распространения его откровений;союз существовал много лет» (138).

Именно к этому типу личностиотносятся в значительной своей массе те примитивные психотерапевты, окоторых речь шла выше. Их инстинктивная психология и способность«пленять» людей заключается не в их профессиональных навыкахи знаниях, а непосредственно в особенностях структуры их личности.По своему душевному складу они очень родственны, очень близкии понятны массе примитивных личностей, и именно они иногда в большей степени,чем профессиональные психотерапевты, способны понять исопереживать «простые» беды «простого» человека, и в этом секрет ихуспеха. Они не только не стесняются использовать все те методыпримитивной психотерапии, о которых я уже говорил, но и зачастую сами искренневерят в них (верят, потому что видят их эффективность), а ихвера и уверенность в своих силах рождают веру в свою очередь и у пациентов.Врач–профессионалнесомненно лучше понимает своего пациента как «вещь», но в понимании больногокак личности нам можно во многом поучиться у примитивныхпсихотерапевтов.

Помимо группы «die Unklaren» Блейлерпредлагал выделять еще одну группу – «относительное слабоумие», вкоторую «высшее слабоумие» по его словам, также переходит безкаких–либо резкихграниц. В этой группе, по наблюдениям Блейлера, часто, хотя ине всегда имеется «известная неясность мышления». Существенным моментомявляется «несоответствие между стремлением и пониманием. Это люди, ума которыххватает для обыкновенного положения в жизни,иногда даже для несколько более трудного; однако они слишкомактивны и берутся за то, чего не могут понять, и поэтомуделают много глупостей и терпят неудачи в жизни». Блейлер относил туда«элементарно простых, примитивных людей, лишенных духовных запросов, но хорошосправляющихся с несложными требованиями какого–нибудь ремесла;иногда даже без больших недоразумений работающих в торговле, даже вадминистрации. При этом он совсем не останавливается на причинах, вызывающих кжизни «интеллектуальную дефектность» этого рода людей. Нохарактерно его указание, что подобного рода люди иногда хорошо учатся (у нихсплошь и рядом хорошая память) не только в средней, но и дажев высшей школе. То есть, это ни в коем случае не олигофрены. Единственнаяслабость этих людей заключается в том, что когда они вступают в жизнь, тоесть достигают зрелости, когда им приходиться применять их знания кдействительности, проявлять известную инициативу, – они оказываются совершеннобесплодными. Они умеют себя «держать в обществе», говорить опогоде, говорить шаблонные, банальные вещи, но не проявляют никакойоригинальности».

6

Все приведенные выше описания«конституционально–глупых», «высшего слабоумия», «салонногослабоумия», «относительного слабоумия» относятся к пограничной, краевой,прилегающей и постепенно переходящей в олигофрению, области примитивныхличностей, и все эти описания исключительно верны, разве что за однимисключением –попыткой утверждать (встречающейся и у Блейлера и у Ганнушкина), что все онипредставляет собой «болезненную форму».

Примитивная личность не является по своейсути болезненной формой. И описанные Ганнушкиным и Блейлером краевые,выраженные варианты не представляют собой исключения.Одним из главных разграничительных критериев между олигофренами ипримитивными нормальными личностями является способность последнихдостаточно адекватно усваивать необходимый минимальный запасобщеобразовательных знаний, овладевать профессиональными навыками и, вобщем плане, достаточно адекватно без посторонней помощи адаптироваться кжизни. Они вполне трудоспособны и как писал Музиль «есть тысячи профессий, вкоторые люди уходят целиком; там весь их ум. Если же потребовать от нихчего–то вообщечеловеческого и общего всем, то остаются, собственно, тривещи – глупость,деньги или, в лучшем случае, слабые воспоминания о религии»(192).

Да, такие люди лишеныдуховных запросов, они бесплодны в плане инициативы и творчества,они консервативны, держатся за старое, боятся всего нового, внушаемы,легковерны, шаблонны и банальны (все это и составляет сутьпримитивной личности), но с другой стороны, их знаний и навыков вполне хватаетдля адекватного приспособления к жизни, они получают общееобразование, профессию, создают нормальную семью ипроживают нормальную жизнь.

Поэтому примитивная личность– это не только непатология, но и не какой–то суррогат личности или недоразвитая, дефектная, неполноценная,не достигшая своей полной актуализации личность. Это абсолютно нормальная,здоровая, законченная в своей исполненности, актуализированная личность,в основе своей имеющая процесс нормального завершенияонтогенетического индивидуального созревания.

При этом существенное снижениеэнергетического потенциала индивида, и, какследствие, снижение адаптационных ресурсов личности, пластичностипсихических процессов, нельзя даже назвать ранним. То, что подобныйпроцесс происходит у подавляющего большинства людей в возрасте20–25 лет говорит отом, что это никакое не раннее снижение, а как раз нормальное,биологически предопределенное снижение, такое же нормальное инеобратимое, как и весь процесс старения.

Ранним его можно называть лишь в томотношении, что в популяции мы имеем незначительную часть особей, чье личностноеразвитие и духовный рост продолжаются существенно дольше, нежели в массе.Но, сравнивая количество примитивных и креативных личностей, сравниваяособенности их психосоциального функционирования мы приходим квыводу, что к области «не нормы», девиации следует отнести как раз креативнуюличность, а не примитивную.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.