WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 48 |

Ситуация часто обостряется еще и тем,что ребенок, подросток или молодой человек в этот период не могут найтиподдержки со стороны самых близких людей, которые расценивают егонесостоятельность как «дурь», лень и подлоепредательство своих, идентифицированных на подростка,идеалов.

При этом, с одной стороны,чрезвычайно опасен сам момент кризиса аутентичности, так каквышеописанный фактор, входит в триаду самыхмощных личностно-значимых психотравм, известных психотерапевтам: угрозасобственной жизни и здоровью, угроза жизни и здоровью близких людей,угроза своему социальному статусу и материальномублагополучию.

Не случайно именно в этот период мынаблюдаем резкое усиление самых серьезных деструктивных формдевиантного поведения, включая аддиктивное и суицидальное.

Но, с другой стороны,чрезвычайно нехороши и последствия кризиса аутентичности. Подросток и молодойчеловек, ориентированный на функционирование в группах высокогоразвития, одновременно не получает навыков функционирования в техсоциальных группах, которые реально соответствуют его индивидуальномуличностному потенциалу. И поэтому, в послекризисный период зачастуюне происходит даже, казалось бы, возможного плавного перехода на ступенькуниже, как можно было бы предполагать по логике вещей, а личность опускается впрямом и переносном смысле иногда на несколькоступеней ниже и вынуждена функционировать на уровне, который даже объективнониже имеющегося потенциала.

Вместо того, чтобы получить хорошеесреднее профессионально–техническое образование, человек растрачивает время на многолетниебезуспешные попытки получить высшее образование (сколько таких страдальцев,грызущих с упорством, достойным лучшего применения, гранит науки, можнонаблюдать в любом институте или университете). Когда же попрошествии иногда лишь десятилетия «вечный студент» наконецвыбрасывает белый флаг, он остается по сути дела не толькобез высшего, но и вообще без какого–либо профессиональногообразования, совершенно не приспособленный к жизни, дезинтегрированный идезадаптированный. Он не может функционировать на том социальномуровне, на котором ему хотелось бы функционировать, но он не может ужефункционировать и на том уровне, на котором он мог бы функционировать икоторый вполне соответствует его личностным потенциям. Времяупущено, поскольку период от 16 до 25 лет в планеполучения профессионального образования является в какой–то мере сенситивнымпериодом. Личностный онтогенез не имеет обратного хода, равно как ииндивидуальный онтогенез. С этого момента такой человек уже становитсяпотенциальным клиентом психотерапевта или нарколога (не знаю, что хуже).

Особенно наглядно подобные явления можнонаблюдать в семьях, в которых оба родителя имеют высшееобразование, и когда происходит безальтернативная идентификация насвоих детей, которые «никак не могут быть ниже своих родителей». То, чтодети должны иметь высшее образование, рассматривается в таких семьях какнечто само собой разумеющееся, как нечто не подлежащее обсуждению, а отсутствиевысшего образования –как нечто ненормальное. Все это усугубляется тем, что многиеиз таких родителей в силу социального или материального положенияобладают возможностями «помещения» своих детей в систему высшего образования вобход худо–беднофункционирующей экзаменационной системы. Не отсеявшись на вступительныхэкзаменах, не проверив себя на практике, и пусть болезненно, но вовремя неначав функционировать на более аутентичном социальном уровне, такие людитратят свое драгоценное время (я уже не говорю о времени преподавателей)попусту, с каждым годом двигаясь к тому страшнейшему кризисуаутентичности, из которого уже нет никакого выхода, кроме какв пьянство, ипохондрию, психосоматические заболевания исамоубийство.

Этот феномен мы наблюдаем не толькопри идентификационных отношениях родители – дети, но иногда ипри идентификационных отношениях между супругами.

Мне в своей практике неоднократноприходилось наблюдать случаи, когда девушка с достаточно высоким личностнымпотенциалом, девушка, так сказать, «духовная», выделяющаяся из окружающей средысвоими иногда реальными, иногда завышенными запросами, своейпридирчивостью и разборчивостью, истово ждущая своего принца,вместе с которым она окунется в мир духовной гармонии и калокагатиии рука об руку пойдет в царство правды и красоты и т.п., к 25– 30 годам осознает,что принцев нет, а есть то, что есть. А годы уходят. Непонимание и своеобразноеуважение окружающих сменяется усмешками и «сочувствием», и она«выскакивает» замуж в прямом смысле за первого встречного. Иэтот первый встречный очень часто – хороший, простой, работящий, добрый,заботливый нормальный парень, мечтающий о семье, жене, детях идомашнем уюте. Но не тут–то было. Эта «принцесса», не найдя себе готового «принца»,начинает делать его, так сказать, «из подручных средств». Онаначинает терроризировать бедного супруга тем, что он не читает Достоевского,что он не знает, кто такой Вагнер, Ницше иРильке. Она «тычет» в него Кафкой и билетом в оперный театр, в которомнесчастный последний раз был в первом классе, во времямассового культ–похода. Страдалец получает бесконечные упреки, что он некультурен,необразован, глуп, примитивен и т.п., и, в конце концов, превращается в глубоконесчастного человека, которому жизнь становится не в радость,и он начинает пить и бить свою жену, которая, в свою очередь, поступает к намна лечение.

Однажды мне пришлось консультироватьсупругов уже достаточно зрелого возраста (и тому и другому было подсорок). У обоих это был повторный брак. Она работала преподавателемв высшем учебном заведении, а он работал актером в театре. Впрофессиональном и творческом плане муж не обладал какими–либо выдающимисяспособностями, но совершенно нормально справлялся со своей работой, очень любилее, несмотря на то, что играл большей частью роливторого плана. В какой–то степени он осознавал свой творческий, актерскийпотенциал, и если и переживал, как любой человек творческой профессии, своювторостепенность, то эти переживания не приводили его к личностнойдекомпенсации, а тем более к нервно–психическому срыву. Онудовлетворялся тем, что хорошо справлялся со своими обязанностями, икроме этого, старался компенсировать и свою потребность выделиться иматериальные потребности, работая с детьми в школах.

Однако его вторая женапочему–то вдругрешила, что творческий потенциал ее мужа и его реальные профессиональныеи творческие достижения не соответствуют друг другу, и что онвполне может добиться большего, если только приложит к этому усилия. С этойцелью она (как потом сама призналась) разработала целуюстратегию поведения, направленную на усиление творческой активностимужа. Она начала систематически специально «бить» по«больным точкам» личности мужа, постоянно намекая на его творческуюимпотенцию, что он как актер не состоялся, что то, что он выполняет наработе, не имеет к искусству никакого отношения, что если онне состоялся как актер, как профессионал – то это значит, что он несостоялся как мужчина, что настоящий мужчина не может довольствоваться вторымиместами на работе и т.д. и т.п. Причем она это делаласовершенно сознательно, будучи уверенной, что подобное поведение, вконце концов, приведет к положительным результатам, муж станетболее активным и добьется того, чего бы ей хотелось.

Когда они обратились ко мне, у мужауже была развернутая клиника неврастении с элементами психастении идепрессии (причем жена сама была вынуждена искать для негопсихиатрической и психотерапевтической помощи), семьябыла на гране распада, а муж уже собирался уходить со своей работы.

Таков результат внешней«активизирующей» детерминации. Душевные страдания, которые жена причиниласвоему супругу во время этого «стимулирующего» эксперимента, с трудом поддаютсяописанию. Он полностью утратил сон, в его поведении, вместо ожидаемойактивности и гибкости, начали резко преобладать черты пассивности, ригидности,застреваемости, психастеничности, тревожной мнительности, появилисьидеи самообвинения и самоуничижения, постепенно стала нарастать общаяастеническая симптоматика, появился депрессивный фон и суицидальныемысли.

На этом примере мы можем нагляднорассмотреть, как попытка идентификации со стороны жены,своего мужа с тем и чем, кем и чем он ни в коей мере неявлялся, привела глубокому кризису аутентичности – полной потере себя и утратесмысла жизни.

4

Поскольку кризис аутентичностиотносится к глубоко внутриличностному конфликту, изучение этого конфликтаневозможно вне рамок психодинамического направления в психологии и психиатрии.Именно это направление в первую очередь и с момента своего возникновенияобращает основное внимание на динамические внутриличностныепроцессы, особенно акцентируя свое внимания на тех внутриличностных силахи потоках, которые имеют антагонистическую направленность и могутвступать в конфликтные отношения. Однако досих пор внутриличностные конфликты рассматривались преимущественно какконфликты между различными сторонами или пластами психическойдеятельности. Динамическая теория личности Фрейда подразумевала, например, нестолько онтогенетическую динамику личности, сколько внутриличностныединамические процессы (и в том числе возможные конфликты) происходящиемежду различными подструктурами личности такими как Ид, Эго, Суперэго.Его исследования в этом направлении были продолжены его дочерью Анной Фрейд,которая подробно изучила и механизмы различных внутриличностных конфликтов испособы защиты «Я» от них.

Сама же история внутриличностныхконфликтов уходит своими корнями в далекое прошлое. Чтобы понятьвозможность онтогенетического внутриличностного конфликта, нужно знатьисторию филогенетического развития личности, и в частности, историюфилогенетического развития сознания и самосознания.

Возможность внутриличностногоконфликта нашла свое отражение уже в платоновсом мифе о вознице, правящемколесницей, в которую впряжены два коня: дикий, рвущийся идти собственным путемлюбой ценой, и породистый, благородный, поддающийся управлению. Возницасимволизировал разумную часть души, кони – два типамотивов: низшие и высшие. Разум, призванный согласовать эти двамотива, испытывает, согласно Платону, большие трудности из–за несовместимости низменных иблагородных побуждений. Два коня Платона, две части души находятся вконфликтных отношениях.

Если мы присмотримся, то сможем обнаружитьне только первые симптомы начинающихся внутриличностных конфликтов, но исимптомы нарушения аутентичности на самых ранних этапах развитиячеловечества. Видимо, уже тысячи лет тому назадчеловеку было трудно признать свою самобытность и самодостаточность и онзаявлял: «Я из рода Орла!», «А я из рода Змеи!», «А я из родаБизона!».

Этот феномен получил в этнографии название«тотемизм». Причем, тотемизм, как показали все исследования, – явление универсальное и широкораспространенное на всех континентах в обществах, находящихся на самых раннихстадиях социального развития. В XVI веке Гарсиласо де ла Вега впервыесообщил, что у жителей Перу знатные роды называют себя именами животных и ведутот них свое происхождение. Несколько позднее подобный же феноменбыл обнаружен у аборигенов Австралии и у индейцев СевернойАмерики(60).

Тотемизм не только «одна издревнейших форм осознания и упорядоченияотношений, один из важнейших социально–идеологических институтовпервобытного общества», – по словам Кабо, это один из древнейшихпризнаков своеобразного внутриличностного конфликта, а по большому счету инарушения аутентичности человеческого существования в целом, в глобальноммасштабе, признак того, что человек не желает или неможет быть тем, кем он в действительности является.

Из психиатров и психотерапевтовпроблемам аутентичности и проблемам нарушения аутентичности, большое внимание всвоих исследованиях уделял психоаналитик и основательгештальттерапии Фредерик Перлз. Это и не удивительно, если учесть, чтогештальттерапия в своих теоретических и лечебныхисследованиях придает ведущее значение целостности, нерасчлененностивидения мира, себя, ситуации.

В своих трудах Перлз писал, чтоуяснение экзистенциального вопроса в значительной мере прольет свет напредмет «суетности, противостоящей аутентичному (подлинному) существованию,возможно даже покажет путь преодоления раскола между нашей социальной ибиологической сущностью. Как биологические индивидуумы, мы являемся животными,как социальные существа – мы играем роли и игры. Как животные, мы убиваем, чтобы выжить,как социальные существа, мы убиваем ради славы, алчности,мщения. Как биологические существа, мы ведем жизнь, связанную с природойи погруженную в нее, как социальные существа, мы проводим жизнь«как если бы». Перлз считает эту проблему связанной с различием между инесовместимостью между самоактуализацией и актуализацией образа себя.Самоактуализация или аутентичность (подлинность существования)противопоставляется им суетности.

«Нет орла, желающегостать слоном, нет слона, желающего стать орлом. Они «принимают»себя, они принимают свою «самость». Нет, они дажене принимают себя, так как это может означать возможность неприятия. Онипринимают себя как что–то само собой разумеющееся, это не может подразумеватьвозможность другости. Они есть то, что они есть» – пишет Перлз. Люди пытаютсястать тем, чем они не являются. Люди «имеют идеалы, которые не могут бытьдостигнуты, стремятся к совершенству, чтобы спастись откритики, открывая дорогу к бесконечной умственной пытке... Психосоматическиесимптомы, отчаяние, усталость и компульсивное поведение заменяют радость бытия»(199).

Именно в дихотомии души и тела видитПерлз тот глубокий раскол, который настолько укоренился в нашейкультуре, что уже давно воспринимается как нечто само собойразумеющееся. Именно в этой фрагментации видит он основу конфликта,тревожащего человечество.

Нарушение аутентичности – проблема общечеловеческая итолько вера в свою избранность, в то, что все это не зря и недаром, помогает человеку терпеть тяготы существования вмире, где мы, по сути, чужие.

По словам К.Леви–Строса, тотем в тотемическойсистеме предстает уже не как естественный феномен, а как орудие мысли. Тотем не только орудие мысли, тотем – орудие и предмет сознания, такдля нарушения аутентичности феномен сознания совершенно необходим.

Мышление и сознание– результатразвития функциональных возможностей центральной нервной системы за считанныетысячелетия сделали человека сиротой на Земле. И как детишки в детскихдомах придумывают себе бесконечные истории о далеких и любящих ихродителях, так и древний человек, осознавая свое сиротство, стал создаватьбесчисленные мифы и легенды о своем кровном родстве с Природой.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.