WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 48 |

Труднее приходиться креативной личности,которая с каждым годом, после 25–30 лет начинает все больше ибольше осознавать собственную непохожесть, собственное одиночество, а вдальнейшем при неизбежном, только запоздалом регрессе, она переживаетего намного болезненнее, поскольку страдает в одиночестве и не умеетнайти себя в примитивной жизни. Динамика психической деятельности, равнокак и ее потолок, обусловлены биологически. После определенного периодарасцвета достигается пик, после которогоначинается более или менее плавный регресс, остановить который вряд ливозможно и нужно.

В период становления психическойдеятельности ребенок обладает значительной пластичностью и значительнымирезервными возможностями. В период становления психической деятельности можносущественно увеличить скорость и объем ассимилируемой информации, ееуровень сложности, то есть ребенка можно «развить». Это не столько трудно спрактической точки зрения, сколько опасно. Мы хорошо знаем, что рано или поздноначнется регресс, шансы на то, что период развития у ребенка окажется затянутымво времени ничтожно малы. При этом, чем выше взлет, тем круче будетперелом, тем острее и осознаннее будет кризис аутентичности,тем скорее мы можем ожидать самый широкий спектр различных психологических ипатопсихологических девиаций.

Родители, которые как бы ориентируют своегоребенка на бесконечное развитие, учителя, которые ждут от подросткабесконечного совершенствования, напоминают мне авиадиспетчеров, которыеотправляют в полет самолет, не думая о том, что ему суждено когда–нибудь приземлиться, и непозаботившись научить летчика выпускать шасси. Только жизнь– не гуманныйпедагог, она быстро умеет обламывать крылья.

При этом мы еще и еще раз подчеркиваем, чтов самом процессе инволюции нет ничего патологического и дажеболезненного. Сам по себе регресс, как и любой регресс, очень приятен.Страшен в психопатологическом отношении резкий перелом – кризис аутентичности. И даже нестолько он, сколько его осознание.

Развитие человека длится долго, но небесконечно. После более или менее длительного периода эволюции начинаетсянеотвратимый инволюционный процесс. В обыденном и научном языкепроцесс завершения развития обозначается очень просто: «зрелость»(«зрелая личность», «зрелый человек», «зрелые мысли», «зрелоерешение»). И если мы констатируем в определенный момент феномен зрелости,следующий шаг после зрелости – увядание. Когда человеческий индивид достигает зрелости, известнодаже неспециалисту и это никак не возраст 55–60 лет, с которого принятоотсчитывать старость. После 20–25 лет все люди в большей или меньшей степени начинаютподчиняться инволюционным процессам, которые неуклонно начинают превалироватьнад эволюционными процессами и неминуемо ведут человека к духовной и физическойсмерти.

Нравственность, религиозность идуховность – триколокола, звенящие по умершей личности. Там, где говорят о морали, вере и душе,нам не найти живой личности.

ГЛАВА5

КРИЗИС АУТЕНТИЧНОСТИ

1

Настоящая глава занимаетособое место в монографии и по своему смыслу и посвоему расположению. Особое место главы определяется пограничностьюописываемого феномена «кризиса аутентичности». Поскольку феномен этот(нормальный по своей сути) в ряде ситуаций может служить почвой длявозникновения различной психопатологической симптоматики, постольку и всяглава имеет как бы пограничное положение между психологией ипсихопатологией. Кризис аутентичности – проблема преимущественнопсихологическая, проблема актуальная, имеющая отношение к жизни каждогочеловека, проблема не только до конца неразрешенная, но и практически еще не осознанная.

Только после рассмотрения этого явления мысможем перейти к онтогенетической психопатологии и, как без онтогенезаличности нельзя понять сущность кризиса аутентичности, так и без кризисааутентичности нельзя понять сущность онтогенетической психопатологии.Будучи психологическим феноменом, кризис аутентичности принеблагоприятных условиях «обрастает» психопатологическойсимптоматикой, начиная представлять интерес не только для психологов, нои для психиатров, поскольку патологические процессы, возникающие внепосредственной этиологической связи с кризисом аутентичности, достаточносвоеобразны и, что самое главное, из других причин невыводимы.

Особый смысл главы определяется тем,что в психологии, а несколько позднее впсихотерапии и психиатрии более широкое распространение имееттермин «идентичность» и производные от него – «кризис идентичности»,«нарушения идентификации», «идентификационные неврозы».

Идентификация (от лат. identificare–отождествлять) понимается как уподобление, отождествлениесебя чему–либо иликому–либо. Изначальноэтот термин использовался в когнитивной психологии дляобозначения процессов распознавания образов и объектов. По основнымпризнакам феномен идентифицируется с субъективным образом и, такимобразом, опознается. В дальнейшем Фрейд стал использовать термин«идентификация» для обозначения процессов, с помощью которых ребенок усваиваетобразцы поведения других людей, в частности своих родителей, формируетСуперэго, принимает свою половую роль.

Представители социальной психологии (Л.Бандура, Т. Парсонс и др.) также рассматривали идентификацию, как важнейшиймеханизм социализации, в процессе которой индивид принимает социальнуюроль в группе, осознает групповую принадлежность,формирует свои социальные установки.

Понятие «идентификация» охватывает как бытри пересекающихся плоскости психической реальности. Во–первых, это процессотождествления себя с другим индивидом или группой, принятие(интериоризация) существующих внешних норм, ценностей, стилей поведения как«своих». Во–вторых,это возможность переноса своих чувств, желаний, фантазий, черт на другогочеловека, и как бы продолжение себя в другом (например, родители могут ожидатьот ребенка осуществления собственных честолюбивых замыслов, которые не удалосьполностью реализовать и, как писал Юнг, ничто в душевном отношении недействует сильнее на детей, чем непрожитаяжизнь родителей). И, в–третьих, под идентификацией понимают процесс постановкисубъектом себя на место другого с целью моделирования смыслового поля другого,взаимопонимания и взаимообщения (100).

Рассматривая идентификацию, как главную ипостоянную экзистенциальную проблему личности, Э. Эриксон понималпод идентичностью чувство обретения стабильности при адекватном разрешениисложных идентификационных задач (кризисы идентичности), возникающих передличностью на каждой из восьми стадий существования. На первойстадии ребенок для нормального развития должен испытыватьдоверие к окружающим его людям и среде, на второй стадии он долженовладеть определенными навыками самоконтроля, которые ожидают от негоокружающие, перейти на более автономный уровень существования, на третьейстадии – не боятьсяпроявлять инициативу, самостоятельно заниматься деятельностью, на четвертой– расширить запассвоих навыков и умений, приступить к элементам трудовой деятельности, на пятой– расширить спектрролевого поведения с сохранением собственной индивидуальности, нашестой – овладетьспособностью принимать на себя обязательства, принимать и понимать других, наседьмой – уметьсохранить созданное и проявить заботу, уметь пожертвовать собственнымиинтересами, во имя интересов будущих поколений (генеративность), ина восьмой стадии человек должен принять неизбежность смерти и смиритьсяс ней.

Если человек благополучно проходит черезвсе восемь жизненных кризисов, чувство идентичности позволяетему испытывать чувство самоуважения, собственногодостоинства, получать удовольствие от соответствия, иметь уверенность в смыслеи достойности собственной жизни. Если нет – его ждет постоянныйстрах перед будущим, перед возможным наказанием, сомнения,подозрительность, стыдливость, чувство несоответствиятребованиям и комплекс неполноценности, скука, обеднениемежличностных контактов, отвращение к жизни и отчаяние при мысли осмерти.

Д. Левинсон с этих же позиций описываетпять идентификационных транзиций, происходящих с каждым человеком впроцессе жизни: транзицию ранней взрослости ивступление в мир взрослых, транзицию 30–летних с последующейстабилизацией, транзицию середины жизни и начало средней взрослости, транзицию50–летних икульминацию средней взрослости и заключительную транзицию позднейвзрослости.

Ньюман полагает, что, поскольку человеквключен в общество, оно предъявляет своему члену в процессе онтогенезаразличные требования и отсюда вытекают жизненные кризисы, с которымиобязательно сталкивается каждый человек. Не всегда этикризисы полностью осознаются, но так или иначе считается, что принимаярешения к изменениям, люди помогают собственному социальному иличностному формированию путем постоянной идентификации (223).

Эти направления социальной психологиисформировались целиком и полностью в рамках экзистенциальной философиии психологии и основное внимание обращают на человеческуюэкзистенцию, существование человека в мире, проблему выбора, поставленнуюв свое время еще Кьеркегором. От того, как человек преодолеваеткризисные периоды собственной жизни, зависит не только ее динамика, но исодержание.

2

Среди российских психологов одним изпервых проблему человека и мира в их взаимосвязии взаимоотношениях поставил С. Л. Рубинштейн. Одна из его основныхработ «Человек и мир» была опубликована полностью лишьв 1973 году, хотя основные идеи этой книги были разработаны им ещев 20–30-х годах.«Мир, – по словамС.Л.Рубинштейна, –это совокупность вещей и людей, в которую включается то, что относится кчеловеку и к чему он относится в силу своей сущности» (105). Вдальнейшем эта проблема была исключительно тонко разработана В. С. Мерлиным врамках теории интегральной индивидуальности и в настоящее время переросла вглобальную теорию метаиндивидуального мира Л. Я. Дорфмана.

По словам Л. Я. Дорфмана: «жизненныймир – это не толькомир, в котором живет человек, но и человек, которыйсоздает свой жизненный мир» (46). Жизненный мир понимается как взаимоотношения,взаимодействия и взаимодетерминация человека и мира. Какчасть видо–родовой системы, человек взаимодействует с миром,следуя логике самого мира. Как самостоятельная система, человек взаимодействуетс миром в согласии с логикой и имманентными законами его (человека)собственного существования.

Анализируя все теории личности,разработанные за последние десятилетия, Л. Я. Дорфман, отмечает вних признаки увеличения интереса к имманентной внутриличностнойдетерминации и ее роли в генезе личности.

Предполагается, что жизненный мирчеловека пронизывают несколько потоков детерминации, наибольшийинтерес из которых представляют внешняя и внутренняядетерминация.

Первый источник детерминации (внешний)локализируется в видо–родовых структурах, к которым принадлежит человек (общество,культура, природа). В период раннего онтогенеза происходит интериоризацияналичных знаковых систем, к которым относится не только язык, но и вся системаневербальной коммуникации, «второй план», понятный исаморазумеющийся для представителей данной популяции, но практическинедоступный для людей, выросших в иной культуре. Интересно, что Дорфманотдельно отмечает, что в ряде случаев (а с нашей точки зрения– в подавляющембольшинстве случаев) человека вполне устраивают те рамки воспроизведенныхкачеств видо–родовыхсистем, в которые он включен, когда общество «принимаетна себя по отношению к нему родительские и контрольные функции». При этом онссылается на одну из ранних работ американскогопсихоаналитика и неофрейдиста Э. Фромма «Бегство от свободы», вкоторой последний подробно разбирает причину имеханизм того, почему современный человек, несмотря на все свободы, кровьюзавоеванные за последние столетия, в реальной жизни часто не только не желаетими пользоваться, но и бежит от них под защиту тоталитарных и дажефашистских систем.

Внешняя детерминация, как она понимается,определяет процессы идентификации и интериоризации. Человек, живущий в обществевынужден учитывать «правила игры», если он желает приобщитьсяк великой «жизненной игре».

Истоки второго источника детерминации(внутренней или имманентной) находятся в самом человеке. Как пишет Дорфман,человек выступает не только как часть мира, не только какподсистема системы, но и в качестве относительно автономной системы поотношению к миру. Внутренняя детерминация обнаруживает источникактивности в самом человеке и мир в этом случае предстает как его(человека) подсистема.

«В рамках внутренней детерминацииоткрывается с новой точки зрения проблема индивидуальности человека. В своембытии индивидуальность свободна от жесткой детерминации законами и природы иобщества» (46). Однако подобная свобода, как следует изопределения, возможна лишь в той ситуации, когда человек обладает имманентнымсобственным источником активности, то естьличностная свобода зависит от индивидуальныхособенностей и связана с той психической энергией, которая имеется у индивида.При избыточности психической энергии в количественном и, чтосамое главное, в онтогенетическом плане личность, вырастая вконкретном обществе, на деле «перерастает» общество и начинает «преждевсего подчиняться внутренней логике своего существования и развития,характеризуясь самобытностью и самоценностью».

Бродский вспоминает, как в возрастедесяти–одиннадцатилет его вдруг осенило, что изречение Маркса «бытие определяет сознание»верно лишь до тех пор, пока сознание не овладевает искусствомотчуждения; следовательно, «сознание само по себе, и оно может определятьбытие, а может и игнорировать его» (29).

В согласии с идеей имманентнойдетерминации, пишет Дорфман, находится антропоцентрическое мышление,которое предполагает, что человек находится в согласии и со своей природой и с окружающим миром. Такая форма существования обозначается понятием «аутентичность»и считается основной экзистенциальной ценностью (J. F. T.Bugental, 1981).Аутентичность, понимается как идеальное существование, когдачеловек не только идентифицирует себя с окружающей реальностью, но иучитывает себя как не менее значимую и ценную реальность.

Но, поскольку человек и в личностном, ипрежде всего в биологическом плане представляет собой уникальнуюиндивидуальность с имманентной внутренне детерминированной«траекторией развития» (в понимании Равич–Щербо), внешняя детерминация ипотребность в идентификации на различных этапахонтогенеза может вступать в противоречивые отношения с внутреннимивозможностями и потребностями личности. Таким образом, возникаетвозможность кризиса аутентичности, когда личность, идентифицируя себя сокружающей реальностью, утрачивает при этом аутентичность.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.