WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 59 |

В связи с этими судьбоносными принципамивозникает один вопрос, а именно: каким образом можно на практике упроститьобщественную жизнь Все усилия вязнут в формализме политического мышления.Остался без внимания характер государственной политики. Предполагается, чтомассы получат свободу, однако перед ними не ставятся практические социальныезадачи Не указано, что существующие народные массы не способны взять на себягосударственные и (затем) социальные функции. Нынешнеегосударственно-политическое мышление возникло на основе первоначальнойиерархической системы представительства и неизменно было направлено против массСколько бы громких слов не произносилось о «демократии», в политическомотношении мы все еще не вышли за рамки систем мысли, характерных для греческихи римских рабовладельческих государств Для претворения в жизнь общественногосамоуправления необходимо изменить не только форму государства. В соответствиис задачами и нуждами народных масс необходимо изменить общественную жизнь иуправление ею. Общественное самоуправление должно постепенно занять местогосударственною аппарата или взять на себя его рациональную функцию

«Введение советскойдемократии».

В 1919 году VIII съезд Российскойкоммунистической партии ввел советскую демократию. В январе 1935 года VII съездсоветов объявил о «введении советской демократии». Что означает этовздор

Для иллюстрации процесса, который привел к«введению советской демократии» в 1935 году, через шестнадцать лет послевведения советской демократии, мы расскажем небольшую историю.

В процессе изучения уголовного права некийстудент приходит к заключению, что антиобщественные деяния человека следуетрассматривать не как преступления, а как болезнь. Поэтому человека,совершившего такое деяние, нельзя наказывать. Болезни необходимо лечить и вестипрофилактическую работу по предотвращению рецидивов. Оставив правоведение,студент обращается к медицине. Практическая деятельность вытесняет формальнуюэтику. Некоторое время спустя он приходит к заключению, что в медицинскойработе необходимо применять немедицинские методы. Например, он хотел быотказаться от использования смирительных рубашек как метода лечениядушевнобольных, используя вместо них воспитательно-профилактические методы.Однако, несмотря на все разумные доводы, он вынужден использовать смирительныерубашки: слишком много душевнобольных. Ему не под силу справиться со всемибольными, и поэтому он продолжает применять устарелые методы, учитывая, что ихнепременно нужно заменить лучшими методами.

Идет время, и задача становится непосильнойдля него. Он не соответствует поставленной задаче. Слишком мало известно одушевных болезнях. Слишком много существует душевных болезней. В качестве врачаон должен защищать общество от душевных болезней.

Он не может осуществить свои добрыенамерения. Напротив, он вынужден возвратиться к старым методам, тем самымметодам, которые он прежде осуждал и собирался заменить лучшими методами. Онвсе чаще использует смирительные рубашки. Его просветительские планы потерпелинеудачу. Его намерение стать врачом, который предотвращает возникновениезаболеваний вместо того, чтобы лечить их, также не осуществилось. Его обращениес преступниками как с больными не принесло плодов. Он вновь вынужден упрятатьих в тюрьму.

Он не признается в своем поражении ни себе,ни другим. На это у него недостает мужества. Возможно, он даже не сознает это,Теперь он делает следующее абсурдное заявление: «Введение смирительных рубашеки тюрем для преступников и душевнобольных знаменует значительный рост моегомедицинского мастерства. Это настоящее медицинское искусство. Оно означает, чтомоя первоначальная цель достигнута».

Этот рассказ имеет много общего с историей«введения советской демократии» шестнадцать лет спустя после «введениясоветской демократии». Ее можно понять только при сопоставлении с основнойконцепцией «социальной демократии» и «упразднения государства», выдвинутойЛениным в «Государстве и революции». В данном случае объяснение этой меры,данное советским правительством, не имеет никакого значения. Только однопредложение из разъяснения, напечатанного в «Рундшау» (№ 7, 1935г., стр. 331),показывает, что этим актом, сколь бы он ни был оправдан, отменяется ленинскаяконцепция социал-демократии. В разъяснении говорится следующее:

«Диктатура пролетариата неизменносоставляет единственную форму подлинной власти народа. Она успешно выполнилаобе свои основные задачи: ликвидация эксплуататоров как класса, экспроприация иподавление их. а также социалистическое воспитание масс Диктатура пролетариатапродолжает беспрепятственно существовать».

Если эксплуататоры были ликвидированы каккласс и социалистическое просвещение масс увенчалось успехом, но все жедиктатура продолжает «беспрепятственно» существовать, тогда становитсяочевидной абсурдность всей этой идеи. Если выполнены предварительные условия,тогда почему диктатура продолжает беспрепятственно существовать Против когоили против чего направлена диктатура, если эксплуататоры уничтожены и массынаучились брать на себя ответственность за выполнение общественных функцийТакая нелепая формулировка всегда скрывает слишком очевидный смысл: диктатурапродолжает существовать, но теперь она направлена не против эксплуататоровстарой школы, а против самих масс.

Далее в «Рундшау» говорится: «Эта болеевысокая стадия социализма, союз рабочих и крестьян, насыщает новым, болеевысоким содержанием диктатуру пролетариата как демократию рабочих. Это новоесодержание нуждается в новых формах, т.е. в переходе к равноправному, прямому итайному голосованию рабочих».

Мы не хотели бы затевать спор из-запустяков: диктатура пролетариата (которая со временем должна уступить дорогусамоуправлению народных масс) существует одновременно с «самой демократической»демократией. Это —социологический абсурд, смешение всех социологических понятий. В данном случаенас интересует один важный вопрос: была ли действительно достигнута основнаяцель общественно-революционного движения 1917 года — упразднение государства ивведение общественного самоуправления Если да, то между «советскойдемократией» 1935 года и «пролетарской диктатурой» 1919 года, с одной стороны,и буржуазно-парламентарными демократиями Англии и Америки, с другой стороны,существует значительное различие.

Упоминается «дальнейшая демократизация»советской системы. Каким образом можно осуществить «дальнейшую демократизацию»Мы полагали, что по замыслу основоположников «пролетарской диктатуры», а такжепо своей природе и первоначальной форме «пролетарская диктатура» полностьюидентична социальной демократии (пролетарской демократии). Если же диктатурапролетариата полностью идентична социальной демократии, тогда невозможно ввестисоветскую демократию через шестнадцать лет после установления социальнойдемократии. В этом случае не может быть и речи о «дальнейшей демократизации».Разумеется, «введение демократии» означает (и в этом не может быть никакихсомнений), что социал-демократия ранее не существовала и диктатура пролетариатане идентична социал-демократии. Кроме того, нелепо утверждать, чтосоциал-демократия —«самая демократическая» система. Разве буржуазная демократия «менее»демократична В действительности буржуазно-парламентарная демократия являетсяформальной демократией; народные массы избирают своих представителей, но неучаствуют в самоуправлении посредством своих рабочих организаций. Ленинскаясоциал-демократия должна была стать качественно иной формой общественногорегулирования, а не просто политическим улучшением официальногопарламентаризма. Предполагалось, что на смену диктатуре пролетариата придетреальное, практическое самоуправление рабочих. «Диктатура пролетариата» исамоуправление трудящихся не могут сосуществовать. В качестве политическоготребования это утверждение не имеет смысла и приводит к путанице. Вдействительности диктатура партийной бюрократии правит народными массами,скрываясь под маской официального, демократическогопарламентаризма.

Следует учитывать, что Гитлер неизменно сбольшим успехом использовал в своих целях вполне оправданную ненависть народныхмасс к фиктивной демократии и парламентарной системе. На фоне политическихинтриг российских коммунистов фашистский лозунг «единство марксизма ипарламентарно-буржуазного либерализма» выглядел весьма убедительно. С 1935 годапошли на убыль надежды, возлагавшиеся на Советский Союз трудящимися всего мира.Реальные проблемы невозможно решить с помощью политических иллюзий. Необходимоиметь мужество, чтобы смотреть в лицо трудностям. Нельзя безнаказанно смешиватьясно сформулированные социальные концепции.

При установлении «советской демократии»упор делался на участие масс в управлении государством, на протекторатеотраслей промышленности над соответствующими отделами правительства и на праверабочих и крестьянских советов выражать свое мнение при решении тех или иныхвопросов в народных комиссариатах. Однако в данном случае нас интересуют иныевопросы.

1. Как массы реально участвуют вуправлении государством Происходит ли при этом постепенная передачаадминистративных функций народным массам в соответствии с требованиямисоциал-демократии В какой форме выражается это участие

2. Формальный протекторат отраслипромышленности над соответствующим отделом правительства не являетсясамоуправлением. Кто кого контролирует — правительственный отдел отрасльпромышленности или наоборот

3. Право советов выражать свое мнение внародных комиссариатах означает, что они являются придатками или в лучшемслучае исполнительными органами комиссариатов, тогда как Ленин настаивал напередаче всех бюрократических функций советам при повышении степени участия вих работе народных масс.

4. «Введение» советской демократииодновременно с «укреплением» диктатуры пролетариата может означать только отказот достижения основной цели — постепенного упразднения пролетарского государства и диктатурыпролетариата.

На основании оценки существующих данныхможно заключить, что введение «советской демократии» через шестнадцать летпосле введения советской демократии означает невозможность перехода отавторитарного правления к общественному самоуправлению. Этот переход неосуществился потому, что биопатическая структура масс и средства осуществлениякардинальной перестройки этой структуры не получили признания. Несомненно,попытки обуздать и лишить прав собственности отдельных капиталистов увенчалисьполным успехом. В то же время потерпели неудачу попытки просвещения масс сцелью воспитания способности упразднить и взять на себя функции государства,которое выступало в качестве угнетателя по отношению к ним. По этой причиненачалось постепенное угасание социал-демократии, получившей развитие в первыегоды революции. Кроме того, для обеспечения существования общества пришлосьукреплять государственный аппарат, замена которого так и не состоялась. Нарядус выдвижением на первый план политического значения колхозного крестьянства,«введение всеобщего избирательного права» в 1935 году означало повторноевведение формальной демократии. В принципе это означало, чтогосударственно-бюрократический аппарат, который становился все болеемогущественным, предоставлял бессмысленное парламентарное право народныммассам, неспособным уничтожить этот аппарат и самостоятельно вести свои дела.Мы не располагаем свидетельствами о том, что в Советском Союзе ведетсяподготовка трудящихся к осуществлению самоуправления. Разумеется, необходимоучить народ чтению, письму и правилам гигиены. Необходимо научить людейразбираться в моторах. Но это не имеет никакого отношения к общественномусамоуправлению. Гитлер тоже занимался всем этим. Развитие советского обществахарактеризовалось формированием нового, независимого государственного аппарата,который стал достаточно сильным, чтобы создать в массах иллюзию свободы, неподвергая опасности свое существование. Аналогичный процесс характеризовалразвитие гитлеровского национал-социализма. Введение советской демократиизнаменовало не шаг вперед на пути развития, а шаг назад, возвращение к старымформам общественной жизни. Какие существуют гарантии тому, что государственныйаппарат Советского Союза прекратит существовать, когда массы научатся управлятьсвоими делами В данном случае сентиментальность неуместна. В своем развитиирусская революция натолкнулась на непредвиденное препятствие и поэтомупопыталась скрыть его под покровом иллюзий. Этим препятствием оказаласьпсихологическая структура личности, которая за прошедшие тысячелетия приобрелабиопатический характер. Абсурдно возлагать «вину» на Сталина или кого-нибудьдругого. Сталин был лишь орудием обстоятельств. Только на бумаге процессобщественного развития выглядит таким же легким и приятным, как прогулка влесу. В действительности социальный процесс постоянно сталкивается с новыми,неизвестными трудностями. Это приводит к неудачам и отходам на прежние позиции.Необходимо научиться распознавать, анализировать и преодолевать препятствия. Ивсе же обоснованность перспективного плана переустройства общества нуждается впериодической проверке. Необходимо честно признавать упущения в его разработке.Только таким образом можно сознательно изменять, улучшать и претворять в жизньплан переустройства общества. Для преодоления сопротивления сил, препятствующихдостижению свободы, нередко необходимо использовать интеллектуальный потенциалмногих людей. Но дурачить народ иллюзиями — значит совершать преступлениепротив общества. Когда честный руководитель народных масс заходит в тупик ипонимает свое бессилие, он уходит в отставку, освобождая место для других. Вслучае отсутствия лучшего руководителя он честно расскажет обществу осложившемся положении и вместе с народом подождет, пока ход событий илииндивидуальная интуиция не приведут к решению. Но политический деятель боитсятакой честности.

В защиту интернационального движениярабочих следует сказать, что в своей борьбе за подлинную демократию емупришлось столкнуться с невероятными трудностями. Люди всегда становятся насторону тех, кто заявляет: «Диктатура пролетариата — это такая же диктатура, как илюбая другая диктатура. Это вполне понятно, ибо почему только теперьпонадобилось "вводить" демократию» Нет оснований радоваться похваламсоциал-демократов в адрес Советского Союза. Это была горькая пилюля,формальность. В процессе развития нередко приходится признавать объективнуюнеобходимость отхода на прежние позиции, но это не означает, что необходимоскрывать такой отход, пользуясь фашистским методом лжи. Когда в 1923 году Ленинвводил новую экономическую политику (нэп), он не сказал: «Мы перешли от низшейстадии диктатуры пролетариата к высшей стадии. Введение нэпа знаменует огромныйуспех на пути к коммунизму». Такое заявление тотчас подорвало бы доверие ксоветскому правительству. Введя нэп, Ленин сказал:

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.