WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 59 |

Раннехристианское движение нередко по правуназывают «социалистическим». Основоположники социализма рассматривали восстаниярабов в древности и крестьянские войны в средние века как предвестниковсоциалистического движения XIX и XX столетий. Отсутствие промышленности,средств международной связи и социологической теории не позволили им достичьуспеха. По мнению основоположников, построить «социализм» можно только намеждународном уровне. С социологической точки зрения национальный илинационалистический социализм (национал-социализм = фашизм) суть не что иное,как абсурд. Строго говоря, этот термин предназначен для обмана масс.Представьте себе врача, который открывает лекарство для лечения определеннойболезни и называет его «сывороткой». Затем появляется спекулянт, собирающийсязаработать деньги на людских болезнях. Он составляет яд, способный вызватьопределенную болезнь, которая в свою очередь вызывает у больного страстноежелание выздороветь. Спекулянт называет этот яд «целебным средством». Онстановится национал-социалистическим наследником врача — аналогично тому, как Гитлер,Муссолини и Сталин стали национал-социалистическими наследникамиинтернационального социализма Карла Маркса.

Чтобы быть точным, стремящийся разбогатетьна болезнях спекулянт должен назвать свой яд «токсином». Тем не менее онназывает яд «сывороткой», так как ему прекрасно известно, что он не сможетпродать токсин в качестве лекарства. Это применимо и к таким терминам, как«социальный» и «социалистический».

Произвольное употребление терминов, имеющихопределенное значение, неизбежно приводит к безнадежной путанице. Понятие«социализм» нераздельно связано с понятием «интернациональный». Теориясоциализма предполагает наличие определенного уровня развития международнойэкономики. Империалистическая борьба за рынки, природные ресурсы и центрывлияния неизбежно перерастает в хищнические войны. Экономическая анархиянеизбежно становится основным препятствием на пути дальнейшего ростаобщественной производительности. Хаотический характер экономики неизбежностановится очевидным для всех: например, для приостановки резкого падения ценуничтожают излишки продуктов в то время, когда большинство народа голодает.Частное присвоение коллективно произведенных товаров неизбежно вступает вострое противоречие с общественными потребностями. Международная торговлянеизбежно приходит к пониманию, что тарифные границы национальных государств ирыночный принцип составляют непреодолимые барьеры.

После 1918 года на всей планете получилиогромное развитие объективные общественно-экономические предпосылки дляформирования международных подходов. Аэроплан позволил сократить огромныерасстояния, разделяющие народы и культуры. Интенсивный рост международныхперевозок позволил начать стирание столь заметных в прошлые века различий вкультуре. В XIX столетии между арабом и англичанином существовали болеезаметные различия, чем в середине XX столетия. На авантюристов налагаются всеболее суровые ограничения. Короче говоря, идет стремительный ростобшественно-экономических предпосылок развития интернационализма43. Однакоэкономическое развитие интернационализма не сопровождалось соответствующимразвитием идеологии и структуры личности. Успешно развиваясь в экономическомнаправлении, идея интернационализма почти не продвинулась в области идеологии ив структуре личности. Об этом свидетельствует не только положение рабочегодвижения, но и появление в Европе националистических диктаторов: Гитлер вГермании, Муссолини в Италии, Дорио и Лаваль во Франции, Сталин в России,Маннергейм в Финляндии, Хорти в Венгрии и др. Никто не мог предвидеть появлениятакого раскола между общественно-экономическим прогрессом и регрессом вструктуре личности. Отход рабочего интернационала на позициинационал-шовинистического социализма знаменовал собой нечто большее, чем крахстарого освободительного движения, которое неизменно сохранялоинтернациональный характер. Произошло беспрецедентное распространениеэмоциональной заразы в самой гуще угнетенных общественных групп, которые, какполагали великие мыслители, должны построить новый общественный порядок. Самыйнизкий уровень «национал-социалистического» вырождения был ознаменован вспышкойрасовой ненависти в среде американских белых рабочих по отношению к чернокожимрабочим и полной утратой общественно-политической инициативы и перспектив вряде крупных профсоюзов. Когда идея свободы воспринимается на уровнесержантской ментальное, тогда она оказывается в незавидном положении. Стараяжестокая несправедливость отомстила массам, которым нечего было продать, кромесвоей рабочей силы. Безжалостная эксплуатация и безответственностьмогущественных капиталистов нанесли ответный удар, подобно бумерангу. Посколькуидея интернационализма не укоренилась в структуре личности,национально-социалистическое движение озадачило своих противников, когда началоиспользовать в своих целях страстное стремление к интернациональномусоциализму. Под руководством сержантов, вышедших из среды угнетенных,интернациональное социалистическое движение раскололось на ряд национальноограниченных, изолированных, враждующих между собой массовых движений, которыелишь казались революционными. Положение осложнялось еще и тем, что, благодарястарой интернациональной ориентации своих сторонников, некоторыемассово-националистические движения стали интернациональными движениями.Итальянский и немецкий национал-социализм превратился в интернациональныйфашизм. Строго говоря, он привлекал к себе массы на международном уровне,приняв форму извращенного «националистического интернационализма». В этой формеон подавил подлинно демократические мятежи в Испании и Австрии. Героическаяборьба подлинных революционеров, оторванных от народных масс (1934—1936 гг.), походила на сражениепод Фермопилами.

Во всем этом отчетливо проявилсяиррационализм как психологической структуры масс, так и политики вообще. Втечение многих лет немецкие рабочие массы отказывались признать программуреволюционного интернационализма. И тем не менее после 1933 года они терпеливоснесли все страдания, вызванные подлинно социальной революцией, невоспользовавшись ни одним из ее завоеваний. Они жестоко заблуждались ипотерпели поражение от своего собственного иррационализма, т. е. от страхаперед социальной ответственностью.

Эти явления трудно понять. И тем не менее,несмотря на их кажущуюся непостижимость, мы попытаемся осмыслить этиявления.

После вступления Соединенных Штатов вовторую мировую войну получает все большее распространение интернациональная,общечеловеческая ориентация. В то же время у нас есть все основания опасаться,что такая ориентация может вызвать более фантастические иррационально-массовыереакции и более ужасные общественные потрясения, если авторитетные социологи ипсихологи не откажутся от своего высокопарного академизма и, пока еще непоздно, не примут активного участия в событиях и не попытаются помочь в ихосмыслении. Центр тяжести социологических исследований сместился с экономики напсихологическую структуру народных масс. Мы больше не ставим вопрос зрелостиэкономических предпосылок формирования рабоче-демократическогоинтернационализма. Теперь перед нами стоит более важный вопрос: еслипредположить, что общественно-экономические условия интернационализма достиглиполной зрелости, тогда какие помехи могут вновь предотвратить укоренение иразвитие идеи интернационализма в идеологии и структуре личности Каким образомможно преодолеть на массовом уровне социальную безответственность и склонностьподчиняться авторитету, пока еще не поздно Как можно предотвратить превращениеэтой второй международной войны, которую справедливо называют идеологической, ане экономической войной, в новый, более жестокий, шовинистический,фашистско-диктаторский национализм Политическая реакция живет и функционируетв структуре личности, в мышлении и действиях угнетенных масс, принимая формухарактерологической защиты, страха перед ответственностью, неспособности ксвободе и, наконец, эндемического нарушения биологических функций. Это— печальныереальности. Судьба грядущих столетий зависит от нашей способности илинеспособности решить эти проблемы с помощью естественной науки. Руководителиобщества несут огромную ответственность. Ни одну из этих проблем невозможнорешить с помощью политической болтовни и формальностей. Наш основной лозунг:«Хватит! Хватит политики! Решим основные социальные проблемы!» — это не игра словами. Самоепоразительное — этото, что население Земли никак не соберется с силами, чтобы покончить с горсткойугнетателей и поджигателей войны. Страстное стремление человека к свободе ненаходит реального воплощения из-за множества точек зрения на возможностьоптимального достижения свободы без принятия на себя непосредственнойответственности за болезненную перестройку структуры личности и социальныхинститутов.

Анархисты (синдикалисты) стремилисьустановить общественное самоуправление, отказываясь признать значениенеспособности личности к свободе и отвергая любую форму управления развитиемобщества. Они были утопистами и поэтому потерпели неудачу в Испании. Они виделитолько страстное стремление к свободе, но путали его с реальной способностьюбыть свободным и способностью жить и работать без авторитарного правления.Анархисты отвергали партийную систему, но затруднялись ответить на вопрос, какнародным массам научиться самим управлять своей жизнью. Немногого можнодостигнуть одной ненавистью к государству. Нудистские колонии тоже не далиощутимого результата. Проблема глубже и серьезнее.

Христиане с интернациональной ориентациейпроповедовали мир, братство, сострадание и взаимопомощь. Они занималиантикапиталистическую позицию и рассматривали жизнь личности винтернациональном контексте. В принципе, их идеи соответствовали концепцияминтернационального социализма, и поэтому они называли себяхристианами-социалистами (например, в Австрии). В то же время на практике ониотвергали каждый шаг общественного развития, направленный на достижение цели,которую очи провозглашали своим идеалом. В частности, католическое христианстводавно отказалось от революционного (т. е. мятежного) духа раннехристианскогодвижения. Католики соблазняли миллионы своих приверженцев мыслью онеобходимости смириться с войной, видеть в ней «перст судьбы», «кару запрегрешения». Войны действительно являются следствием прегрешений, носовершенно иных прегрешений, чем те, которые имеют в виду католики. Длякатоликов мирная жизнь возможна только на небесах. Католическая церковьпризывает смириться со страданием в этом мире и тем самым систематическиподрывает способность личности вести активную борьбу за свободу. Она непротестует, когда бомбят соперничающие (православные) церкви, но как толькобомбы стали падать на Рим, они стали взывать к богу и культуре. Католицизмформирует структурную беспомощность в народных массах, в результате чего,оказавшись в беде, они обращаются за помощью к богу вместо того, чтобыполагаться на свои силы и чувство уверенности в себе. Католицизм лишаетпсихологическую структуру способности к наслаждению, внушая человеку страхперед наслаждением. Неспособность к наслаждению и страх перед наслаждениемслужат источником многих садистских проявлений. Немецкие католики благословляютнемецкое оружие, а американские католики благословляют американское оружие.Один и тот же бог должен вести к победе двух злейших врагов. Здесь бросается вглаза иррациональная абсурдность ситуации.

Социал-демократы, придерживавшиесябернштейнианского варианта марксистской социологии, тоже споткнулись напроблеме психологической структуры народных масс. Социал-демократы, подобнохристианам и анархистам, опирались на компромисс между стремлением масс ксчастью и их безответственностью. Поэтому они предлагали массам неопределеннуюидеологию, «обучение социализму», которое не подкреплялось практическимрешением конкретных задач. Социал-демократы мечтали о социал-демократии и в тоже время отказывались признать необходимость подвергнуть психологическуюструктуру народных масс кардинальным изменениям, чтобы придать ейсоциал-демократический характер и сформировать способность жить в условияхсоциал-демократии. Они не имели ни малейшего представления о том, что школы,технические училища и детские сады должны работать на основе самоуправления.Более того, они не понимали, что необходимо вести на объективной основерешительную борьбу со всеми реакционными тенденциями, в том числе и в своихрядах. Не учитывали они и необходимости насыщения термина «свобода» конкретнымсодержанием для претворения в жизнь социальной демократии. Представляется болеецелесообразным использовать все силы для борьбы с фашистской реакцией, когданаходишься у власти, чем собираться с духом начать борьбу, когда потерялвласть. Во всех европейских странах социал-демократия располагала достаточнойсилой, чтобы покончить с властью патриархата как в структуре личности, так ивне ее. Патриархат копил силы на протяжении тысячелетий, и наконец его усилияувенчались кровавым триумфом в форме фашистской идеологии.

Социал-демократия сделала роковую ошибку,предположив, что изуродованные властью патриархата народные массы способны кдемократии и самоуправлению без предварительных изменений в их психологическойструктуре. Она отвергла добросовестные научные исследования (например,исследования Фрейда), направленные на осмысление сложной структуры личности.Поэтому социал-демократия вынуждена была принимать диктаторские формы в своихрядах и идти на компромисс за пределами своих рядов. Мы можем признатьправомерность конструктивного компромисса, т. е. такого подхода, когда точкузрения другого человека, противника, необходимо понять и согласиться с ней,если она лучше вашей точки зрения. В то же время нельзя оправдать такойкомпромисс, при котором принципы приносятся в жертву опасениям ускоритьконфронтацию. В этом случае нередко совершаются опрометчивые шаги, чтобыустановить хорошие отношения со злейшим врагом, склонным к убийству. В лагересоциализма царит дух Чемберлена.

В области идеологии социал-демократиязанимала радикальную позицию, а на практике — консервативную. Такая формула,как «социалистическая оппозиция его королевского величества», показывает, скольнелепой эта позиция выглядела. Социал-демократия невольно помогала фашизму, ибомассовый фашизм есть не что иное, как разочарованный радикализм плюснационалистическая «мелкая буржуазность». Социал-демократия опиралась напротиворечивую структуру масс, которую она не понимала.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.