WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 59 |

Заблудившись в лесной глуши Америки, группыпоселенцев стремились найти тропу, по которой они пришли, чтобы из известногорайона вновь отправиться вперед в неизведанные дали. Для этого они не создавалиполитические партии, не затевали бесконечные споры о неизвестной территории.Они не докучали друг другу составляя программы урегулирования спорных вопросов.Их действия носили естественный, рабоче-демократический характер и определялисьданной ситуацией. Они объединяли усилия, чтобы найти известное место, и,собравшись с силами, отправлялись в дальнейший путь.

Когда в процессе лечения вегетотерапевтзапутывается в сложном переплетении иррациональных реакций пациента, он незатевает с пациентом дискуссии о проблеме «существования или несуществованиябога» и не приходит в раздражение. Он анализирует ситуацию и пытается составитьсебе ясное представление о предыдущем ходе лечения. Он возвращается к томумоменту, когда он еще ясно понимал ход лечения.

Естественно, каждое живое существостремится установить и устранить причину бедственного положения, в котором онооказалось. В первую очередь оно не будет повторять действия, послужившиепричиной несчастья. Таким образом, опыт помогает преодолевать трудности. Нашимполитическим деятелям чужды естественные реакции такого рода. Можно утверждать,что они не могут ничему научиться на своем опыте. В 1914 году австрийскаямонархия развязала первую мировую войну. В то время она сражалась с оружием вруках против американских демократов. В 1942 году, во время второй мировойвойны, было выдвинуто предложение восстановить габсбургскую династию для«предотвращения» новых войн. Предложение было поддержано американскимидипломатами. Это —иррационально-политический абсурд.

Во время первой мировой войны итальянцыбыли друзьями и союзниками американцев. В 1942 году, во время второй мировойвойны, они стали злейшими врагами, а в 1943 году — снова друзьями. В 1914 году, вовремя первой мировой войны, итальянцы были «традиционными врагами» немцев. В1940 году, во время второй мировой войны, итальянцы и немцы были кровнымибратьями, «опять-таки на основе традиций». В следующей мировой войне, напримерв 1963 году, немцы и французы превратятся из «расово традиционных врагов» в«расово традиционных друзей».

Это — эмоциональное бедствие.Представьте себе следующую картину. В XVI веке появляется Коперник иутверждает, что Земля вращается вокруг Солнца. В XVII веке один из егопоследователей утверждает, что Земля не вращается вокруг Солнца, а в XVIII векеученик этого последователя Коперника утверждает, что все-таки она вращаетсявокруг Солнца. Однако в XX веке астрономы утверждают, что правы как Коперник,так и его последователи, поскольку Земля вращается вокруг Солнца и одновременноостается неподвижной. Если Коперника мы готовы сжечь на костре, то в случаеполитического деятеля дело обстоит иначе. Когда политический деятель несетнесусветный вздор, утверждая в 1940 году нечто совершенно противоположное тому,что он утверждал в 1939 году, миллионы людей выходят за рамки приличия иутверждают, что произошло чудо.

Серьезная наука, как правило, не выдвигаетновую теорию до тех пор, пока старые теории не перестанут удовлетворять научнымтребованиям. В случае неадекватности или ошибочности старых теорий начинаетсяпроцесс выявления и анализа их ошибок € последующей разработкой новых концепцийна основе полученных данных. Такая естественная методика проведения работ неСвойственна политикану. Для него не имеет значения число новых явлений иобнаруженных ошибок. Старые теории продолжают свое существование в виделозунгов, причем новые факты скрываются либо выдаются за иллюзии.Демократические процедуры вызвали чувство разочарования у миллионов европейцеви, таким образом, открыли путь к установлению фашистской диктатуры.Демократические политиканы не вернулись к исходным пунктам демократическихпринципов, не внесли в них поправки в соответствии с коренными изменениями вобщественной жизни и не придали им соответствующее направление. Вновь ставятсяна голосование процедурные вопросы, т. е. те формальности, которые стольбесславно были развенчаны в Европе.

Политические деятели стремятся разработатьи поставить на голосование систему обеспечения мира. Очевидно, что такаясистема вызывает чувство ужаса еще до начала ее разработки. Основные элементымира и сотрудничества физически присущи естественным трудовым взаимоотношенияммежду людьми и составляют основу обеспечения гарантий миролюбия. Их невозможно«внедрить», так как они уже существуют. Хороший врач не «внедряет» «новоездоровье» в тяжелобольной организм. Он выявляет здоровые элементы в больноморганизме и затем использует их в борьбе с болезнью. Это утверждениесправедливо и для больного социального организма, если подходить к нему с точкизрения социальной науки, а не с точки зрения политических программ и идей.Существует только одна возможность — развитие реальных, ужесуществующих условий свободы и устранение препятствий на пути этого развития.Но осуществлять это необходимо органическим путем. Невозможно навязать больномусоциальному организму гарантируемые законодательством свободы.

Взаимосвязи между массами и государствомлучше всего могут быть показаны на примере Советского Союза. Это объясняетсятем, что основа для осуществления социальной революции 1917 года былаподготовлена социологической теорией, которая подвергалась проверке в течениепоследних десяти лет. Русская революция воспользовалась этой теорией. Миллионылюдей приняли участие в социальном перевороте, вынесли его тяготы и пошлидальше. Что происходило в течение двадцати лет с социологической теорией имассами в «пролетарском государстве»

При серьезном подходе к проблеме демократиинеобходимо учитывать развитие Советского Союза. Какова природа этого развития,возможно ли его реализовать и каким образом можно его реализовать Различиемежду рабоче-демократическим преодолением трудностей иформально-демократическим политизированием ясно проявилось в отношенииразличных политических и экономических организаций к СоветскомуСоюзу.

1936 год: говорите правду, но каки когда

Началась итало-абиссинская война; однособытие стремительно следовало за другим. Никто не знал и не мог знать, какиеизменения произойдут в мире в течение следующих месяцев и лет. Рабочиеорганизации не вмешивались в ход событий. Рабочее движение было расколото намеждународном уровне и либо хранило молчание, либо бессистемно меняло точкизрения. Следует признать, что, несмотря на полную неудачу в области социальныхпреобразований, Советский Союз (в лице Литвинова) действительно в Женеве велборьбу за мир. Ожидались новые, невиданные потрясения, и необходимо былоподготовиться к ним. Потрясения могли привести к новому решению проблемысоциального хаоса. В то же время возможности, заложенные в таких потрясениях,могли остаться неиспользованными, как это произошло в Германии в 1918 и 1933году. Необходимо было объяснить структурную подготовку к социальнымпереворотам. Ни в коем случае нельзя было ввязываться в «перетягивание каната»между множеством противоречивых точек зрения на злободневные политическиевопросы. Необходимо было дистанцироваться от повседневной политической суматохии в то же время поддерживать связь с социальными процессами. Особую важностьтеперь приобрела работа над проблемой структуры личности. В первую очередьнеобходимо было внести ясность в проблему развития Советского Союза. Миллионытрудящихся в Германии, Англии, Америке, Китае и других странах лихорадочноследили за каждым шагом Советского Союза. Лица, сведущие в массовой психологии,знали, что если разочарование в Советском Союзе прибавится к катастрофе вГермании, то научная борьба за ясность составит существенно важную предпосылкувыживания в новой войне.

Приближалась европейская война, т. е.вторая мировая война на веку одного поколения. Еще оставалось времяпоразмыслить о тех изменениях, к которым может привести вторая мировая война.Человеческая мысль еще могла вести борьбу с новой бойней и достичь понимания,которое положит конец существованию поджигателей войны. Трудно было сохранитьспокойствие и ясность мысли тем, кто знал об этом. Но это необходимо былосделать, так как вторая мировая война, которая началась в Африке и вскоредолжна была охватить всю планету, неизбежно должна когда-нибудь закончиться, итогда народ потребует покончить с поджигателями войны и устранить ее причины.Но в то время еще никто не знал, как осуществить на практике этитребования.

В 1935 году было ясно, что Советский Союз всвоем развитии неизбежно столкнется со значительными трудностями. Хотяполитические деятели демократического толка в Германии, Скандинавии и другихстранах много говорили об этих трудностях, тем не менее они даже не пыталисьустановить их источник. Они не вернулись к подлинно демократическим работамЭнгельса и Ленина, чтобы пополнить свои знания об исходных социологическихосновах советского общества и затем прийти к пониманию его дальнейшегоразвития. Европейцы не могли игнорировать работы этих первооткрывателейподлинной демократии так же, как подлинные демократы в Америке не моглиигнорировать американскую конституцию и основные идеи таких первооткрывателей,как Джефферсон, Линкольн и др. Если Энгельс был выдающимся представителемнемецкой демократии, то Ленин был выдающимся представителем русской демократии.Не отвлекаясь на формальности, они устремляли свои помыслы к сути демократии.Их работы не упоминали из боязни попасть в разряд коммунистов или потерятьакадемическое или политическое положение. Энгельс был зажиточным фабрикантом, аЛенин — сыномсостоятельного чиновника. В среде «правящего класса» они были диссидентами,стремившимися создать систему подлинной демократии на основе марксистскойсоциальной экономики (которая, между прочим, тоже возникла в «буржуазныхкругах»).

Демократические основы идей Энгельса иЛенина были преданы забвению. Они предъявляли к сознательности европейцевслишком высокие требования, которые, как впоследствии выяснилось, оказались непо силам и русским социологам, и политическим деятелям.

В настоящее время (1944 г.) невозможно датьхарактеристику естественной рабочей демократии без учета тех форм, которые онаприняла в социально-политических идеях Энгельса и Ленина в период с 1850 по1920 год. Необходимо учитывать также и те формы, которые она приняла на раннихэтапах процесса развития в Советском Союзе в годы с 1917 по 1923. Русскаяреволюция была актом огромного социального значения. Поэтому с социологическойточки зрения имеет существенно важное значение задержка в ее развитии. Онадолжна послужить серьезным предостережением сторонникам демократическихпреобразований. Трудно возлагать большие надежды на чисто эмоциональныйэнтузиазм русских в их героической борьбе с Гитлером. В 1943 году мотивы этогоэнтузиазма, которые отсутствовали в годы с 1917 по 1923, имеют двойственнуюприроду. Они продиктованы эгоистическими военными интересами в значительнобольшей степени, чем стремлением к установлению подлиннойдемократии.

Нижеприведенный анализ развития СоветскогоСоюза был сделан в 1935 году. Спрашивается, почему результаты анализа не былиопубликованы в то время Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимодать краткое пояснение. В Европе невозможно было вести практическую работу вобласти массовой психологии вне рамок партий. Тот, кто вел научные исследованиябез учета политических интересов и составлял прогнозы, противоречившиепартийной политике, рисковал быть изгнанным из организаций и таким образомлишиться связи с массами. В этом вопросе все партии были единодушны. В своейдеятельности политическая партия ориентируется не на истину, а на иллюзии,которые обычно соответствуют иррациональной структуре масс. Научные истины дажемешают партийному деятелю выходить из затруднений с помощью иллюзий.Безусловно, как убедительно показало развитие событий в самой Европе (начиная с1938 года), иллюзии в конечном счете не приносят пользы. Научные истиныпредставляют собой единственно надежные принципы общественной жизни, ноприменительно к Советскому Союзу они выполняли функцию зародышей, неспособныхпробудить общественное мнение и тем более энтузиазм. Они вызывали угрызениясовести. Только вторая мировая война смогла повысить восприимчивость к реальнымфактам и, что более важно, показать широким кругам трудящихся иррациональнуюсущность всех форм политики. При установлении какого-либо факта ученогоинтересует только его применимость, а не желательность. Таким образом, ученыйнеизбежно вступает в острое противоречие с политикой, которую интересует неприменимость факта, а лишь его способность затрагивать интересы той или инойполитической группы. Социолог находится в сложном положении, так как, с однойстороны, он должен выполнить свою задачу — открыть и описать реальныйпроцесс, а с другой стороны, ему необходимо сохранить связь с основнымсоциальным движением. Поэтому перед публикацией неудобного фактическогоматериала он должен тщательно взвесить тот эффект, который его точныеформулировки произведут на народные массы, находящиеся преимущественно подвлиянием политического иррационализма. Научная социальная теория, обладающаяопределенным интеллектуальным диапазоном, может пробиться через все преграды ипревратиться в социальную практику только в том случае, если массы спонтаннопретворят ее в жизнь. Общее и спонтанное усвоение рациональных взглядов насущественные потребности общества может состояться после того, как будетполностью исчерпан потенциал устарелых систем мысли и враждебных делу свободыинститутов. Но устарелость этих систем в институтов должна быть доступнапониманию каждого человека. Например, благодаря суете политиканов в СоединенныхШтатах получило широкое распространение представление о политическом деятелекак раковой опухоли на теле общества. В 1935 году европейцы были далеки оттакого представления. Только политический деятель мог определять истинность илиложность того или иного явления.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 59 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.